Dark Fairy Tale: музей Сказки

Объявление



Кто захочет поиграть - http://staden.rusff.ru/ . Будем рады видеть))

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 17.04. В тенях прошлого, дебрях настоящего, под туманом будущего.


17.04. В тенях прошлого, дебрях настоящего, под туманом будущего.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: разнообразное.
Местоположение: лесные дебри и далее по обстоятельствам.
Участники: Генрих, Олгар.
Предыстория: борьба с тьмой прошлого не знает границ. Окончательно потерявшийся в себе и окружающем пространстве, Олгар блещет какими-то подозрительными безумными выходками, и рьяно ищет виновников начисто отшибленной памяти. Дабы жестоко расквитаться естественно, зачем бы еще.
Вмешательство мастера (фактор внезапности): да как получится.

Отредактировано Олгар (2015-06-05 19:06:49)

0

2

Промозглый холод в сером рассвете прокрадывался под каждый куст, заглядывал под каждое дерево, и даже вполне мог доставать из-под влажной земли. В вересковых зарослях притаилось явно вселенское зло. По крайне мере дышало оно жутко, хрипло, и даже будто бы тихо порыкивало, выразительно сверкая воспаленными изумрудными огнями слегка прищуренных глаз. Во все стороны топорщились серые перья, и дрожали они как-то тоже очень зловеще. Да и само зло, скрючившееся на мокром мху, было вида вполне представительного и жуткого. Исцарапанное лицо с нависающими на лоб черными прядями, шрам пересекающей половину, недовольно скривленные губы, и вновь этот противный жуткий взгляд. Конечно, будешь тут пялиться, когда все что помнилось, умещалось в маленькую, прямо невидимую песчинку, остальное же исчезало за непроглядной тьмой. И даже когда потерял сознание от усталости, полного изнеможения как духовного, так и физического, даже тогда ни единый сон не почтил разум. И стоило теперь подниматься, да вновь начинать день с погони за неизвестностью.
Олгар поднялся. Сначала вставая на четвереньки, нелепо растопыривая руки, расправляя для равновесия оба крыла, а потом хрипло кашляя, заваливаясь на бок. Похоже, судьбе было мало, и она решила продолжить жестокие забавы, наиграться всласть. Приступ кашля напоминал удушье, продолжался долго, пока от стараний на мох не упали сгустки крови. Вздрагивая крупной дрожью, ссутулившийся мужчина зажал рот рукой, поспешно вытер губы, и судорожно, с присвистом пару раз вздохнув, наконец осмелился выпрямиться. Так было гораздо лучше.
Нет, все же до какого-то там вселенского зла Олгару оказалось еще ой как далеко. Воспаленные покрасневшие глаза, распухший нос и очередной приступ кашля, сотрясающий воздух, вполне давали понять, что он очень даже живой. Настолько, что когда пошатываясь, цепляясь за колючие ветки побрел своей дорогой, сил хватило на путешествие до корявого деревца, с которым обнялся, словно со старинным приятелем, и совсем неблагодарно принялся заляпывать кровью светлую кору. Да, кашель был жутким. Крылатого трясло, знобило, но то ничуть не мешало задуманной цели. Лес обязательно когда-нибудь кончится. О, он непременно сможет выбраться и найти того, кто за все ответит.
Хмурясь, сводя густые темные брови к переносице, Олгар слизнул с листьев несколько прохладных капель росы. Да, жажда мучила сильно, и только сейчас понял насколько. Медленно повертев головой в поисках более надежного источника питья и не найдя ничего подходящего, он уткнулся лбом в прохладный древесный ствол. Сосредоточиться не получалось, а треклятая слабость весьма коварно пригибала к земле. Предлагая сесть, удобно улечься, завернуться в крылья и спать, спать целую вечность. Вот уж нет… Не на того нарвались.

+1

3

В то время, как тивад, которому не слишком повезло в жизни, пытался добраться до живых существ, одно из них само шло навстречу. Генрих, замотанный гильдийские одежды цветы листвы, отправился в эти дебри далеко не за тем, чтобы кого-то спасать. Во-первых, следовало пополнить запасы некоторых трав. Разумеется, в таких вылазках лекарей должны были в идеале сопровождать Стражи, но ученые часто пренебрегали этим правилом. Как вот сейчас, пробираясь сквозь кустарник, чтобы достать до ярко-желтых, почти осенних нужных листьев.
Листья были картонными, было бумажным все, даже вот те самые зеленые одежды. Сказка в очередной раз пошутила, и все, что существовало, ныне стало одно большой живой книгой. В другое время Генрих бы наверняка заинтересовался более, чем сейчас, потряс бы Руца изучать это явление, но ум шамана был занят куда менее приятными вещами.
Потому и отправился в леса, один.
Звонко треснул черенок, в сумку опустился картонный лист. Легенды не лгали - дерево это плакало кровью, когда у него обрывали листья. Вот и сейчас красные капли упали на землю, волшебным образом впитались, хоть и были всего лишь бумагой. Это было очень странно.
Лекарь в который раз посмотрел на кольцо с обсидианом, которое дал ему Сонный рыцарь. Камень не блестел, сложно было вообще воспринимать себя нормально в таком-то виде. Кольцо нашептывало, говорило тихо, проникало в сознание. И то, что вещало оно, не нравилось Генриху - и вместе с тем было таким... естественным и простым.

Кашель застал врасплох. Лекарь встрепенулся, рефлекторно отступил на шаг обратно, меньше всего желая незваных встреч. Вместе с тем, почти врожденная уже лекарская привычка помогать нуждающимся, принуждала не малодушничать. Каждая минута была дорога.
"Оставь его... Кто он тебе?"
Голос говорил не об опасности, не о сохранении шкуры, а об эгоизме. Шаман сжал зубы и пошел вперед.
"Ты не обязан!"

У ствола дерева стояло существо (монстр, фэйри?), нечто за спиной можно было назвать крыльями в ужасном состоянии, да и сам мужчина явно нуждался в помощи. Голос в голове что-то раздраженно произнес и исчез за более нужными сейчас мыслями о состоянии раненого.
- Я лекарь! - произнес Генрих, когда подошел ближе, сбросил сумку с плеча, чтобы не мешала осматривать незнакомца. Многие могли бы наброситься в таком состоянии, поэтому лекари, как правило, сразу заявляли о своей профессии. Это давало шанс на то, что получится выполнить работу и помочь.
- Лягте. Аккуратней.
Хотелось бы спросить, что случилось, но вряд ли мужчине сейчас самое время разговаривать. Внутренние повреждения. Ребра. Хоть место, куда удалось положить, было более-менее годным, это не Латт Свадже.
- Глотайте.
Пушистый желтый шарик-диагност отправился с ладони в рот. Генрих продолжил рыться в сумке, пытаясь выудить за кипой трав и листьев то, что могло бы помочь.

+1

4

Забавно было то, что Олгар картонность мира абсолютно не ощущал. Все было вполне естественно и в порядке вещей. О том, что может быть как-то иначе, болезный не задумывался. Других проблем выше головы, так что чего думать. Да и изрядный провал в памяти вполне обязывал воспринимать мир совершенно любым, не забывая притом выворачиваться наизнанку в нелепых попытках добраться до истины. Чем Олгар и занимался, продолжая любезно обниматься с деревцом, и до тошноты увлекаясь терзающим кашлем. То отнимало последние силы, начисто дезориентируя в пространстве. Так что перед невесть откуда взявшимся лекарем крылатый предстал совершенно незащищенным, растерянным дальше некуда. Глупо похлопав сверкающими глазами, он скривился, неохотно вытирая перемазанное кровью лицо о многострадальную кору, и уже куда более внимательно, склонив голову, принялся рассматривать непрошенное спасение от всех бед и несчастий. Вроде бы лекари они все поголовно такие… Вроде бы. А что знает о лекарях? В принципе почти то же, что и о себе. Он Олгар. На том и закончим. Лекари спасают от недугов. И все, остальное как придется. Может быть, спасают путем сжирания внутренних органов, с принесением в жертву невинных младенцев. Кто ж их разберет… Однако первые мгновения, заторможено соображая что к чему, не прекращая мучительно кашлять, Олгар оказался на удивление покладист. Пока не завалился на спину, и вот тут-то стало очень больно, и совсем уж неприятно. Хрипя, приоткрывая рот, словно громоздкая рыбина, выброшенная на берег во время шторма, он прикусил стремящейся пролезть в глотку шарик и быстро дотянувшись до губ скрюченными пальцами, вытащил несомненно опасную штуковину, упрямо забрасывая куда подальше.
Сил вполне хватило, чтобы встрепенуться, резко приподнимаясь, и совсем неблагодарно вцепиться крепкой хваткой в шею лекаря. Пальцы очень привычно переместились на горло, опасно сжимая и слегка встряхивая.
- Кто таков? Никак убить желаешь… - слова звучали хрипло, неразборчиво, и больше напоминали карканье ворона.
Только пальцы сжимались все крепче, а одновременно с тем Олгар задыхался и сам. Мокрые перья на крыльях разом встали дыбом, делая его куда страшней и внушительной. Да и глаза с безумным, воспаленным взглядом горели выразительными яркими огнями. Может именно этот лекарь обманом затащил в лес, лишил памяти и теперь прикидывается что хочет помочь. Конечно же, они все такие. Им только волю дай.

+1

5

Часто подобным образом поступали те, кому лекари хотели помочь. Но они все равно упорно продолжали выполнять свою работу, не смотря на испуг ли, неблагодарность ли, отвержение. Главное - спасти жизнь... а прочее...
"Видишь! Он хочет убить тебя!"
Часто проблема лекарей была в том, что они не могли толком защититься. Как в случае с Генрихом. У него была прекрасная возможность прекратить бояться силы - походы к монстрам, присутствие рядом Повелителя ужаса, боги, да даже встреча с Ней, с маленькой хозяйкой Чертог. Но шаман раз за разом не желал видеть насилие и уступал тело тому, кто относился к нему столь же легко, как Генрих - к своим рукам или ногам. Фё - дух шамана, пришел бы сразу по зову, защищая, но разве мудро отвечать силой тому, в ком едва теплится жизнь?
- Убить вас можно было одним ударом, - зло ответил Генрих, в ответ вцепившись в руку раненого.
Только на это и хватило, потому что дышать становилось сложнее. А вид крылатого говорил скорее о том, что он умрет, чем сдастся просто так.
"Отомсти ему, отомсти!"
Проклятое кольцо терроризировало сознание, выдавая совсем не те мысли, которые бы в другое время владели в той же ситуации - жалость, сострадание, желание помочь. Пожалуй, Руц Рукх бы как следует отчитал бы за этот невинный поход за травами. Вцепившись уже всеми десятью пальцами в руку крылатого, чувствовал, как тот слабеет, и ужасающий вид сменялся на слабый, а шелест бумажных крыльев уже не казался таким устрашающим. Сила с кольцом была выше, незнакомец терял кровь, и в какой-то момент стало возможным освободиться. Генрих закашлялся, прижимая ладони к горлу.
- Вы умрете... если не помочь. Позвольте.
Надо было бы еще добавить, что из гильдии, из Латт Свадже, но разве оно было так важно? К тому же, хоть Генрих того и не знал, вряд ли бы это что-то сказало крылатому.

+1

6

Должной силы в Олгаре не оказалось, так что приходилось довольствоваться малым, стараться выкрутиться из того, где выхода то ровным счетом никакого нет. Но жить хотелось, не смотря ни на что. Да вот только в том сам себе умудрялся противоречить. Хрипя, кашляя, крылатый цеплялся за руку лекаря, другой все так же упрямо пытался дотянуться до горла. Да, вполне можно убить одним ударом. Но пока незнакомец не спешил то сделать, можно было как следует побороться. Растягивая окровавленные губы не то в жуткой ухмылке, не то в оскале, Олгар пытался взять контроль абсолютно над всем. Тщетно. Тело не слушалось, и даже держать пальцы на руке крепко сжатыми, и то было невероятно тяжело. В легких что-то свистело, булькало, темные сгустки, которыми отплевывался, сменились на алые подтеки, и их стало куда больше. Земля с благодарностью впитывала дары, а Олгар щедро делился кровью, захлебываясь, упрямо цепляясь, пытаясь вдобавок подняться. Раскинув оба крыла в стороны, он, в конце концов, просто рухнул спиной на мокрый мох и прижавшись горячей щекой к такой приятно-прохладной поверхности, вроде бы на мгновения закрыл глаза. Сил не оставалось, надо было немедленно отдохнуть, а там уже как придется. Он же подождет справедливой битвы? Конечно, подождет. Лекари они такие… Терпеливые. И конечно же могут ждать, чтобы отомстить. Или всадит нож промеж глаз, пока валяется, силясь вздохнуть поглубже, воздуха побольше захватить? Кто знает… Однако Олгар не без труда все же разлепил один заплывший глаз. Блуждающий мутный взгляд наткнулся на такого прям до тошноты благородного рыжего незнакомца.
- Закопаешь если что вон под тем кустом. – кивнув подбородком в сторону можжевеловых зарослей, крылатый недовольно осклабился, - Поглубже только. Чтоб зверье кости по всему лесу не растащило. Не хочу путешествий в бездонных желудках и появлений на свет в виде малопривлекательных остатков обеда всякого там волчьего отродья.
На том гордый Олгар примолк, в который раз разражаясь хриплым кашлем. Слабый он был, с невнятным бульканьем, хрипом, вполне достойным умирающего, и дрожью по всему напряженному телу. Вот теперь можно и поспать, вполне заслужил. И до истины не хотелось больше добиваться. Не хотелось больше ничего. Совсем. Ну, жить разве только. А кто его спрашивает вообще? Кто-то все же спрашивал. Иначе бы зачем здесь этот тип появился? Его предназначение спасать вот таких вот заблудших, в самих себе потерявшихся. Ну что за бред… Кому в голову придти может спасать того, кто только что упорно убить пытался? И закапывать наверняка по той же причине не будет. Конечно, так бросит. На радость всяким тварям лесным. И начнется потом… Дух никогда не успокоиться, будет вечно по лесу блуждать.
- Так закопаешь? Крылья можешь забрать. Они красивые… Перья красивые. – совсем неразборчиво, с надрывом получилось, в промежутке между захлебыванием кровью, - Возьми…

+1

7

Последнее, что крылатый мог почувствовать - это резкий, очень сладкий запах настойки из маленького бутылька.Не слишком приятный аромат, до тошноты наполненный сахаром или сиропом, но окутывал пьяным дремом, а после - крепким сном. Раненому да уставшему много было не нужно.

В комнате больного были светлые стены, на прикроватном столике стоял букет каких-то сиреневых, крупных цветов - девушки постарались. Точнее, одна, которой мужчина и приглянулся.
Лес теперь был далеко. Грязь - тоже. Заставил, наконец, уснуть, Генрих сделал все, что мог вот так, в полевых условиях. Разослал винги - какой-нибудь патруль да найдется недалеко. Нашелся не патруль, пара Стражей, который и помогли дотащить бедолагу до ближайшего телепорта, а там - до Валдена пару секунд. Конечно, был шанс, что винг привлечет внимание ни Стражей, а бандитов или монстров, но выбора особого не было. Бросать и идти искать самому - вот тогда точно вернешься к горе костей.
Ну а в Латт Свадже уже были и зелья, и травы, и чистота. Так что проснулся незнакомец хоть и перемотанный белым, как кукла, зато живой.
- Тот мужчина, с крыльями, - Виола тронула за плечо лекаря. - Очнулся.
Не смотря на то, что "мужчина" был ранен, меры безопасности принимались. Комната была заперта, у входа дежурил Страж, порядком, правда, от такой скучной работы устав. Ни подвигов, ни наград. Генрих кивнул ему, улыбнувшись, вошел внутрь, осторожно прикрыв за собой дверь.
- Как вы себя чувствуете? - шаман взял лист, куда записывалось состояние больного, но подходить близко или садиться на кровать не стал. Помня о первой встрече, шаман не был настроен провоцировать вновь недоверие. И даже крылья никуда не забрал, хоть и от них пахло нынче каким-то лекарством. - Воды? Голодны?
Теперь волноваться о том, перешагнет ли крылатый Чертоги или нет, не стоило. Жизнь была вне опасности. Если, конечно, он не захочет себе что-нибудь сделать. Проблема была лишь в том, что имени так и не было известно. И в Латт Свадже или Стражу никто не обратился за розыском похожего мужчины.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: музей Сказки » Настоящее » 17.04. В тенях прошлого, дебрях настоящего, под туманом будущего.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC