Dark Fairy Tale: музей Сказки

Объявление



Кто захочет поиграть - http://staden.rusff.ru/ . Будем рады видеть))

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Прошлое » 14.04 Путь разноцветных лент


14.04 Путь разноцветных лент

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: утро.
Местоположение: Мираэль, и по пути.
Участники: Йен Д. Валенси, Ким Веллс.
Предыстория: говорят, самая легкая и подвижная душа выглядит, как птица. Самая глубокая - плывет по волнам.
Спасти душу, что ведет в Мираэль - вот, какой стояла цель. А заблудшие души сложно найти одному.
Фактор внезапности: можно.

0

2

Коснуться самых тонких струн.. Как чаша в руках, вода через край, переливается на солнце.
Когда-то все мы верили. Закружились в вальсе и вели за собой.
Когда-то была смелость. Смелость действовать, и не вспоминать былое.
Когда ты далеко, невольно создаешь себе образ уходящих. Вот уже добавилась черта, через месяцы волосы становятся ярче, а глаза - пронзительней. Через годы уходит тень, по знакомым коридорам бродит слабый отголосок; словно призрак появляется в волнах света и занавесках. Почти ловишь и тут-же забываешь. Остаются запахи, представления, голоса.
Это был друг. Он был, он изменился.
Люди всегда меняются, каждый день новые: измени их восприятие, и их мир перевернется, как будто открываешь карту.
Вчера у них не было цветов, а сегодня они замечают листья.
Ким редко думал о таких вещах. Но когда подходит встреча, все былое всплывает в памяти и создает ту самую тень в занавесках.
Как давно они не виделись? Возможно год, может и два.
"Привет!", да спокойно продолжили шаг, словно встречу назначили еще тогда, в том самом баре.
"Как твои дела?"
Мыслей было мало, отрывочные и иногда до нелепого смешные. Это редкий шанс встретить в Сказке человека своей эпохи.
С другой стороны, не лучшее место встреч - сказка.

Раньше они шли по домам с чехлами за спиной, а сегодня идут спасать заблудшую душу, провожая ветер и красивые атласные ленты. Сошло бы за название песни.
Вот так идешь по прошлому, и словно преодолеваешь тысячи ступенек.
- Ни разу не спал под деревом с кристаллами, - Ким взглянул на часы, невольно проверяя далекий бой часов с секундной стрелкой, - и души давно не спасал.
Еще несколько минут, и образы приобретают реальные черты, и верить начинаешь,
..и дышится спокойнее.
- Рад видеть тебя относительно живым, - слабо улыбнулся он, ловя взгляд.

+2

3

Солнце слепило глаза, щекотало ресницы. Легкий ветер настойчиво доносил тиканье часов. Знаете, как хорошо спится днем, когда случайно задремлешь в кресле? И ходит маятник, и отмеряет жизни, и успокаивает душу, провожая в сны.
День, ночь, утро.
Йен резко открыл глаза. Звук был неумолимым. Тревожно разносясь по комнате, намекал о том, что хватит спать.
«Может, у хозяина сломались часы?» - самое наибанальнейшее решение незамедлительно постучалось в круг догадок. Йен, смутно соображая, приподнялся на кровати, согнулся. Ребра свело от боли и тут в голове скоренько прояснились события недавнего времени. Больница, драка, больница. Руц (уважаемый ученый в голове парня теперь клеймом был выжжен в ранг себе подобного, назвать которого «господином» не поворачивался язык). Генрих.
«Кстати, как там Генрих? А-а-ам!» - зевая, парень попытался свернуть челюсть. Зажмурил глаза и снова открыл. Осмотрелся.
Все же это его комната. Не слишком шумно. Утро?
Тик-так!
«Sh-h-hit! Словно в ухе поселился сверчок-громкоговоритель».
Он покосился на прикроватную тумбочку. На бинты и мази. Затем задрал футболку и осмотрелся – ничего.
«Да что же это я. Мне же не сюда прилетело».
Йен ощупал деревянные половицы босыми ступнями, аккуратно поднялся, поймал равновесие – от долгого лежания перед глазами закружились мошки – и подошел к окну, встав несколько в сторону. Достаточно далеко, чтобы отразиться в мутноватом стекле. Плечо ныло, но на ощупь не вызывало подозрений.
«Ладно, посмотрим».
- Sh-h-hit, - целитель повторил свои недавние мысли вслух. Тихое шипение оправдывало то, что отражения Йен не увидел. Он вообще не увидел живых существ там, где должен был увидеть себя. Пытаясь разглядеть конструкцию, припомнил, что в стим-панк комиксах пападались подобные штуки, состоящие из шестеренок и обычно работающие на руку создателю.
- Чтобы это ни было, я не с вами, гайз, - Йен отвернулся. Привиделось, решил он. Стресс, напомнил себе. Побои. – Как здесь душно, - парень распахнул окно и высунулся по пояс на улицу, жадно наполняя легкие вкусным кислородом.
Чем дышат в Сказке доподлинно неизвестно, но зачем расшатывать веру в элементарное? Этих чудных простых вещей не так много. Пусть будут.
Воздух бодрил, искушал, легко касаясь запахами свежих булочек с корицей.
«Да, с корицей. Пусть будет корица».
- Тик-так! – подкинул тут же воздух и Йену показалось, как в переулке кутается в шарф чья-то тень, подмигивая изумлению парня. Миф поломанных часов превратился  в чуть слышное «Пш-шик!» и рассыпался мелкими камешками под ногами незнакомца в переулке. Сверкнула пара монет на мостовой. Провал тупика, в котором пряталась тень, зиял победной улыбкой.
- Надо меньше спать, - покачал головой Йен. – Пойду прогуляюсь.
Быстро накинув на плечи куртку и утонув в джинсах – похудел? – парень сбежал по лестнице. Отметил, что форма вполне приличная. А значит, ну их – те отметины, подарки зубов. Зеркало найдется как-нибудь в следующий раз. А сейчас надо куда-то деваться от звука часов.
«И больше воздуха мне».
Улица распахнула объятья, скрипнув дверями таверны. Звук часового механизма стал еще громче. Колотил в уши: я здесь, вот он - я, смотри на меня.
«Ожидайте», - Йен сделал этот знакомый жест «смотри на меня» - поднес пальцы к глазам и ткнул в воздух. По голове проехался гул и в левом ухе тренькнуло больше, чем в правом.
«Надо бежать! Без паники…» - ноги припустили по знакомой дорожке. Первым делом целитель исследовал знакомый, но ныне загадочный переулок и, конечно, ничего не нашел. Кроме пары монеток неизвестного происхождения. Сунув добычу в карман и сжимая металл в кулаке, парень хмыкнул и зашагал к центру города. Покружив пару часов, он понял, что часы слышно везде. И не ему одному.
- Мама, мои уши!
- Подожди, золотко, все скоро пройдет!
- Гадание на часах! Сколько кому отмеряно!
- Рыбий пузырь избавит вас от слуха, звука и обоняния!
– сомнительное предложение торговца даже вызвало ухмылку.
- Полегче, полегче, мне еще нужны мои органы чувств, как-нибудь справлюсь.
«Что не так с этим городом?» - ответа не было. И не сказать, что этот вопрос значился под ярлыком первоочередной важности. Больше хотелось уйти. А еще лучше - сбежать. Дома парень надеялся, на улице маятник, прикидывающийся громкоговорителем, сдохнет. Развеется в шуме человеческого труда. Но не тут-то было.
Йен потер виски, глаза, натянул капюшон по самый нос и свернул к телепорту. Он уже смог подавить чувство загнанности, но желание унести ноги вышло на новый уровень. Приобрело характер. Говорило: «Эй, парень, давай руку, следуй за дождем». Он втянул носом влажный запах. Воздух у телепорта тяжелыми каплями оседал на ярко-желтые кусты.
«В другой раз понюхаю,» - решил парень и шагнул ногой в неизвестность.
Бывало, он так и поступал – одной ногой из Валдена дотянуться до рандомного места скрашивало необходимость выбора. Толика риска добавляла путешествию пикантных нот. И хотя очутиться где-то в опасном, совсем уж незнакомом месте шанс был крохотный, это «Иду, куда не знаю» рождало улыбку.
За спиной пахнуло озоном, прибитая тяжелыми каплями пыль снова начинала подсыхать. Трава искрилась, подсвеченная солнцем. А то уже набирало высоту, барахтаясь в кудрявых облаках.

Шесты, синие ленты, дорога.
Йен ступил на путь и пробежался пальцами по развевающимся васильковым указателям.
- Здравствуй, Мираэль.
И свернул в противоположную сторону. К святилищу не тянуло. Встреча с богами имела смысл – а! Тиканье и тут! – но так хотелось просто походить, размяться, разработать мышцы, подставить лицо ветру, что трепал синие росчерки за плечами. Йен отбросил капюшон и бодрой походкой отправился против течения.
Так интересней.
Деревья приветливо шептались, тиканье разнообразилось стрекотом кузнечиков, в воздухе кружились стайки мелких стрекоз с разноцветными крыльями и смешными глазами. Вскоре тик-так в голове вплелся в естественный порядок и перестал раздражать. Затерся.
На перепутье снова показались шесты, ленты, ветер сменил направление и подтолкнул в спину. За поворотом маячил знакомый силуэт. Высокий, угловатый, темноволосый. Родной. Йен сказал бы так, но осекся. Он все еще не мог поверить, что Сказка подарила ему друга. Они редко виделись. Парень боялся называть его семьей. Но этот человек был ближе, чем все обитатели мира, который затянул, ударил в лицо маковым полем, а потом раскрыл глаза на то, что можно жить. Что бояться выходить на улицу необязательно. Что можно не слышать ощущения других – стоит только захотеть.
- Ким! – замахал рукой Йен издалека и преодолел разделявшее их расстояние в два счета, пробежавшись до контрактора. – Какими судьбами, дружище? Да я живее всех живых! Хочешь, посторожу твой сон? – он заулыбался, представляя, как Ким будет спать под разноцветными бликами кристаллов. – Только что ты хочешь увидеть? Будущее? Прошлое? Хочешь, сначала сходим к алтарю Мистрэ? Вдруг она подарит сладкие сны!

Отредактировано Йен Д. Валенси (2015-05-06 03:33:55)

+3

4

Бывают такие люди, что видят больше нужного.
Ким рассматривал друга с нескрываемым интересом, чувствуя, как заражается его эмоциями. Хочется ответить в том-же духе, порадоваться в ответ,
..при этом совершенно не понимая, откуда появляется энергия.

- Ленты, - Ким вышел чуть вперед, живо расставляя руки по сторонам, - они потрясающие.
Наверняка разносят вести с помощью ветров. Наверняка берутся от самых алтарей, и созданы проводниками. Красные.. синие. Белые. Пойдем по красной - дойдем до Мистрэ.
Он хмыкнул, медленно опуская руки. Почувствовал себя излишне взволнованным и снова пропустил сквозь себя.
Да, я бы хотел..
Вернувшись в свою спокойную кондицию, юноша благовейно вздохнул, вспоминая былое прекрасное ощущение таинственности.
Йен был тем человеком, с которым дистанция не менялась, а говорить можно было о чем угодно.
И вот, вокруг его рыжей головы ореол Сказки, а весь его вид будто возвращает в связь с реальностью. Может Эфи излишне активна сегодня? Невнимательность - первое, что замечаешь с теми, кто сплетен из реального. И выпадаешь быстро.

То было короткое послание, написанное быстрым почерком. И если бы не подпись.. Мысль, что письмо было отправлено не Йеном, аж разбудило воображение. Надо проверить.
- Прошлое бы посмотрел, - подтвердил он, медленно соображая, но быстро осматриваясь, - ты тут не без цели, раз нужна помощь?
Каким бы ни был красочным и проникновенным Мираэль, боги есть боги.
Все это время они не сбавляли темпа, огибали изумрудные деревья, дошли до красной арки с десятками лент, привязанных к ней. На мгновение показалось, что за ней слышен родник, или же падают бусины в воду.
- Подожди, Йен. Надеюсь, мы не собираемся спасать душу от Мистрэ? - Ким с наблюдательностью придирчивого туриста рассматривал дорогу впереди, шутки ради стукнув по дереву.

Отредактировано Ким Веллс (2015-05-08 00:02:25)

+1

5

- Ким, Ким, а ты помнишь эти сказки?! Постой, я знаю, что мы в Сказке, но все же. Помнишь? Налево пойдешь… Или нить Ариадны. Или… Что-то было еще, я точно помню. Не в наших книжках, а каких-нибудь заморских. Да и черт с ними, с этими непонятными русскими, интересно же! – ветер трепал красные ленты, но Йену больше нравились синие. Такие шелковые на вид. Такие текучие – в голову сразу лезли мысли о быстрых ручейках или мелких речках. – Ну, если хочешь, пойдем по пути красных.  По-твоему, проводники это придумали? Мне кажется, что все было бы слишком просто. Наверняка какие-то ленточки путают легкомысленных созданий и ведут не туда. Или меняются в дороге, - парень, как всегда, был полон идей.
А сейчас его сознание не засоряло то, что перетягивает внимание на себя. И он мог спокойно излагать свои собственные мысли, вплетать их в безумные планы, не отвлекаясь. За это он и любил проводить время с Кимом. Жаль только, виделись они редко. Но ничего, это приключение – целитель был уверен, что их ждет что-то жутко интересное – могло помочь наверстать отсутствие друга в прямом доступе. Йен умел развлекаться, умел увлечь, он уже не вспоминал, что послужило его бегством из Валдена. Загадка часового механизма больше не мучала парня – мягкое солнце, приветливый ветерок, росчерки красок в воздухе – все это воодушевляло и дарило спокойствие. Расслабляющее действие Мираэля уже проявляло себя. А ведь за этим он и пришел на самом деле, не за тайнами, нет.
Ким выглядел немного растерянным. Словно шел не сюда, но вышло иначе. Дух Веллса витал не весть где и это, признаться честно, радовало Йена.
«Угрюмая она, эта Эфи».
- Прошлое бы посмотрел? Хочешь что-то вспомнить? – между делом, продвигаясь по пути красных лент, уточнил парень и чуть не споткнулся, замахав руками, пытаясь удержать равновесие. Из-под ног, шустро улепетывая, унеслась маленькая разноцветная ящерка. – Какая помощь? А я разве?.. – парень замолк, внимательно вглядываясь в лицо друга.
«Нет, он тут не случайно. Что-то заставило его принестись сюда. И выглядит, как… детектив в отставке?»
Валенси притормозил и придержал под локоть контрактора, окунаясь в выражение его глаз. Озадаченность, тяжелые эмоции, рассеянность. Но рассеянность – это всегда. А вот в остальном… Ким обычно спокоен. Что могло так подорвать его пожизненный и теперь уже и внежизненный дзен?
- Ким, я не просил о помощи. Я безумно рад тебя видеть, но это не то, что ты думаешь, - легкий стук костяшек по дереву отозвался в голове звуком приходящего сообщения. – И души, решившие отдаться во власть Мистрэ, меня мало интересуют. Пусть себе… Зачем ты здесь? Кроме того, чтобы увидеть меня, - тут Йен расплылся в обезоруживающей улыбке, стирая с лица обеспокоенность.

Отредактировано Йен Д. Валенси (2015-05-10 17:52:48)

+3

6

А она была. Эфи увлеклась разглядыванием местности, по-детски удивляясь разноцветному городу. Она пыталась ловить края уходящих в небо лент, срывать листы с зеленых веток и обнимать молочные облака у подножия.
Нет, духи контракторов не видны. Но если долго живешь с чьим-то незримым присутствием за спиной, остро ощущаешь его отсутствие. И пусть не увидеть ее радости, всегда можно почувствовать, что дух поодаль. Слишком уж много вокруг цветного и растущего.

Ким отвлекся, но не отставал от общего темпа; рассматривая живую мимику, эмоции, эти красные, словно продолжения лент, волосы. Как часто бывало, сначала он воспринимал все видимое, слушал интонации и льющиеся голоса, а потом ловил смысл.
Вот так и рождаются идеальные образы: тени всегда красивее развиваются, а люди прекрасны все, пока не начинают говорить.
Но Йен был из тех, кто видит много.
Придерживая друга от падения, Ким участливо на него взглянул.
Интересно же.. Там, где мы сейчас, даже не нужно выдумывать сказок.
- Пойдем на красные, будет тропинка.. и история. Представь, что можно придумать, стоит разобраться? - он говорил воодушевленно, радуясь обращению внимания на себя.
О, этот равноценный обмен - иногда хотелось отдать столько, сколько получил. Слова бы еще не забывались так стремительно.
К слову..
- Зачем ты здесь? Кроме того, чтобы увидеть меня?
Как говорил учитель, если в голове гуляет пустота - посмотри в небо. И он опрокинул голову, слабо щурясь. Вдохнул побольше воздуха, легким движением вытащил сложенный надвое бумажный лист. Дай мне минуту, друг.
- Я бы не прочь обзавестись вселенской интуицией, но все намного банальнее, - поднимая листок перед лицом, он развернул его, просвечивая буквы, - я получил вот такое короткое послание с твоей подписью.
Озаренный своими мыслями с неба, Ким повернулся к Йену и порывистым движением протянул письмо.

Отредактировано Ким Веллс (2015-05-13 20:32:42)

+2

7

- Я… Не против разобраться, - Йен не имел в виду сказки, продолжая разглядывать друга.
Его движения сбивали с толку. Вот он созерцает природу. Вот провожает взглядом облака. Вот чуть слышно вздыхает, посматривая в сторону.
«Эфи где-то рядом».

А в глазах отсвечивает тоска. И легкий намек на приключения. Парень мягко сделал шаг в сторону друга – нужно стать чуть ближе, чтобы понимать больше с полувзгляда. Тут он имел ввиду расстояние до живого существа. Его способности активизировались сами собой. По сути, при Киме он не запирал их в защитную клетку заклинания и без страха принимал эмоции или их отсутствие на себя.
- Здесь уже я могу поработать твоей интуицией, - целительно улыбнулся на замечание, наполненное легким сожалением.
«Ветер касается тростника. Шелест складывается в незатейливую музыка. Флейта трогает нотами легкой грусти. Погоди, Ким, ни к черту тебе вселенская интуиция. Будь она у тебя, твое спокойствие полетит в яму. Или станешь Буддой. А я бы хотел еще пообщаться».
- Попалась! – путаясь в красных лентах мимо молодых людей пронеслась полупрозрачная девушка в белом. На первый взгляд казалось, что она затеяла игру с собой и пытается поймать что-то настойчиво ускользающее. Однако обоим было известно, за кем гоняется Ниэва.
- Не нарывайся, Нив, - бросил Йен духу как бы между прочим. Он прекрасно знал, что девушка его не будет слушать. Когда у нее случалось такое настроение, ей Туманное море был по колено и горы Хап по плечи. Целитель фыркнул, не отрывая взгляд от игры в салочки, и заметил легкое искривление воздуха перед тонкой фигуркой Нив.
- Сейчас поймает.
Дух остановилась, подпрыгнула, зависнув в воздухе и заложив руки за спину. Подол платья пошел волнами против потока ветра.
«Что за дешевые трюки», - парень отвернулся от представления и снова сосредоточился на друге. Он не увидел, как обретающая очертания Эфи, выставила вперед ладони, предостерегая озорство.
В этот момент Ким протянул лист с якобы посланием целителя. Бредовость набирала обороты. Но отчасти это было восхитительно. Головоломки, загадки, открытия – вот чем веяло от листка.
- Вот как? Дай-ка взглянуть, - но контрактор, снова перечитывая письмо, помедлил. Сквозь тонкую бумагу просвечивали буквы. Прочесть послание задом на перед вот так с лету не получилось. И Йен отмахнулся от затеи, о чем вскоре пожалел. Получив листок в руки, буквы поблекли, смешались и по капле чернил выпарились, зависнув над пустой бумагой фиолетовы облачком. Легкое дуновение ветерка и лист издевательски зиял чистотой.
- Так и было задумано?

Отредактировано Йен Д. Валенси (2015-05-17 11:08:10)

+1

8

Эфи остановилась, вдумчиво рассматривая пол. Застывше-бессмысленно выглядела ее фигура с закрытыми глазами, когда под ногами всего-лишь очередная ступень.
Куда она смотрела? Бусины, одна за другой рассыпались у самых ног, блестели на ярком свету, выстраивались в причудливую линию. Она не услышала поток, это поток услышал их шаги. Весомым, смелым движением она схватилась за тонкое запястье Нив, будто проверяя, а не от нее ли льются жемчужины.
Они с Кимом были похожи; оба были слепы в чем-то своем.
«Как ты так живешь, интересно.»
О, эти фразы можно было насобирать на небольшую биографическую книжку и назвать ее "что Ким не заметил в своей жизни".
Хорошо, когда рассказывают, когда передают мечты и придают вес словам.
«Гдеж твое чувство юмора?»
Он невольно подумал, что сошел бы с ума со вселенской интуицией.
Йен думал слишком быстро, и его фразы всегда казались чем-то на поверхности. Сколько он слышит, и как видит этот мир - даже надумывать не хотелось.
– Знаешь, Йен, – продолжил он, взявшись за локоть друга и поднимая его руку вместе с листком к яркому свету, – по правде говоря я не помню, как попал в Сказку. И мне было интересно, один ли я такой.
На листе показался текст, ровно выведенный красными чернилами; каждое предложение заканчивалось узорчатым стежком.
Формальное обращение, мягкий почерк, почти женский, но штрихи уж больно резкие. Просьба прямая и недвусмысленная - о помощи - красовалась где-то посередине, а в правом нижнем углу чуть заметное «Йен Д. Валенси».
Эфи размеренно дышала, статно и по-рыцарски выпрямившись. Зашла за спину Йену, и тихонько, словно играет на клавишах, создала волну где-то в районе затылка.
– Даже если это не твое письмо, нас свели по воле вот этого приятного почерка, – сказал Ким благовейным тоном. На душе аж прохладно стало.
– А еще тебя не любит Эфи, – добавил он со слабой улыбкой, уже чувствуя ее злость.
Где-то вдалеке послышался еле различимый голос. Песня.. та самая журчащая вода.

+1

9

- Знаешь, а ведь похоже на мой почерк. Вообще! Один в один! – парень призадумался и сосредоточился, с трудом разбирая зеркальное отражение букв и складывая их в слова. – Но я бы так не сказал. Не-а, - он ткнул пальцем в одно из слов. – И эта подпись. Когда я так подписывался? Но без придирок – удивительная схожесть. Кто же так пошутил, а? Помощь? Кто бы это ни был, я помогу тебе, раз ты просишь. Ведь сейчас просьба уже твоя, а не мистера Инкогнито.
По шее прогулялся холодок и за плечами повисло напряжение. Дух вдавливала взглядом и монолитным прессом внушала дискомфорт. Целитель не имел представления, чем он провинился перед Эфи, но видит Воля, отсутствие симпатии было взаимным.
«За сопение над ухом», - отметил для себя парень.
- Я ее тоже не жалую. Но она твоя, - он развел руками. – А я лоялен. Может, это ненадолго и все можно исправить, - уголок губ приподнялся в полуулыбке. – С Нив же она подружилась.
То, что отсутствие нападения вряд ли можно назвать дружескими отношениями, Йен пропустил мимо ушей.
«Эй, она меня куда-то тянет», - зазвучал в голове женский голосок, на что парень состроил издевательски уставшую мину, мол, иди, развлекись, раз зовут.
«Смотри, сам напросился», - девушка в белом платье исчезла из видимости, развеявшись в воздухе легкой дымкой.
- Может, любовь к спецэффектам она подцепила от меня?
Вслед за движением духов дорожка еле заметно искрилась. Мгновение – и на грани слышимости обозначилась чья-то песня. Или звук текущей воды.
- Пойдем догоним? – целитель повел плечом в сторону гаснущих искр, заинтересованно улыбаясь.
Алые ленты практически касались земли. Песчаная утоптанная дорожка сменилась каменной, музыка нарастала. Теперь можно было различить, что это песня. Только чья?
Ветер усилился и захлестал полосками ткани по плечам и лицу, пришлось прикрыться – заслониться поднятым на уровне глаз локтем. Казалось, что окружение смешалось на миг – четкий выхваченный из мира кадр.
Ботинок уперся в высокий обтесанный камень.
- Ступени? Становится интереснее. Ким, а ты тут уже был? Я гулял где-то в этих окрестностях, было дело. Но ступеней не помню, - парень ускорил шаг и стал чаще смотреть под ноги.
Деревья, обступившие вбитые в землю шесты, подбирались все ближе. На них тоже были развешаны красные ленты, некоторые повязывались на ветвях особыми узелками, что создавало впечатление ритуала. Лестница, вытесанная в каменной породе под легким углом, уводила наверх, но вскоре направилась вниз, ступени сменили направление, путники миновали пригорок.
Здесь растительность пригибалась к земле, снова зачастили мелкие камешки. То и дело в гуще травы встречались колокольчики на коротких ножках-стеблях. Йен хотел сорвать один такой, но потом передумал, отметив что такие цветы неплохо растут у реки.
Деревья свесили листву по обе стороны от ступеней и загородили небо, создавая тоннель. Ленты занавесом загораживали стволы, свет слабо проникал сквозь раскидистые ветви. На фоне этого заигравшая в просвете голубая ленточка воды яркими бликами полоснула по глазам. Снова перед носом рассыпались искры – духи вернулись, чтобы быть рядом со слабыми людьми.
То, что Эфи считает их слабыми, Йен не сомневался. А насчет Нив и думать было нечего – она любила тыкать носом, что он человек и жизнь его коротка.
Деревья резко кончились, как и ступени. А на границе камня и земли начинался мелкий кустарник, усеянный крупными маслянистыми листьями и красными ягодами. Йен снова подумал о том, что неплохо бы сорвать ягодку и сунуть в карман на память. Он склонился, потянулся пальцами и отшатнулся от удара холодного воздуха, ледяной крошкой бросившегося в лицо.
«Не смей!» - громко проехалось по нервам и заметалось в черепной коробке. Парень хотел поблагодарить духа в своей обычной манере приветливого сарказма, но запнулся – видимость резко сократилась, очертания местности померкли. Он моргнул – и наваждение сгинуло.
- Где-то здесь пролетает Паук, у него тысяча рук, столько же лиц, как и смертей, только меня он сделал ничей, - тоскливый нежный голосок заполнил пространство.
Ниэва проявилась, зависла в воздухе, пробуя босой ножкой на прочность берег реки.
- Где туфельки потеряла, принцесса?
Нив метнула в целителя предостерегающий взгляд.
«Не сейчас, Йен! Я пойду ее проверю».
На берегу реки скорбным силуэтом сутулилась девушка. Вода полоскала ее иссиня черные волосы, которым, казалось нет конца. Девушка сидела против течения, речушка выдалась мелкой. И все, что удавалось увидеть – волосы по воде, окрашивающие воду ночными чернилами. Свое начало быстрая вода брала далеко за пределами видимости, перебегая полянку, усеянную ягодным, предшествующую берегу реки и усеянную ягодным кустарником.
Йен пропустил слова души – он понимал, чувствовал, что речная гостья давно умерла – мимо ушей и доверительно кивнул Ниэве.
«Ягодку бы».

Отредактировано Йен Д. Валенси (2015-05-21 22:21:11)

+3

10

Помощи?..
Ким не просил помощи, да и вообще ничего толком не просил. Попытался пару раз разобрать свою-же фразу, ничего не понял и не нашел, да успокоился. Это письмо он обнаружил случайно, и никаких более вариаций.
Никогда не знаешь своих переживаний, пока не начнешь о них говорить; именно в этот момент они перестают быть твоими переживаниями, и вообще перестают.
Это не суть важно же..
И я не хочу знать своего прошлого, от этого ничего не получу и не потеряю,
– как будто кто-то расталкивал мысли и запихивал нужные на встречные пути.
Ким сорвался с места за другом, чуть не споткнувшись на ровном месте. Тело словно отрывалось от земли, настолько легким оно стало.

Вовремя вспомнив, что надо смотреть под ноги, Ким увидел перед собой первые ступени. Заросшие мхом, блестящие, словно после дождя. Взгляд пошел дальше; по изумрудным кустарникам справа, по ветвям дерева, что были окутаны красными линиями.
Ленты развевались на слабом ветру, их стало больше. Алые, светятся в лучах над самой головой.
Лесенка уходила круче, а за последней ступенью показался алтарь.
Он был больше похож на небольшой домик, украшенный оберегами и ловцами ветров. Некие символы шли от самых опор до красной крыши. Вьюнок уже стал частью его структуры; и казалось, можно сорвать пару цветов, да посмотреть, как здание развалится. Чей и кому - одной воле известно.
Домик был на уступе, на самом краю возвышенности. Подле него было ничего, кроме пропасти обратно вниз, но уже без лестницы.
Ким так увлекся увиденным, что на момент забыл, где находится. Ему то и дело казалось, что некто мелькает за деревянными стенами, или в нем самом. Случайные синие ленты смешивали восприятие, оживляя воздух. Восприятие.. вот, что делает людьми настолько разными. И если Ким был готов часами стоять и вникать, словно пытаясь надышаться миром, то Йен замечал другое.

Во-первых действительно стало холоднее, и будь Ким внимательнее к себе, уже давно бы заметил, как Эфи пытается ему показать, что это не просто экскурсия на вершину горы.
Он, ведомый фразами Йена, подошел ближе к Ниэве, присел совсем рядом с черным потоком. Смотрел на воду, как на восьмое чудо света; такая чернота казалась странной и неправдоподобной - может, она должна по-другому звучать?
Дух склонила голову, пела нежно, но слабо. Она совсем не хотела менять своей позы, а ее пальцы чуть подрагивали.
Если я даже ничего не вспомню, это не так важно, – будто вспомнив разговор, откликнулся Ким, отрывая взгляд от необычного духа. Почему-то воображение решило, что у духов может быть только белый цвет волос.

Естественно не вспомнишь, – вдруг послышался высокий, незнакомый голос. 
По ту сторону, освященная утренними лучами, выглянула девушка. Она была живее всех живых; легко спрыгнула с фундамента алтарного домика, аккуратно поправляя подол длинного пышного платья. И хоть платье не доставало до земли, ее движение все равно казалось брезгливым.
Когда тонкая фигурка полностью показалась из-за алтарного домика, Ким сразу понял, что зрение не обманывало. Просто ее платье было не менее красным, как и все вокруг.

Невысокого роста, с этими красными туфельками и чепчиком на голове она чем-то напоминала куклу. Даже кисти рук были кукольные, марионеточные..
Это почему еще не вспомню..– зацепились мысли.
Леди пробежалась до их компании, оглядела каждого, даже духов, изобразила на лице подобие незаинтересованности, и оказалась совсем вплотную к Йену.
Как же я рада вас видеть, господин Йен! – пылающими эмоциями она потянулась за его руками, абсолютно игнорируя все происходящее подле.
И это было не просто игнорирование. Настолько ненавистное, такое отрицательное, что Ким почувствовал себя не в своей тарелке. Она смотрела на него как будто насквозь, как на пустое место.
Меня зовут Мария, и мне очень нужна ваша помощь! Вы получили мое письмо? – продолжала она как ни в чем не бывало, сверкая глазами, и очень по-живому требуя внимания на свою персону.
Ким сам не заметил, как оказался в стороне. Запихал руки в карманы, чуть сдвинул брови, недовольно вслушиваясь в этот концерт.

Отредактировано Ким Веллс (2015-05-24 19:30:48)

+1

11

Укрепившись в своем намерении, девушка-дух приблизилась к душе. Склонилась. Постаралась заглянуть в лицо – ничего не вышло. Умершая отвернулась, резко оборвала песню и подняла вверх острые плечи, обозначившиеся под нематериальной одеждой. Целителю эта несчастная напоминала образ с восточной картины, писаной на тонкой рисовой бумаге легкими черными росчерками, заполняющими пространство вокруг себя.
Нив глянула через плечо, спрашивая глазами, что делать.
- Похоже, она не опасна, - заключила девушка. – Эй, - она мягко коснулась волос черной души. – Что ты здесь делаешь? Ты здесь давно? Красивая песня. – дух сделала попытку разговорить гостью алтаря. Святилище не предназначалось для собрания одиноких душ и поэтому Нив считала, что девушка просто не смогла по каким-то причинам умереть до конца, как все фэйри. Или люди. Или…
- Йен, она тебе никого не напоминает? – мгновенно оказавшись за пришедшими шепотом поинтересовалась дух. – Мне кажется, мы ее уже где-то видели.
Целитель предпочел не отвечать. Теперь уже он двинулся к душе, присел на корточки и запустил пальцы в проточную речную воду, предпочитая не ловить взгляда неживых глаз. Вода размотала черные пряди, спутала их с опавшей листвой, водорослями, перекрасив течение в траур.
«Напоминает? Никого. Ундину, может быть, но то не по моей части», - парень мысленно обратился к духу, перебирая в голове запомнившиеся лица за последние три года – время, что он провел в Сказке.
- Ты совсем на краю! – вдруг крикнула Ниэва, ожидая, что ее друг отойдет назад. Но не тут-то было. Валенси мерно выводил узоры на поверхности реки, медленно и плавно поворачиваясь к душе.
«Тут река! Конечно, я на краю, глупая! Но мелко же, даже дно видно. Не волнуйся, Нив, скоро я отстану от души и вернусь».
Ким проронил фразу, которая с виду ничего не значила и могла быть произнесена в качестве мыслей вслух. Но с тем же успехом его слова могли носить смысл, понятный только ему одному. Йен достаточно успел узнать друга, чтобы упускать такое из виду. Вот на реплики Нив он часто не обращал внимания. А зря – пропасть выхватывала кусок земли из поля видимости и зияла оскалом осыпающегося песка и тины. Русло реки в этом месте меняло направление, поток резко сворачивал за алтарь. Целитель, ничего не подозревая сел на землю и подтянул колени к груди. Если бы он видел, что из-под его ботинок срываются вниз мелкие камешки, его бы хватил удар удивления, шока и ощущение полета, которое всегда рождалось, стой он на балконе верхнего этажа высотки.
А еще эйфория. Свобода и легкость мысли.
Вместо этого его вниманием завладевали чернильные нити волос, текущие по воде, с водой, уносящие сосредоточенность, вселяющие отвлечение и ощущение полного космоса в голове. Что он хотел сделать? Зачем он здесь? Песню он больше не слышал. Да и не хотел к ней возвращаться.
За спиной послышался звонкий девичий голос. Незнакомый. Сочащийся презрением и ядом. Дама что-то бросила Веллсу и буквально заставила Йена обратить внимание на себя – потянулась за его руками.
Парень инстинктивно отпрянул и на грани автоматики задействовал щит от воздействий на его разум. И тут же картинка перед глазами поплыла, резко вывернувшись суровой пастью действительности – пропасть разламывала землю и уходила так глубоко вниз, что достать взглядом до дна не хватало глаз. Для полноты картинки не хватало воронья. Однако ловить ртом стаю птиц было некогда.
Йен быстро увязал два и два: письмо, симпатичную особу, разящую мерзким характером, душу – отвлекающий фактор.
- Дева Мария, - на распев начал он, - как жаль, что Вы спустились к нам с небес. Так рано, - сделав шаг назад, к другу и поблескивающим полупрозрачным девушкам, парень постарался отдалиться. Так, чтобы это не выглядело бегством, но и открывало возможность к оному. Бестактность и напористость дамы, отдёргивающей полы платья от пылинок под красными остроконечными туфельками, бросала в лоб, что ничего хорошего от нового лица лучше не ждать.
- Я не получал письма, - сощурился Йен.
«Если на то пошло, письмо пришло от меня моему другу. А Вас, дорогая, я не знаю».

Отредактировано Йен Д. Валенси (2015-06-14 22:56:26)

+1

12

Она переменилась. Ее вездесущий красный, казалось, побледнел, улыбка стала томной и какой-то стеклянной, а спина – прямой.
Письмо дошло до своего адресата, и она это знала. Неважно, кто посредник и какими путями заведет тропа; ее цель важнее глупых игр в непонимание.
Отпрянула, казалось, на метра три, а сделала всего шаг. И без того невидимая черная душа вообще затерялась в белокурых локонах. Мария шагнула в сторону, не теряя контакта. Потерла запястье хрустяще-неприятным жестом, и словно задышала холодом.
Какая красивая душа, и какие некрасивые слова.
Разочарование в голосе? Нет, такое-же беспросветное безразличие, что не пропускало в себя и лучик белого тепла.
Напущенные иллюзии пропадали, как одна за другой открываются двери по пути в заветную комнату, которая пуста.

Милые плечики приподнялись. И Ким сделал разводящий жест, не менее спокойно вздыхая.
Как будто переключая пластинки с вальса на размеренную скрипку, ее черты лица снова претерпели метаморфозы.
Одно было понятно наверняка: чем-то Ким ей не угодил. Пожалуй, в его короткой жизни было так мало направленной ненависти, что это даже успевало забавить. Чем не исключительность случая.
– Письмо получил я.
Духов было слишком много, и это путало картину. Холод на плечах, серебристый иней от черной реки, босая поступь на краю.. Хотелось развернуться и уйти, как всегда бывает при достижении вершины. И пока Ким потирал висок, милая прыгучая куколка удостоила своим северным взглядом.
Серая душа, красивый голос. Или не дошло, что письмо не тебе?
Язвительно. Ким сделался взрослее и выше, так его коробило подобное обращение. Холодели пальцы, а взгляд все натыкался на духа впереди. Нити.. вот, что приковало ее.
Мне нужна Ваша способность, Йен, – ее руки плавно оказались в складках платья.
Достаньте из ее головы воспоминание о мелодии, – гладкая ручка показала на прикованного духа, – эта шанахи предпочла умереть, только чтобы никто не услышал последнего шедевра. И я всего-лишь хочу вернуть то, что по закону принадлежит мне.
Голос, хрустальный и возвышенный, словно строил лестницу к глобальным перспективам. Подозрительная серьезность и уверенность подкреплялась яркой металлической шпагой, которую она выудила из закромов, проводя ей по земле, словно дирижер концерта.

Отредактировано Ким Веллс (2015-07-10 00:35:50)

+1

13

Мария решила не принимать игру в поломанный телефон. Это отразилось на ее резко похолодевшем лице.
«Она знает», - подумал Йен. «She knows what I know what I mean», - и тихонько хмыкнул, наблюдая чудесное преображение. Он уже понял, что перед ним враг, который в любой момент готов перейти в атаку. К тому же, щит от ментального воздействия разогнал морок не только над призракому алтаря, но и над наглой куколкой.
«Что за черт. Я пришел сюда с другом пообщаться, а не с тупой звездой в красных тряпках!», - ярость пробежалась пальцами по векам, взгляд помутнел, но через мгновение картинка происходящего вновь набрала резкость. И обороты.
Ким коснулся плечом плеча.
«Не надо», - хотелось сказать. Но следовало придержать норов и пораскинуть мозгами.
«Фигурально выражаясь», - Йен закатил глаза, глядя на скептически поднятую бровь Нив.
К слову, его прозрачная подруга несколько отдалилась. Так, чтобы была возможность окинуть взглядом всех присутствующих и принять меры в случае необходимости.
Тем временем звезда пленительного счастья полила кармином холодной ярости Веллса и бросила ему что-то, от чего Ким стал выше. И шире. И больше.
- Фью-у, - присвистнул Йен из-за плеча друга. – Дама, полегче. Не стоит с ним так. Он кусается.
«Да у нее же нити из запястья! Кукловод хренов!» - целитель изумился, но ненадолго. А не знал, что делать с нитями. Грубо говоря, это было не по его части. У него не было в арсенале атакующих заклинаний. Да и физическую защиту он приобрел только благодаря Нив. Парень знал, что если дело обернется бегством, Нив их прикроет и даст уйти. Он почувствовал себя бесполезным. Тем, кто не может защитить близких людей. Щит ослаб и реальность снова сменилась декорациями.
Шанахи у реки, странная милая леди в ярком платье, чудесная погода, пение птиц. Он моргнул, восстанавливая защиту, что далось с трудом. Моргнул еще раз. Цвет платья налился кровью, ощущение, что платье-пузырь сейчас лопнет и зальет все яростью возросло и поставило парня на место. И тут ему стало настолько противно, настолько обидно за испорченный день, за то, что задели друга, настолько нервно и невероятно тревожно от опасности, которая разгуливает под носом, что щит легко пропустил ком его собственных эмоций, полетевший в Марию.
[dice=5808-1:10:0:Непредвиденная рандомная атака эмоциями по Марии.]
- А мне нужно, чтобы Вы убрались с моих глаз! Я не потерплю, чтобы незнакомая женщина в повелительном тоне указывала мне, что делать. Даже если бы мои способности годились – а, поверьте, я не мастер по вскрытию мозгов и умерших воспоминаний – я бы послал Вас подальше. Не ко мне. Но по адресу.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Прошлое » 14.04 Путь разноцветных лент


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC