Dark Fairy Tale: музей Сказки

Объявление



Кто захочет поиграть - http://staden.rusff.ru/ . Будем рады видеть))

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 13.04 [Кровные узы] Глава II. Меж строк.


13.04 [Кровные узы] Глава II. Меж строк.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 13.04
Местоположение: Валден. Архив гильдии Стражей.
Участники: Анна Эспер, Руфус, Лия Гримхиль.
Предыстория:
"Смотри, за кем ты летишь
На красный - цвет огня.
Неидеальный герой
Не сказки не про тебя."

Фактор внезапности: внезапный!

0

2

Первым делом, выйдя из «Шестопера», Анна потопталась у входной двери и вернулась обратно, удивив этим и саму себя, и Эшлина, и даже плаща, который продолжал бормотать ей на ухо что-то странное и бессвязное.
– Вафли забыла! – девушка улыбнулась спириту, забирая коробку со стола, за которым они сидели буквально пять минут назад. Хозяин таверны уже успел оттереть со столешницы сладкие винные пятна и собрать разбросанные тут и там по полу перья Младшего. Ворон, замечая их пропажу, качнулся на плече у Анны и неодобрительно каркнул.
Эшлин полировал стаканы, привалившись к стойке. Воздух вокруг него был мутный, словно подернутый туманом. Глянув исподлобья на опять собравшуюся выходить Анну, кинул вслед: «Ты уж пригляди там за ним!», на что Страж кивнула, сильнее налегая на неподатливую входную дверь. Беспокоился, что до их следующей встречи Руфус превратится в стопочку лоскутков, заботливо стянутую ленточкой? Тогда засядут все вместе и будут сшивать, что же еще делать.
Анна помотала головой, на мгновение теряя равновесие и упираясь ладонью в стену. Прохладный уличный воздух пощипывал кожу, пытаясь немного взбодрить. Проникал в легкие, заставляя морщиться, а все внутри – холодеть, и Анна уже была готова вернуться в теплый зал таверны снова, но планы не исполнятся сами собой, вопросы ответов не найдут, а дела не сделаются.
Плащ, кажется, задремал – если такое, конечно, было вообще возможно. Он стал ощущаться на плечах немного тяжелее, чем раньше, и Анна улыбнулась, заботливо погладив левый рукав – вдруг он в своих похождениях выматывается так сильно, что даже не отдыхает? Руфус, даже когда она была маленькой, не отличался заботой к самому себе.
До здания гильдии Стражей от «Шестопера» двадцать минут бодрым шагом, на который, правда, Анна совсем не была способна сейчас. Ноги жили словно своей жизнью, и пришлось очень постараться, чтобы уговорить их двигаться в нужном направлении (а не в сторону телепорта и дома). Скрежет Младшего на плече то и дело возвращал девушку к реальности; редкие, но очень колоритные прохожие косились более чем неодобрительно. Первое время Анна даже пыталась коситься на них в ответ, потому что нечего шастать на улице по ночам, но потом бросила эту затею, наконец скинув с сознания большую часть алкогольных оков и зашагав быстрее.
Еще один поворот, и девушка оказалась на нужной улице. Гильдийское здание было сложно не заметить даже отсюда – большое и массивное, оно заставляло трепетать при одном только взгляде. Анна очень любила его внешний вид, но внутренние помещения всегда вызывали у нее еще больший восторг – библиотека, широкие каменные коридоры, темная и теплая лаборатория, большие залы для собраний. Там было, на что посмотреть.
Девушка нырнула в проулок, обходя здание сзади. Можно было даже не пытаться заходить через главный вход, остановят тут же, а лишних вопросов Анне не хотелось – хоть она и была членом гильдии, этот статус вряд ли очень помог бы ей, будь она остановлена прямо на входе в такое время. Скользнув за одну из редко используемых дверей, Анна поспешила по едва освещенным коридорам в сторону публичного Архива (допуск в который у нее, к счастью, был), пригрозив Младшему кулаком, чтобы даже не вздумал издавать хоть какой-то звук. Тот, кажется, обиделся.
- Руфус! – Анна подергала за рукава, пытаясь растормошить плащ. – Мы пришли!

Отредактировано Анна Эспер (2015-05-30 23:52:06)

+2

3

Итак, они шли в Архив. Глупая фраза, брошенная не менее глупым, да еще и пьяным, плащом, породила столь нелепую ситуацию. Пока Анна плутала между зданиями, фейри успел как следует «просохнуть», что бы это не значило, и теперь его сознание, заточенное меж сплетенных нитей, начало понимать, куда эта дорога может их привести. Нет, за себя он не боялся. За триста лет он успел найти сотни мест и лазеек по всей Сказке, где можно было бы спокойно переждать очередную «бурю». Но вот она... Она ничем не заслуживала такой участи в случае проблем. Несчастное дитя - без родителей, без друзей. Если бы она лишилась места у Стражей, - казалось бы последнего оплота в её жизни, - плащ даже боялся думать, чем бы это могло обратиться. Столкновением с темной стороной жизни? В худшем же случае – столкновением с реальностью.
Он не мог этого допустить. Фейри пылал абсолютной решимостью. Впервые он хотел сохранить и жизнь, и судьбу того, кто надел его на себя. И вместе с тем, не отступиться от тайны, решать которую они пришли. И потому, когда они остановились у двери, фейри заговорил:
- Слушай меня внимательно, - прошептал Руфус как никогда серьезным голосом, - Как только мы войдем, сними меня как можно скорее. Когда будешь вешать – урони. Сама акцентируй на мне внимание, скажешь, встречалась с мужчиной, вот и надела что-то яркое. Ты молодая... Тебе поверят.
Фейри ощутил неприятную тяжесть совести на своей шелковой душе - приходилось играть на искренности Анны. Однако это было единственным, что пришло в его пустую голову сейчас. В последние годы плащ стал замечать, как юная девушка почти превратилась в прекрасную женщину. Её взгляд, улыбка... Если даже он, вещь, позволял себе такие мысли, значит никто и сомневаться не будет в достоверности её истории. Ей определенно поверят. Часть плаща шевельнулась за спиной девушки и шмыгнула куда-то под руки, проверяя наличие бутылки.
- Это, - алый шелк коснулся темного сосуда, - очень старая настойка. Называется «Водоворот». Впрочем, когда попробуешь, ты все поймешь. Угости мисс Гримхиль, и пей сама. Чаще дыши носом. Разумеется, не забывай жаловаться на плохой роман. И самое главное – не смотри в мою сторону.
Руфус сжал ладонь девушки. Пусть знает - он защитит её.
- И да.. Анн. Если что-то пойдет не так... – легкое движение под плащом что-то засунуло в нагрудный карман юной Стражницы, - Ничего не бойся.

+2

4

Слова плаща звучали словно в какой-то другой реальности, доносясь до сознания Анны сдобренными эхом отрывками. Она слушала его, но почти не слышала, погрузившись в собственные мысли. «Тебе поверят», - говорил он, а Анна, сжимая увесистую бутылку вина, была готова разбить ее вдребезги о каменный пол, развернуться и уйти, отправляясь домой, чтобы там рухнуть на кровать и рыдать до самого утра, выедая себя изнутри за одни только мысли об обмане, лжи и даже о ночных прогулках. Девушка не любила подобные противоречия, а принятие решений никогда не было ее сильной стороной.
– Останься-ка ты тут, – она осторожно ссадила с плеча Младшего, оставляя его в полутемном коридоре. Он не пропадет, а вот ей лишние привлекающие внимание… существа – ни к чему.
Анна тихонько приоткрыла дверь Архива и скользнула внутрь. Была в этой двери неприятная особенность – если открыть чуть шире, чем наполовину, та начинала скрипеть.
– Анна?
Голос Лии Гримхиль, заведующей Архивом, прозвучал чересчур громко и резко, девушка едва не выронила бутылку с вином из рук. Плащ недовольно дернул рукавом.
Публичный зал Архива был, по меркам Анны, огромным. Он занимал два этажа, и даже если задрать голову и смотреть вверх, можно было с трудом различить самые верхушки стеллажей второго яруса. Здесь стоял вечный запах бумаги и книжной пыли, к нему примешивался сладкий аромат дерева и кожаных переплетов, и это сочетание вызывало легкую улыбку на губах девушки, пробуждая давние воспоминания. Архив мог бы стать любимым местом Анны в здании гильдии (после лаборатории, конечно!), если бы не слишком строгие и педантичные его работники.
– Лия! – Анна обернулась на голос, деревенея под внимательным взглядом заведующей. – Я знала, что ты будешь здесь!
Девушка изобразила лучезарную улыбку, искренне надеясь, что она получилась именно лучезарной, а не безумной. Взгляд Лии вызывал неприятные мурашки по всему телу, и Анна поспешила отвернуться, проходя к вешалке для посетителей и снимая плащ.
– Я вот… я шла мимо, совершенно случайно оказалась в этом районе, но не могла не зайти, я знала, что ты будешь тут в такой час! – голос срывался, но Анна не придавала этому значения. Поспешно снимая плащ, путаясь в рукавах и полах, девушка уронила его на пол и, теряя равновесие, наступила на красную ткань ногой, изо всех сил стараясь не чертыхнуться. – Дурацкий плащ!
Наклонившись, Страж подняла Руфуса, мысленно извиняясь перед ним за такое обращение, и повесила на крючок, давая тем самым себе еще пару секунд, чтобы собраться с духом.
– Этот дурацкий, дурацкий плащ! Не менее дурацкий, чем его обладатель… – Анна развернулась к Лии Гримхиль лицом, решительно шагая в ее сторону. – Отвел меня поужинать, устроил романтический вечер, а потом вышел на свежий воздух и – исчез! Исчез, ты представляешь?
Девушка тараторила, потрясая в воздухе бутылкой с настойкой. Ей казалось, что висящий на крючке Руфус должен сложиться от смеха пополам, и наверняка еще много раз будет припоминать ей эту байку.
– Оставил на стуле этот плащ и ушел! Он, правда, теплый и красивый, я его себе заберу… – Анна показательно шмыгнула носом, подходя вплотную к стойке регистрации, за которой стояла Лия. – Ты ведь меня понимаешь, правда? Лия, я больше никому не могу рассказать такое, только тебе!
Где-то в глубине души Анне хотелось рассмеяться. Интересно, как все это выглядело со стороны? Наверное, жутко неправдоподобно. Завершая свой небольшой концерт, Анна выдернула пробку из горлышка бутылки, да хлебнула прямо оттуда – от души, не жалея. Слова Руфуса про «дышать носом» всплыли в сознании в очень верный момент – настойка слишком рьяно ударила по мозгам, снова заставляя девушку терять равновесие. Анна с громким стуком опустила бутыль на стойку и подалась вперед, резко ухватывая ничего не понимающую Лию за руку и сжимая в ладонях ее тонкие и прохладные пальцы.
– Лия, выпей со мной! Выпей за этого проходимца – чтобы больше в моей жизни его никогда не было!

Отредактировано Анна Эспер (2015-06-01 00:09:21)

+2

5

Задерживаться на работе уже вошло в столетнюю привычку Лии. Перебирать документы, что поступили совершенно недавно и не были разобраны работниками Архива, вместо того, чтобы наслаждаться запоздалым ужином на небольшой веранде – стали ее любимым занятием в вечерние часы. Отчет по новым разработкам ученых, получив свой шифр и будучи занесенным в каталог, отправился на третью полку, сведения о торговцах поддельными амулетами и очередной драке в таверне, закончившейся порчей мебели – пока отложены в сторону. Их место в шестом отделе архива, что гораздо дальше, вниз на один лестничный пролет. И, похоже, мелкие преступные деяния останутся на рабочем столе Лии до завтрашнего утра. Было поздно. Дописав список важных поручений, Лия отложила перо в сторону, потянулась, разминая уставшую спину, и стала спешно собираться. Накинув на плечи легкую накидку, женщина выбежала за дверь. Раздался звон ключей и спешный стук каблучков по каменной лестнице. Мерцающие светлячки следовали за нею по пятам, оседая на платье светящимися частицами. Ей еще надо забежать в публичный архив, оставить поручения на столе, а затем с чистой совестью отправиться домой.
Наклонившись над стойкой и перебирая  карточки посетителей, что каким-то образом оказались не в специальном на то отделении, а хаотично разбросанными на столе, женщина не сразу приметила внезапную гостью.
-Анна?-в библиотеках нельзя повышать голос. В пустых, огромных залах, сплошь пропитанных архивной пылью и запахом чернил тем более. Лия и сама удивилась: не только внезапной встречей с Эспер, но и насколько громко у не получилось произнести имя той, кого она уж точно не ждала этим вечером. Окинув девушку беглым взглядом, Гримхиль пыталась понять, что ей понадобилось в столь поздний час, когда только самые фанатичные фанатики остаются на работе ковыряться в накопившихся делах.
-Случайно ли?-вопрос прозвучал, как утверждение. На глаза попалась бутылка, несчастный плащ, который пострадал за своего хозяина и суетные движения девушки, пытающейся то ли совладать со своим волнением, то ли со своим гневом или разочарованием. Лия еще не поняла, что из этого более правдоподобно в случае с Анной. Не имеющая особенности заводить друзей среди женского населения Валдена и его окрестностей, Лия лично, не могла понять, какой черт дернул Эспер, на свой страх и риск пробираться в публичный Архив с бутылкой чего-то горячительного в надежде распить ее в не в гордом одиночестве, а в компании той, чьи методы, она, мягко говоря, не переваривает.  Внезапно проснувшееся желание выговориться? Даже не смешно. Поболтать по душам с Лией Гримхиль удавалось не многим. Трое из них, как гласит история, отправились в Чертоги Смерти. Внезапно возникшая потребность пробраться в архивы, куда для Анны пока нет доступа, почему-то сразу не рассматривались Лией. Недавно вступившие в ряды Стражи, как правило, ведут себя очень послушно, не нарушая приказов и предписаний. Не умеющие починяться начальству и законам гильдии долго тут не задерживаются. Один неверный шаг может перечеркнуть все добрые  заслуги человека.
-Я понимаю лишь то, что сейчас слишком поздно, а вы не в том состоянии, чтобы разгуливать по ночному Валдену и уж точно, не должны сейчас находиться в архиве,-голос Гримхиль смягчился. Она посмотрела на Анну взглядом, полным смиренного сочувствия, что свойственны мачехам или тетушкам, которые не имеют должного влияния на своих взрослых подопечных и не могут их каким-то образом уберечь от беды. Они могут лишь укоризненно качать головами и как заведенные произносить, что это было уроком на будущее.
-Послушайте, Анна,-Лия сжала в своей руке горячую ладонь Эспер, поддерживая ее и не давая упасть вперед.-Сейчас мы заберем этот плащ, раз он вам так понравился, выбросим эту бутылку и я вас провожу домой. Вы ведь на ногах даже не стоите! Забудьте того проходимца.
Голос женщины стал тихим, и, казалось, незнакомым. Приобретя странные нотки теплоты и участия, ее интонация вполне могла оказаться фальшивой, но повышать голос и просить покинуть помещение казалось Лии иррациональным в случае с опьяненной девушкой. Отдает ли она себе отчет, что вообще делает?

+2

6

Стараясь не смотреть в сторону плаща или входной двери (план с отступлением так и не был придуман, а, наверное, стоило бы), Анна почти вросла в стойку регистрации, даже приподнялась на цыпочки, чтобы придвинуться еще ближе к Лии.
Они никогда не были близки, и сейчас девушка немного жалела об этом. Не из каких-то корыстных убеждений в том, что связи могли бы помочь проникнуть в Архив скорее и тому подобное, нет. Анна вспоминала, с какой жалостью смотрел на нее плащ, и какое волнение было в его голосе – наверное, ей и правда не хватает всех этих прелестей обычных людей: компании, друзей, веселья. Ее, в целом, не тревожило отсутствие всего этого в жизни, но крохотная мысль о том, что все могло бы быть иначе, в сознание закралась.
Руки дрожали, отказываясь слушаться. Анна сжимала пальцами горлышко увесистой бутылки, но, желая сделать очередной глоток, едва не выронила бутылку – среагировала вовремя, подхватывая ее прямо над стойкой, в которую упиралась руками Лия. Но тяжелые капли вина, не пожелавшие задерживаться внутри сосуда, упали на лежавший между девушками лист бумаги.
– О нет! – вскрикнула Анна, в который раз подивившись громкости эха в Архиве. – Я не хотела…
Не выпуская бутылку из пальцев, Анна быстро обошла стойку, оказываясь рядом с заведующей. Наклонившись к документу с ее стороны, вгляделась в вереницу слов, написанных ровным почерком. Список поручений? Даже такой с виду не очень важный документ было чертовски жаль.
– Я сейчас! – девушка, не обращая на Лию никакого внимания, бросилась вглубь Архива, между рядами, направляясь к противоположной стене. Когда-то там в одном из шкафчиков хранились всякие мелочи для уборки, Анна прекрасно это помнила, но вот только в каком именно из десятков одинаковых ящичков?
Анна открывала свободной рукой один за другим, но там было что угодно, кроме какого-нибудь кусочка тряпки – свитки, перья на любой вкус, вощеные веревочки и шпагаты, ключи, жестяные баночки с сургучом. Вздохнув, Анна перевела взгляд в сторону стойки регистрации – ее отсюда было видно лишь частично, но Лия, судя по всему, так и не сдвинулась с места, за девушкой не пошла. 
Понурив голову, Анна побрела обратно. Высокие полки с документами давили с обеих сторон, от ощущения спокойствия и умиротворения, которое обычно царило тут и окутывало Анну, когда она находилась тут, не осталось и следа. Выйдя к Лии, Страж уже во второй раз бухнула бутылку с вином на стойку, вздыхая.
– Я не нашла тряпку. Прости, пожалуйста. Кажется, список придется переписать. Хочешь, я помогу? – не дожидаясь ответа, Анна придвинула стул для Лии, а потом и для себя, и опустилась на него, осторожно проталкивая бутылку с настойкой по гладкой столешнице в сторону девушки, и добавила: – Угощайся, пока я сама все не выпила.

+2

7

-Послушайте, Анна…-начала женщина, пытаясь донести до своей подвыпившей коллеги, что устала, что давно пора домой, что… Черт возьми! Пара капель настойки упали на бумагу, тут же привлекая внимание Лии. Казалось, что такого могло быть в случайных каплях спиртного. Ровные строки тут же поплыли, окрашивая бумагу серым пятнистым рисунком. Женщине не было жаль составленный список, он всего лишь повторял уже ранее произнесенные вслух указания, которые, даже и без напоминания, будут выполнены. Подцепив листок бумаги, Лия недовольно поморщила нос – запах алкоголя был резким. Как такое вообще можно пить? Когда-то у Гримхиль был супруг, разбиравшийся в винах так хорошо, что казалось, вырос в семье виноделов. Увы, он не смог научить Лию верно выбирать напитки, но даже хорошего примера хватило, чтобы понимать, какая настойка или вино достойно внимания, а какая нет.  Впрочем, все ее знания сводились к одному: на пересечении Солнечной и улицы Утренней зари находился отличный магазин прекрасных вин. И покупали там исключительно те, кто платил за удовольствие выпить качественный напиток, а не за желание напиться до потери сознания.
Скомкав испорченный листок, Лия резким движением выбросила его в корзину под столом. Составлять новый ей не хотелось, как и вести ночные разговоры с подвыпившей Эспер. Терпеливо дождавшись ее возращения, и, при этом проследив за всеми ее перемещениями в зеркальном отражении, Лия нервно дергала выбившуюся нить на манжете. Пусть Анна не в том состоянии, чтобы отдавать отчет в своих действиях и данную ситуацию можно оставить только между ними, никому ничего не сказав о таких поздних посиделках в Архиве и лямурных похождениях молодой Стражницы (хотя посплетничать ой как хотелось, да вот так сложилось, что не с кем), но девушка явно испытывала терпение Гримхиль.  И если поначалу женщина испытывала лишь  сочувствие и некое желание помочь, то сейчас излишнее внимание к ее особе начало надоедать, а в мыслях тут же промелькнули некоторые сомнения по поводу данного визита. Когда-то Лию пытались подставить весьма неразумными способами, из кожи вон лезли, чтобы  скомпрометировать и унизить... Недовольных, обиженных и оскорбленных всегда хватало, а  проявлять дружелюбие ко всем и каждому не входило в прямые обязанности Лии.
-Не стоит так беспокоиться, Анна,-голос женщины лишился прежних теплых оттенков, вернув себе утраченные сухие официальные интонации. На предложенный стул она так и не присела, оперевшись о край стола.
-Ты поможешь, если вспомнишь все, что там было написано,-некоторым людям противопоказано шутить, поэтому Лия очень редко это делала. Вернее, пыталась. Гримхиль, хорошо скрывающая  раздражение и одновременно, старающаяся изо всех сил восстановить свое внутреннее спокойствие и настроиться на позитивный лад, была похожа на карающее правосудие. Будь та фраза ненавязчиво брошена как бы «между делом», Лия бы не выглядела так, точно старается заставить Эспер искупить свои грехи и исписать десять таких листов таким же ровным почерком, как у заведующей Архивом.
-Я лишь хотела сказать, что не стоит утруждать себя, это не твоя забота!-бутылка с настойкой все же попала в руки Гримхиль. Название на этикетке ни о чем не говорило.-Ты, конечно, можешь выпить все, но тогда проводить тебя домой я не смогу. И, я вижу, обида уже прошла, так что повода пить это… эту настойку у тебя нет.
Оценив высоту Эспер и свои невыдающиеся низкорослые габариты, Гримхиль невольно содрогнулась от мысли, что же будет, если Анна опустошит все.
-Тем более, я вполне догадываюсь, зачем Вы здесь,-бутылка нарочито громко ударилась донышком о лакированную столешницу. У холодной чопорности и создавшегося образа весть свои плюсы: двоякая фраза звучит разоблачающее, и если пристальный взгляд Лии не уловит ничего сомнительного, то можно спихнуть все на сложившиеся манеру разговаривать в таких интонациях.

+2

8

Вот то, что происходило сейчас, в принципе не должно было происходить. Проклятый алкоголь! Проклятые амбиции! Руфус бы чертыхнулся, валяясь на полу, да привлекать внимания суровой мадам вовсе не хотелось. Счастье, хоть половицы были чистыми. К слову, плащ, кажется, начал вспоминать, кто такая Гримхиль. Вроде бы была некая особа, весьма скованная в плане эмоциональных возможностей, и вдова со стажем. Фейри скорчил брезгливое выражение на своем капюшоне, этакий горизонтальный полумесяц. Тем временем, девчушки продолжали «задорно щебетать» на свои девчачьи темы. А где-то под другим, противоположным, концом себя плащ ощутил какое-то движение. Нечто, шкрябая своими крохотными лапками казённую поверхность, пыталось залезть под полы. Конечно же это был Младший. Ворон явно не желал быть в стороне столь неоднозначно трактуемых событий. Тогда маленькая птичка с неизвестным происхождением еще и не помышляла о том, что именно ей предстоит стать ключевым фактором последующего развития событий.
Голос «библиотекарши» начал источать неприятные нотки холода и раздражительности, и плащ был готов поклясться на заплатки Анимуса, что та начинала что-то подозревать.
Разговорить и увлечь леди Гримхиль подальше от инициатора сей гениальной аферы у несчастной мисс Эспер получалось из рук вон плохо. А значит, нужно было брать дело в умелые красные руки! Ну, полы, то есть. И Руфус взял!
Плащ заранее извинился перед Младшим. Шелковая ткань стремительно стала обволакивать ворона. Меж тем, фейри стал закручиваться против оси, подобно полотенцу, которому надлежит выжимка после стирки. Почему? Однажды, во время путешествий по миру людей красный странник увидел то, что покорило его сердце навсегда. Впервые, огромная толпа людей собралась в одном месте не для того, чтобы убивать себе подобных, а чтобы ликовать при виде того, как восемнадцать человек радостно кидают мяч и лупят по нему деревянной палкой. Это было взаправду восхитительно. Подобный бросок решил повторить и плащ. У него не могло не получиться, он же тренировался!
И Руфус что есть силы швырнул «крученого» ворона метким бросков прямиком в голову леди Гримхиль, намереваясь лишить ту сознания. Вряд ли такое действие могло быть летальным. Еще никто не умирал от точного удара птицей.

[dice=5808-1:10:0:Попытка вырубить Гримхиль красноголовой вороной]

+3

9

Чувствуя, что разговор может затянуться, Лия уселась на краешек стола, скрестив руки на груди. Обычно она себе такого не позволяла, ведя себя крайне сдержанно и очень подтянуто, словно только она хоть на секунду потеряет над собой контроль, то и окружающий мир начнет рушится. С полок посыплются книги, папки с документами выпотрошат свое содержимое, стеллажи сложатся, точно карточные домики. Но вряд ли когда ей еще придется увидеть в этих высоких и огромных залах, где пыльный воздух смешался с запахом терпкого алкоголя,  подвыпившую мисс Эспер. Говоря откровенно, Гримхиль было совершенно все равно, как ответит Анна: отшутится, попытается оправдаться или что-то еще. Дама для себя решила, что во что бы то ни стало, должна побыстрее избавиться от запоздавшей посетительницы, вне зависимости от истинных причин ее появления в Архиве.  Разговор на пару секунд повис в воздухе. Ненужная болтовня, начинавшая раздражать своей навязчивость, смолкла, и стены архива ответили благодарной тишиной.
Жаль, что узнать, что же желала Анна, Гримхиль так и не удалось. Что-то тяжелое ударило ее по затылку. Резкая боль и мир, вдруг плывущий перед глазами. Держать равновесие уже не было сил, и Лия поняла, что валится вниз, теряя сознание, но от падения защитить себя не может.  Раскачивающийся, точно палуба корабля, отполированный тысячью ног пол радушно принял в свои объятия хозяйку Архива стражей, добавляя к синяку на затылке еще и шишку на лбу. Прекрасное завершение дня! Радуйтесь, злопыхатели.

Потом Лия так и не смогла объяснить, как такое могло произойти. Она следила. Все время, пока Эспер была в Архиве, пока разговаривала с заведующий, пока ходила за тряпкой, чтобы убрать со стола… Фактически незаметно для своей гостьи Лия следила за ее движениями, но так и не смогла предугадать, что случится в следующий момент. Одно единственное упущение – и та, что казалось бы, должна была хранить все секреты, приветливо распахнула двери перед проникнувшими в Архив под занавес дня.

+3

10

– Руфус! – Анна вскрикнула, прижав ладони ко рту. Алкоголь, казалось, вышибло той же черной молнией, которая секунду назад летела в сторону Лии Гримхиль. – Зачем же так грубо?!
Глядя на нахмурившегося плаща, голос ей срочно пришлось понизить. Оставалось лишь надеяться, что внезапный вскрик остался погребен под тяжелой тишиной Архива и за двери не просочился.
– Неужели нельзя было поаккуратнее? – Анна перешла на шепот, но плащ и не думал отвечать на вопрос или хоть как-то оправдываться: когда девушка обернулась к нему, Руфуса на прежнем месте уже не было. Красная ткань мелькнула в стороне меж рядов с полками, и Страж с облегчением выдохнула. «Не хватало, чтобы еще и бросили прямо тут».
Анна, растягивая время, приподнялась со стула. Цепляясь пальцами за стойку регистрации, сделала несколько неуверенных шажков вперед и перегнулась через стул, который принесла для Лии. Та лежала на полу, руки покоились вдоль тела, с лица впервые за все время, когда Анне доводилось видеть Лию, ушло суровое выражение. Копна волос разметалась вокруг головы и шевелилась. Анна неосознанно впилась ногтями в деревянную поверхность стойки, не решаясь сделать следующий шаг.
– Ох нет, Младший! – наконец поняв, от чего копна рыжих волос главы Архива двигалась, Анна пришла в ужас уже второй раз за последние несколько минут. – Руфус, ну как же так…
Бросившись на пол, с предельной аккуратностью Страж извлекла запутавшегося в локонах ворона, сдерживая его попытки выбраться раньше времени и отделяя прядь за прядью, пока наконец тот не оказался на свободе. Благодарно каркнув – а точно ли это была благодарность? – Младший скрылся за высокими стеллажами. Анна, еще раз взглянув на Лию, поправила взъерошенные вороном прядки и поднялась на ноги.
Время бежало гораздо быстрее, чем могло показаться, поэтому приниматься за поиск было необходимо сию же минуту. Обойдя несколько рядов и мельком оглядев их содержимое, Анна перешла в дальнюю часть Архива. Может, все самое интересное лежит подальше от входа? «Если оно вообще хранится именно в этом помещении» – хмыкнула Анна, натыкаясь на ряд, состоявший полностью из маленьких закрытых шкафчиков. Для таких обычно носят увесистую связку ключей и подолгу подбирают нужный ключ к той или иной ячейке. Анне почему-то казалось, что в каждой из них прячут дорогущие и редчайшие сорта вин и разных настоек, за которые Эшлин был бы готов очень на многое, да вот только… Ох, вероятно, настойка, выданная ей Руфусом, была вовсе не так проста.
– Руфус, а «Водоворот» вызывает привыкание? – Анна говорила достаточно громко, чтобы плащ мог услышать ее из ближайших частей Архива. Девушка вела пальцем вдоль корешков увесистых и не очень фолиантов на одной из полок. Списки Стражей за последние сто лет, перечни раскрытых дел и справочники о мире – кажется, ей нужен совсем другой раздел. Не дождавшись ответа от плаща, Анна переспросила: – Руфус?
Выглянув из-за полки, Страж увидела его в нескольких метрах. Тот, призывая подойти, махал красной полой.

Отредактировано Анна Эспер (2015-07-05 00:06:04)

+3

11

Итак, план увенчался успехом. Ну, то есть, его самая дипломатичная часть. Когда ворон попал-таки в голову, плащ довольно хлопнул в ладоши, еле сдерживая нити, чтобы не крикнуть «Страйк!». Хотя… это уже из другой истории. Возмущения Анны прошли мимо него.
Руфус не собирался тратить ни минуты добытой в этом нелегком, буквально головокружительном сражении. Плащ кинулся к полкам, стремительно зашуршав полами по архивным папкам. Ну кто так располагает ярлыки? Ничего же не понятно. Совсем нынче не уважают труд взломщиков! Вот ворвался ты так, и что теперь? Так можно и не одну неделю тут проторчать.
Руфус многозначительно хмыкнул, доставая очередную папку.
- Дело о лазурных расхищениях и стальном… пауке? - Медленно, почти по буквам прочитал красный. Капюшон вопросительно потянулся вверх. И дело тут было вовсе не в том, что, по сути, безглазый плащ сумел прочитать текст. Дело было в буквах. Он завертел головой: там дело о морозном цветке, тут - о каменных истуканах.
- Дело о лаз.. Л! – Констатировал саван и швырнул бесполезную папку за спину. – Тут все в алфавитном порядке! Кто вообще до такого додумался?! 
Новая проблема нарисовалась совершенно неожиданно. Руфус прекрасно помнил, когда пропала Анна-старшая: пасмурный март, двадцатое число, год Убывающей звезды. И именно годовую архивацию плащ надеялся найти, врываясь в это проклятое хранилище знаний. Не несущие ни грамма нужной информации с легкой шелковой папки продолжали лететь назад.
Где-то там за стеллажами послышался голос Анны. Он уже принялся махать полой, как мгновением позже она уже выскочила у плаща перед носом. Ну, там, где он мог быть, если бы был. 
- Чего ты так орешь! – буркнул Руфус и шлепнул архонта по лбу. – Ты выдашь нашу маскировку врагу. Я просто так, чтоль, ту хмурую мисс убаюкал?
Плащ сгреб груду папок и кинул их на пол, демонстративно пару раз топнув по ним. Наверняка не зря Путь распорядился так, что Гримхиль потеряла сознание, ибо увидь она то, как плащ обращается со столь ценными знаниями…
- Ты же тут работала! Где тут дела четырехлетней давности?

+2

12

– Я не ору! – возмутилась Анна, когда в лоб прилетел шлепок красной полой плаща. Возмущенно посмотрев на Руфуса, девушка принялась собирать скинутые на пол папки с делами. – Зачем разбрасываешь?
Опустившись на корточки, Анна перебирала разбросанные пухлые папки. Расположение по алфавиту было совсем не тем, что им нужно: кто знал, как могли назвать дело, связанное с ее матерью, и было ли оно вообще? Страж усиленно думала, стараясь выудить из памяти какие-то мелочи, связанные с этим местом. Ну не могла в таком огромном и с виду понятном Архиве быть расстановка только по алфавиту. А потом идея пришла словно сама собой.
– Карта! – воскликнула Анна, после чего получила еще один предупреждающий шлепок от Руфуса, тут же снова переходя на шепот. – Карта Архива!
Анна поставила на полку сброшенные Руфусом папки и бросилась между стеллажами к стойке регистрации – плащ несся где-то позади. Как она могла забыть про нее? Та была на самом видном месте: в рамке и под стеклом, карта со всеми подписанными стеллажами висела прямо у входа. Подбежав к стене – ох, видела бы Лия, что она тут бегает! – Анна замерла, изучая. Руфус выглядывал из-за плеча, а Младший, до конца не отошедший от броска, метался где-то под потолком.
– Вот! – красная пола метнулась к верхнему правому углу карты.
– Нет, не то! Вот, смотри! – Анна указала пальцем на совсем противоположный угол. Над схематичным изображением стеллажей была сделана пометка «5 – », означавшая, что там собраны дела за последние пять лет. Большая алая буква «О», красовавшаяся над изображением соседнего стеллажа, заставила Анну нахмуриться и обернуться к плащу.
– Ну а что ты хочешь? – он словно читал ее мысли. – Да, раздел с делами, отнесенными к опасным, что такого? Этот мир не так добр и светел, как тебе может казаться.
Анна промолчала, и до нужных стеллажей шла, не проронив ни слова. Организация папок на этих полках была именно тем, что им и надо. Девушка мельком пробежалась взглядом по корешкам: год Красных Яблок, год Убывающей Звезды – оно! Вела пальцем по ним: январь, февраль, март. Восемнадцатое, девятнадцатое, двадцать… первое.
– Руфус, – позвала Анна, еще раз проводя пальцем по корешкам с датами. – Тут нет двадцатого числа.
Страж повернулась к противоположному стеллажу. Руфус, подцепив полой одну из папок, вытаскивал ее из плотной стопки. Младший сидел наверху на самом краю полки, переступал с лапы на лапу и, не мигая, смотрел на Руфуса.
Красную букву «О» на боку стеллажа, рядом с которым стоял плащ, Анна заметила не сразу.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 13.04 [Кровные узы] Глава II. Меж строк.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC