Dark Fairy Tale: музей Сказки

Объявление



Кто захочет поиграть - http://staden.rusff.ru/ . Будем рады видеть))

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 14.04. Темная сторона луны


14.04. Темная сторона луны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: Ночь с 13 на 14 апреля года Радужной Птицы.
Местоположение: Валден
Участники:  Тувэ, Денмаррен,  Виоланта Ленц, Руц Рукх, Сиджи Ойле и другие, если найдутся желающие.
Предыстория:

…Во сне у меня по-прежнему живут страшные сны. Однажды ночью после обычного страшного сна надо мной зависла тень. Она сказала: «Расскажи, что тебе снится». И я рассказал.
Взамен она объяснила, из чего сделаны её сны.

То была необычная ночь. Город накрыла внезапная песчаная буря, погружая всех сон, а стены домов под толстым слоем пыли.  Но никто так и не ответил на вопрос, было ли это взаправду.

Фактор внезапности: высокий.

Отредактировано Сиджи Ойле (2015-05-21 11:44:35)

+2

2

Знаете ли вы Сказочную ночь? О, вы о ней не знаете. Лишь только вечерний сумрак неспешно наползает на город, точно заботливая мать, укутывая в свои темные бархатные покрывала, повсюду загораются яркие звездочки окон домов. Желтый свет свечей струится сквозь узорчатые занавеси и плотные гардины, вычерчивая путь от одного здания к другому, вышивая особую, городскую золотистую вязь, что хорошо видна с самой высокой башни или с высоты птичьего полета. Мягкий свет просачивается на улицы, обволакивая прохожих, спешащих домой слегка заметным свечением, точно берегут их воспоминания о солнечном дне.  Воздух в одночасье становится прохладным и свежим, лишая память тяжелых и тревожных воспоминаний. Лучшие мысли приходят по вечерам, лучшие песни пишутся возле потрескивающего камина, картины расцветаю красками под кистью художника, чье вдохновение приходит в самый разгар  таинственной Валденской ночи, разворачивающей свое полотно за прозрачными стеклами. Самозабвенно поют, более не тревожимые шумным городом, птицы, своей звонкою трелью приглашая романтиков на балконы и крыши, дабы полюбоваться россыпью далеких звезд, становящихся в такие минуты совсем близкими. Сидя в креслах-качалках, укутавшись в пледы, поплотнее завернувшись в одеяла жители Валдена засыпают, посеребренные звездной пылью и призрачным лунным светом.
***
Как ни странно, сегодняшним вечером синоптики Валдена ошиблись с прогнозом. Вместо низких облаков, которые можно было потрогать руками, город накрыла черная песчаная буря. Такое раньше не случалось в столице, а если и происходило, то слишком давно, так, что старожилы и не помнят, а архивные документы и вовсе превратились в пыль.
***
Знаете ли вы эту ночь Валдена?
Освещенный огромной голубоватой луной, город превращался в большой каменный лабиринт острозаточенных стен и искаженных деревьев, застилающих небо переплетениями узловатых ветвей. Ветер, просачивающийся сквозь  эту паутину, протяжно свистел, пожирая любые другие звуки. Птицы затихли. Смолкли звуки музыки, доносившиеся из вечерних пабов, перестали слышаться разговоры припозднившихся путников. Смолкло все, но лишь на мгновение. Затянувшаяся секунда, натянутая тонкой струной, лопнула, пронзая ночь нечеловеческим криком. Спотыкаясь на мостовой, считая каждый булыжник носками тупых сапог, он бежал, сжимая что-то в руке. «Я спасу тебя, Мари!»-цепляясь свободной рукой за выступы стен и оставляя четкочерченный красноватый след, он выцарапывал себя из плена хватких когтистых лап, что следовали за ним по пятам, норовив забрать в непроницаемую тьму. Он не знал, что пытается вскарабкаться на стену.
Вода смыкалась над головой. Вода темнела и приобретала противный запах ряски и водорослей. Ей всего лишь хотелось побыстрее пойти спать, но Эдона не умела плавать, она не могла совладать с тяжестью вод, захлестывающих ее с головой, не смотря на тщетные попытки выбраться. В легких больше не было воздуха,свинцовая тяжесть пронзала изнутри холодом и страхом, и, не найдя более сил сопротивляться, женщина почувствовала, как бока скользких рыб  прикасались к ее голой беловатой коже…
Кто-то ей сказал, что она некрасива. И сегодня, в холодном свете необычайно близкой луны, она поняла, насколько. Отражение не умело лгать. Рыжие локоны выцвели, яркие глаза потухли, кожа обвисла и на лице высыпали пятна. Отбросив в сторону гребень, что вычесывал клоками последние красные пряди, женщина дотронулась до своего ужасного отражения, ощущая под пальцами не прохладу стекла, а теплую дряблую кожу шеи старой уродины. Прежде чем потерять сознание, она вдруг поняла, что душила саму себя.
В проулке, оканчивающимся тупиком клубилась туманом тень, меняя очертания. Мертвый свет обратной стороны луны не мог разогнать ее мглу. Тень становилась четче, скакала по стене, заглядывала в чье-то окно, меняла очертания, становясь то невиданным монстром, то гремучей змеей. Тень ждала и высматривала свою жертву.
И никто не знал, чей это кошмар.

Отредактировано Сиджи Ойле (2015-05-21 01:46:57)

+3

3

Сильная боль в груди привела его в чувство. Перехватило дыхание. Завалившись на бок, схватился за грудь, в немом стоне кривя пересохшие губы. Почему-то змей остался уверен в том, что эта боль сравнима с той, когда голыми руками вырывают сердце. Забавно, не так ли? Ведь откуда ему знать. Однако, все же, факт оставался фактом: было неистово больно. Так, как никогда. И еще какое-то время приступ мучал змея, а потом ушел быстро, считай, мгновенно, словно это было только наваждением спящего. Уроборос с облегчением выдохнул, тяжело опуская голову на землю. «Землю?» - эхом раздалось в голове и тут же забылось, что спрашивал, зачем и что такое вообще земля. Голова почти опустела, назойливой мухой крутилась только мысль о том, что не получается разжать пальцев. Пульсирует венка на указательном пальце, раздражая. «Землю?» - еще раз прокатилось, собой пытаясь заполнить неожиданно освободившееся пространство, пытаясь прогнать муху.
Изредка моргая да и то только по острой необходимости, так и ухватился за эту мысль, рисуя в голове бессмысленные картины летающей над землей мухой. Вверх, вниз... Вверх, вниз... Потом мысль резво зацепилась за одинокую звезду там, высоко в небе, рождая цепочку бредовых философских размышлений на тему, что звезды - это те же суть звезды. Поймать ни то, ни другое не представляется возможным. Протягиваешь руку, а они ускользают.
Кто знает, может, он бы так и пролежал до тех пор, пока бы на него не упала звезда, придавив горячей массой своего тела, или пока бы его не съел рой мух, если бы не всплеск воды над головой и глубокое лягушачье «ква». В эту секунду все наваждения как рукой сняло. Змей легким усилием разжал онемевшие пальцы, приподнимаясь на локте. Вода - на самом деле. Два шага и худая полоска песка прерывается хлюпаньем волн.
Сдвинув на переносице брови, змей посмотрел на воду с таким серьезным видом, словно она была ему что-то должна. Лягушек поблизости не было видно. Протянул руку, зачем-то пробуя воду на вкус - она оказалась соленой. Поморщился, сплевывая. Подполз чуть ближе к кромке, так, чтобы можно было разглядеть отражение. Это могло бы стать серьезной проблемой, если бы только не бледнолицая лу... Нет, это была не луна. Змей присел на корточки, понимая, что источником мягкого серебристого света на самом деле было песчаное дно. Как странно, что он не заметил. Но не это сейчас беспокоило больше всего. В отражении на него глядел какой-то незнакомец. Во многом ужасно похожий и при этом не похожий совершенно. Его черты, как и его черты, хранили что-то восточное, но куда-то исчез шрам, волосы выцвели, то есть поседели, и оба глаза горели красным. Завороженно змей провел рукой по коротким рваным волосам, как будто здороваясь.
- Тувэ... - вылетело само собой. Какое странное имя. Но отчего-то оказалось невозможно вспомнить, кому принадлежит оно принадлежит, а еще как он должен выглядеть на самом деле. То есть он же ожидал увидеть кого-то иного, если так оказался удивлен  отражением. А ведь каждый день его встречает. - Я Уроборос, а он кто такой? - теперь уже совершенно глупой показалось мысль, что в отражении - чужой. Нет, это был он. Такой, каким всегда был, не так ли?

P.S.: простите меня за мою шизофрению

+2

4

Темнота. Кругом одна сплошная темнота – вот что помнил Денмаррен, когда открыл глаза, ощущая, что лежит на холодном камне в своем убежище. Потайные ходы под Валденом уже не казались такими же приветливыми и живыми, как прежде: везде стоял дух смерти, а тела людей и фейри, что представали перед Рашхом, казались злой шуткой судьбы. Кто-то напал на Границы? Почему Денмаррен не помнил, как очутился здесь? Его меч, окровавленный, лежал перед ним, вместо того чтобы висеть себе на поясе, а внезапно появившаяся дрожь в руках, призывала к расправе над виновниками этого хаоса.
Монстр приподнялся, тотчас схватившись за ранненую, видимо в битве, ногу и еле-еле, что было сил, встал, облокачиваясь о холодную стену, да оставляя своей ладонью кровавый след. Если это было нападение, то тот, кто сделал это, падет от его руки!
Денмаррен, недолго думая, поддавшись внезапно появившемуся гневу, двинулся в сторону выхода.
Улицы Валдена оказались такими же бездушными и пустыми, как и тот коридор. Черные накидки людей, которых он знал, лежали вместе с холодными трупами своих владельцев по всей мостовой, выдавая бурное сражение. Лица, искаженные в предсмертных муках, отпечатывались в памяти Рашха, раздувая в нем жажду крови и отмщения. Он не смог их защитить! Он не смог ничего, когда кто-то ворвался и уничтожил всё то, чем он жил всё это время! Все его планы по смещению Стражей, все эти годы, когда он набирал себе рекрутов; всё то время, когда он был так близок к цели… Всё в мгновенье превратилось в сплошное кладбище. Колокол зазвучал на всю площадь, где, хищно удерживая меч, превозмогая боль в ноге, стоял монстр. Никто не окажется безнаказанным, никто не спасется от его гнева. И неважно, если врагов будет больше, Денмаррен был уверен, что снесет голову с плеч каждого, кто явится ему этой ночью.
Где-то совсем недалеко, раздались чьи-то шаги. Кто-то присел у одного из безжизненных тел, да принялся обшаривать. У Рашха стала бурлить кровь:
- Да как смеешь, ты! – Выкрикнул монстр, высвобождая этот крик из своих легких, как не предвещающий ничего хорошего, рев. Он в два шага преодолел разделяющее их расстояние и замахнулся мечом прямо по стервятнику. Тому удалось в последний момент увернуться, но, словно ожидая этого, Рашх, по выученной мышцами схеме, толкнул мелкого воришку свободной рукой, затем ударил коленом в живот, от чего тот прогнулся, падая наземь.
- Кто сделал это?! – Рычал Денмаррен, тыкая лицом случайно попавшегося под руку человека в каменную кладку, разбивая тому нос. Это был самый настоящий кошмар: монстр просто не мог контролировать свои эмоции, все внутри взрывалось и разгоралось адским пламенем, перекрывая все мысли. Он не мог даже думать, вел себя как совершивший побег преступник, монстр, сбежавший из клетки. Словно всё было как тогда… Перебитая его семья, чертовы Яги, копошившееся над трупами. Пожирающие, раздирающие тела… Воспоминания связкой поднялись перед глазами и Денмаррен не заметил, что уже столько раз ударил человека рукой об землю, что тот потерял сознание, весь измазавшись в крови, а нога Рашха стояла у него на спине, до хруста злобно ломая позвоночник. Тело не слушалось: паника пронзила мозг, а рука, дрожа, словно ее охватил какой-то вирус, воткнула меч незнакомцу в лопатки. Затем сделала это еще раз. И еще.
- Ааааргх!!!!! – Закричало все естество Денмаррена, он не хотел, чтобы всё было так! Почему всё так?! Почему все эти люди… Почему эта чертова рука!.. Он не мог контролировать свои действия, эмоции, свою агрессию. Все краски слились в одну кляксу, что повисла перед глазами и он, с дикой силой вырывая свой меч, смахнул кровь с лезвия, вставая в боевую стойку. Аура устрашения включилась сама по себе, разносясь на пару метров. Где-то впереди мелькнули люди, глаза хищно словили их и отметили… Следующими. Никто не уйдет от правосудия!.. Последние остатки разума стали покидать Денмаррена, когда он ринулся на очередных прохожих, с ненавистью делая взмахи мечом...

+2

5

Виола проснулась в теле Ланы Хагелин - и не смогла его покинуть. Дух попыталась спровоцировать "самопроизвольный выброс". С грохотом разбила глиняную вазу, громко опрокинула горшок с цветами. Ущипнула себя и зашипела, ударила и закричала. Бросила в кошку подвеской, та зло зашипела. Сбила костяшки пальцев, упала, расцарапав ладони и колено. "Сказочные твари". Внутренний голос помощницы, Ланы, не отвечал. Вещи, которые Ана хранила в подпространстве, стали недоступны. Девушка, свернувшись калачом на полу, схватилась за голову. "Твари, твари..." - ... твари!
Ставни комнатки Хаг на третьем этаже были закрыты на замок. Вилан зажгла тусклую свечу и, путаясь в полах длинной ночной рубашки, искала рабочий костюм Стража. Половицы под каждым её шагом скрипели.

Вдруг скрипнула входная дверь. Соседка - в крови, с выцарапанными глазами, - что-то хрипя, ползла вперёд.
Ви табуретом проломила ей череп. Уронила табурет, её вырвало. Поспешно подпоясав платье, сгребя вилки и ножи, схватив табурет, она вылетела из дома.

Дикие крики причудливо смешивались с гнетущей тишиной; у девушки заболели, загудели от демонической какофонии уши; где-то бил колокол. В редких проблесках света - тенях луны, догорающей в разбитом фонаре свечи - ощущалось движение корчащихся в чёрном безумии тел. Почему-то резало глаза и нос, зудели ранки. В кромешной темноте валденского лабиринта Виоланта казалась последней выжившей в страшной катастрофе девочкой. Она будто была Греттель, потерявшейся дорогу домой.
Здание гильдии Стражей кишело, будто гнилое мясо личинками мух, сумасшедшими. Здание гильдии Учёных было подозрительно молчаливо. В гильдии Творцов, сквозь крики и мольбы о помощи, кто-то играл на гитаре, лютне и барабанах.
Заточённый в теле призрак бросилась в сторону Латт Савадж. Где-то же в городе остались люди?!

"Хватит, хватит!" - Ана рыдала, уткнувшись лицом в сложенные на коленях руки. Лоб, волосы, шея, ладони, живот и правое бедро - она вся была в крови. Та некрасивыми, неровными, липкими кругами красила и её белое платье. - "Это неправда! Неправда!"
Лана Хагелин сидела на пороге лечебницы, чьи двери были наглухо закрыты. Оттуда раздавались такие же, как и на улице, вопли.
"Безумие, безумие!" - Виоланта крепко сжимала в левой руке окровавленный нож. У её ног лежали ножка стула (поцарапанная, в чёрной крови) и два трупа. Всё вокруг припорошил чёрный песок. - "Выключите, выключите это!"

Где-то впереди, в городе, раздались звуки борьбы. Ана, утирая слёзы, пружиной оказалась на ногах.
Из переулка появился Монстр. Огромный, с черепом вместо головы, он был перемазан чужой  кровью. Он был вооружён.
- Твари, - безнадёжно, в ужасе прошептала Виола. Он убьёт её. Он убьёт её! Девушка попыталась слиться с входом в лечебницу - а потом, истошно закричав, начала колотить в дверь:
- Впустите меня! Впустите! Он меня убьёт! Он убьёт меня!!

офф

предлагаю всем связать отдельные линии в общий отыгрыш.

Отредактировано Виоланта Ленц (2015-05-27 15:17:33)

+2

6

Водная гладь оставалась безмолвной, как и положено отражению. Она копировала мимику, взгляд, движения, притворялась пустым местом, пока ей это не надоело. Пойдя искристой рябью, вода обнажила бледное лицо, блестящую от капель воды кожу плеч, и прежде чем Уроборос успел отстраниться, рука обхватила его шею, притягивая вниз и затягивая ко дну. Хватка отражения была стальной,  кожа обжигала неестественным холодом, да и силы, казалось, были не равны, точно цепкое тело было сделано из белого, затвердевающего в воде камня. Но вместо дна, манящего спокойным сиянием, оба существа оказались в неглубокой каменной чаше, расплескивая за ее края потоки жидкости. Через мгновение давящая тяжесть отражения исчезла, и двойник, рассыпавшись на мелкие частицы пыли, испарился, развеявшись на небольшой площади перед Латт Свадже.

Связывать чужие сны было интересно…

-Эй, монстр!-насмешливый голос раздался совсем близко, хотя его обладатель не сразу появился перед взором Денмаррена, показавшись из-за угла дома в конце улицы. Для главы гильдии Границы так и осталось скрытым, как частицы черного песка, сливаясь в единое, выткали серый плащ за спиною высокого, широкоплечего мужчины, облаченного в одежды Стража. Держа за волосы, намотанные на кулак, он тащил за собой сопротивляющееся существо, в котором монстр мог угадать своего соратника, побитого и искалеченного, но все еще живого. Его появление, возможно, отвлекло Рашха от девушки, что мелькала возле дверей лечебницы, тщетно пытаясь прорваться внутрь. Засовы Латт Сважде была надежно заперты изнутри, а за, казалось бы, темными, мертвыми окнами то и дело мелькали чьи-то силуэты. Чьи-то ладони  касались грязных стекол, чьи-то безликие головы льнули к окнам, будто пытаясь рассмотреть,  что же  творилось на небольшой площади пред больницей.
-Тебе не стоило приводить своих слабаков сюда,-отсутствие света или ложившаяся на лицо плотная тень не позволяла противнику увидеть глаза Стража. Зато его губы кривились насмешливой изломанной линией, издеваясь над монстром, точно смакуя близкую победу. В воздухе пахло кровью и болью. Солоноватый привкус на языке и протяжный гул в ушах. Небрежно рванув пленника, что волочился по земле, Страж бросил того вперед, не проявляя к несчастному ни капли жалости. Ни капли сострадания к уже поверженному и униженному сопернику, что не смог совладать с силой гильдийца. Расстояние между Рашхом и неизвестным Стражем было достаточно для того, чтобы облаченный в серое, взмахнув мечом, сжатым в правой руке, в одно мгновение прервал жизнь обессилевшего монстра. Перешагнув через умершего, ничком повалившегося на мостовую, Страж продолжил движение навстречу. Как-то неспешно, заносчиво, небрежно смахивая резким движением остатки бурой крови с блестящего лезвия. Он не боялся ни силы Денмаррена, ни его ярости, ни гнева…
Разразившаяся буря норовила закрыть огромную луну тяжелыми низкими тучами. Они проносились перед нею, и окрестность, казалось переливалась всполохами тусклого света. Если тучи закроют все небо, то, за неимением иных источников света, этот город поглотит тьма.

Отредактировано Сиджи Ойле (2015-05-27 22:35:17)

+1

7

Отражение хищно оскалилось, подмигнуло, как будто... Змей нахмурился, чувствуя неладное. Даже проверил, провел пальцами по губам, улыбки которые не хранили. Не хранили!.. Аргх. Раздался хриплый стон, Уроборос вцепился в чужие плечи, отчаянно пытаясь сопротивляться вынырнушему отражению. Однако силы были не равны. Хватка двойника оказалась, как это принято говорить, железной.
- Пусти, св!.. - в следующую секунду его потянули в озеро, все еще нагло улыбаясь и чуть посмеиваясь! Змей ничего не смог поделать кроме, как сквозь недовольные стоны и гневное бульканье, послушно нырнуть следом, предполагая, что от настойчивого двойника он будет вынужден отбиваться под толщей воды. И за представившуюся долю секунды он даже успел прийти к жутчайшему открытию, что с собой у него ничего нет. То есть нет никакого оружия и бить двойника, мало того, придется под водой, так еще и голыми руками! Голыми руками! Он лицо ему расцарапает что ли? Но в тот момент, когда в голове Уробороса начала рождаться мысль, что, возможно, следует бить по своим слабым местам, - его же это отражение - как оба змея мягко плюхнулись в каменную чашу. Двойник, расцепив объятия, оттолкнул его назад и исчез, оставив Уробороса захлебываться возмущением от пережитого. Да как вообще жить в этом мире, когда на тебя готово ополчиться собственное отражение?! Жалкий, змей попытался подняться на ноги - поскользнулся, но упал уже на твердую землю.
- Да чтоб Бройе тебе глаза вырвал! - не сдерживаясь, прошипел змей, диковато оглядываясь по сторонам. Ну? Он уже готов к чему угодно. И странно, что произошедшее возмущало, однако, не казалось чем-то из ряда вон выходящим. Уроборос и не задумался, что не так часто кому-то представляется возможность телепартироваться в танце с собственным отражением. Так, словно это было из разряда повседневной рутины, то, о чем не принято задавать вопросов.
Наконец-то поднявшись на ноги, с привычной брезгливостью принялся отряхивать богато расшитый шервани, который был... Сухим?
- Ладно, - недоверчиво произнес змей, проводя рукой по груди и лишний раз убеждаясь, что его одежда была абсолютно сухой, более того, настолько чистой, что у прохожих должно глаза слепить от такой белизны. Найти бы только этих прохожих. Уроборос оглянулся еще раз. Латт Свадже. Закрытая. Какая-то девчонка плачет на пороге, но не в его силах помочь ей. Конечно, тут змея можно уличить во лжи, потому что поддержать можно хотя бы словом, но... Знаете, нет ему охоты еще и с чужой судьбой разбираться. Кстати, Хип всех дери, что он здесь забыл? Змей нахмурился, пытаясь припомнить, чем был занят до того, как в беспамятстве очнулся на берегу светящегося озера. Он был с Мистрэ, а потом... Уроборос устало простонал: верните его обратно. Наверняка, кто-то из этой шайки снова решил посмеяться над ним, наслал морок или типа того! О, посмотрите, этот недобог даже с простой иллюзией справиться не может! Злой, змей выплюнул ругательство себе под ноги. Он им потом такие развлечения устроит! Как будто им обычных игр со смертными мало. Нет, надо и из него душу вытрясти.
- А ведь я старше их!.. - фыркнул Уроборос, продолжая не обращать на происходящие вокруг вещи до тех пор, пока до его ушей не долетел обрывок фразы, гласящий, что кто-то должен кого-то убить. Тогда змей наконец-то отвлекся, еще раз посмотрел на девицу, ставшую источником основного шума, а потом нашел глазами тех, кто, по-идее, и сулил опасность. Судя по форме, первый был стражем, а второй... Просто какой-то здоровый монстр в черных доспехах. Ах еще эти трупы, которые Уроборос сопроводил взглядом, полным безразличия. Однако больше всего доверия здвеь внушали именно они.
- Да закрой свой рот, - больше для себя пробормотал змей, делая шаг навстречу взвинченной парочке. - Эй, страж, - и в ту секунду, когда убийца обернулся, он же повалился наземь, пополняя коллекцию мертвецов.
- Хорошо, силы еще при мне, - понятно, что Уроборос старался для себя. Оставшегося в живых он не одарил ни словом, ни взглядом.

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 14.04. Темная сторона луны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC