Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 20.03 Q: Святые мертвецы


20.03 Q: Святые мертвецы

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Задание: Необходимо украсть со свежей могилы на кладбище золотое кольцо с печатью. Работать надо тихо и незаметно. По завершению встреча у стен Валдена.
Участники: Кера, Фэй.
Погода: Ночь, облачно, дует сильный ветер.
Внешний вид: теплый и удобный.

тематично и немного некрофилично

0

2

Кладбищенские ворота были большими, широкими и… кладбищенскими? Кера вздохнула и поежилась. Казалось бы, что может привести главу ученых к ним в столь позднее время и в столь мерзкую погоду? Ну разумеется, трупы, что же еще. Кто в состоянии отказаться от компании трупов в обнимку с лопатой и хмурой гарпией, которая все никак не появлялась.
С неба на плечо женщины спикировал Филин. Сам он утверждал, что его зовут Холом-Тукур и не соглашался на сокращение своего дурацкого и труднопроизносимого лично Керой имени. О‘Брайан не сильно беспокоилась насчет своего питомца и называла его «Филин», «Эй, ты» или в особо плохие дни «Мешок с перьями». Филин отвечал ученой взаимностью и фамильярно общался даже в присутствии посторонних.
Впрочем, он со всеми общался фамильярно, если не сказать больше.
- Ухххххрена ли ты тут забыла, каракатица? – Да, именно так. И это Филин еще был заботлив.
- Лети отсюда, мешаешь работать. – Кера дернула плечом, вынуждая птицу убрать когти и слететь на кладбищенскую ограду. В ответ на ее заявление Филин издал серию звуков, напоминающих саркастический смех.
- Кладбище? Это моя территория, человек.
- Что значит, твоя? Это муниципальная собственность, птица.
- Термины не имеют значения! Здесь самые вкусные мыши и я отбил себе это место! – Филин надул грудь и гневно захлопал крыльями. Кера задумалась, за какие прегрешения судьба послала ей эту тварь в жизнь и почему они с Филином умудряются сосуществовать в одном пространстве на протяжении вот уже пятнадцати лет.
Она не помнила, когда впервые встретила птицу и почему Филин остался с ней. Это было еще до дневника, но после прошлой жизни, про которую и вспоминать не хотелось.
- Ты жрешь кладбищенских мышей и после этого еще жалуешься на больной желудок? – начала закипать О’Брайан. Половина зарплаты уходила на чертову птицу и его лечение, Филин вечно жрал что попало, а потом прилетал и падал на колени Керы, прикидываясь умирающим. – В следующий раз ищи себе другого ветеринара, я не собираюсь больше промывать тебе желудок
- Это все камни. От них изжога. – Филин ухнул и перелетел с ограды на ближайший памятник. «Милли Джонс, ты будешь всегда в наших сердцах. Спасибо за наследство, любящие родственники». – Я прилетел сказать, чтобы ты не ходила сегодня ночью на мое кладбище.
- Да не нужны мне твои мыши. – Женщина закатила глаза и, привалившись к воротам, скрестила руки. – Я не ем сырое мясо, а вот Фэй… Кстати, ты не видел ее? Она должна была уже быть на месте. – Кера усмехнулась и многозначительно пошевелила бровями. Как и ожидалось, Филин заглотил наживку и с возмущенным клекотом взмыл в ночное небо – искать гарпию-конкурентку, куда же еще. Женщина могла только посочувствовать фэйри, сумасшедшая птица вполне могла с лету обложить ее по матушке и настучать клювом по голове. Это больно, Кера знала по личному опыту.
Ах, Филин же говорил, чтобы она не ходила сегодня на кладбище. Пернатый параноик, О’Брайан пришла бы сегодня сюда даже если бы все истинные и не очень боги препятствовали. Мертвая эссенция была слишком редким и дорогим материалом для использования, но все карты магии для некромантов требовали в своем создании мертвую эссенцию.
В естественных условиях мертвая эссенция появлялась редко и в местах массовых захоронений с рядом условий – массовые захоронения должны были свежими, луна должна быть полной, близость воды влияет на качество эссенции, живые существа должны отсутствовать в радиусе километра, et cetera, et cetera. Любое мертвое тело содержало в себе эссенцию, высвободить которую пока – и только пока! – не представлялось возможным. Удачное извлечение эссенции из тела обещало ускорить работу над некромантическими картами и, сказать честно, финансирование гильдии.
Да, извлечение требовало определенного ряда действий над трупом, которые воспринимались большинством существ в Сказке как надругательство, но когда Керу беспокоило мнение окружающих? Репутация успешных ученых складывается не из моральных устоев, а из результатов. Есть результат? К тебе прислушиваются. Нет результата? Или копай мандрагоры, малыш.
И тут такая возможность – свежее тело, настоящая могила и плата за раскопку могилы. Бинго. Выигрыш в лотерею. Вид упавшего мордой в грязь стража. Слишком хорошо, чтобы не предчувствовать подвох – почему тело не было сожжено, как полагается традициями и какой человек будет искать осквернителей могил, если проще и безопаснее сделать все самому.

+3

3

Был полдень, когда Фэй получила винг. Обычно в это время все нормальные существа во всю увлечены жизненными заботами, работой и обедом, но не гарпия. Она спала. Дорога от гор Хап, где можно было раздобыть пурпурной руды, занимала много времени и сил, и коль ей предстоит пол дня провести в беготне по Валдену, пусть хотя бы часы путешествия буду окутаны приятной дремой под укачивающий ритм повозки. Уткнувшись носом в перья крыльев, Фэй не сразу почувствовала, что надоедливый винг пытается пробудить ее, щекоча за ухом. Открыв глаза, гарпия что-то недовольно проворчала, прежде чем окончательно проснуться и наконец прочитать записку.
-Тааааак,-задумчиво протянула женщина, мысленно сверяя свои запасы, которые она пополнила в соответствии с последним заказом Керы и новыми просьбами, в которые почему-то затесалась кожаная плетка и плащ жнецов Зунга. Глава гильдии Ученых всегда была со своими милыми причудами, часть из которых Фэй могла удовлетворить вот прям сиюминутно, а за остальными побегать от границы до границы, посетить черный рынок, собрать по крупицам у всех торговцев Валдена и привезти в назначенный срок. Чем она сегодня и займётся, вот только достигнет Валдена, который уже маячил на горизонте.
Чтобы расправиться со всеми делами, Фэй потребовалось чуть больше времени, чем ожидалось. Было уже достаточно много времени, кода она отправилась к кладбищу по просьбе Керы, но Фэй не опаздывает. По крайней мере тогда, когда передвигается на своих двоих. Чем ближе повозка приближалась к назначенному месту встречи, тем медленнейший она ехала. Либо Вардо завидовал тем, кто нашёл своё упокоение в земле, либо опять капризничал, ведь гарпия в который раз забыла купить машинного масла и заказать кузнецу выковать новые детали.
-Вот сейчас опоздаем же! Опять «этот» назовёт тебя «трухлявым дырявым корытом», и это я ещё мягко передаю его слова и сама так конечно же не считаю.
Колеса повозки не стали крутиться быстрее, зато шум крыльев филина Керы Фэй заприметила издалека. Это означало лишь то, что его хозяйка уже заждалась и устала слушать недовольное ворчание летающей пичуги.
С филином у гарпии были особые отношения, основанные на крепкой многолетней неприязни. Во-первых, Холом-Тукур был птицей, созданием совершенным и законченным, в котором все было прекрасно и органично, кроме особой птичьей гордости и маленького мозга. Во-вторых, та самая сказочная гордость, в совокупи с личными суждениями и предвзятым отношением, не позволяла ему трезво судить о гарпиях, как о существах, близких к птицам, но имеющим свои особенности. Проще говоря, филин считал их ошибкой и природы и сказки, о чем язвительно сообщать Фэй, иногда добавляя витиеватые матерные обороты. Та самая сказка не забыла наделить и гарпий этой самой разновидностью гордости, поэтому женщина смотрела на говорящую птицу, как на летающую крысу. Когда Холом узнал о особенностях крыльев Фэй, в его мозгу зародилась прекрасная идея иногда наведываться к ней для душевного разговора. В конце концов гарпии это надоело, и она решила показать всю мощь своих крыльев, над которыми так потешался филин. Бедная птица долго не могла отойти от головокружения и в дальнейшем приняла решение быть более осторожной, выбирая для встреч ограниченные пространства, где размашистые конечности гарпии не могли расправиться во всю их немаленькую длину. С этих пор они создали свой закрытый клуб ненависти, в котором состояли только Фэй и Холом. Керу в дела клуба они старались не просвещать, ведь все, что касается их - относится только к пернатым.
Как и ожидалось, филин решил подлететь к окну, как к единственной возможности проникнуть в повозку. Он был такой предсказуемый, что Фэй заранее ухмылялась, сжимая в лапе верёвочку, представляя, как будут разворачиваться дальнейшие действия. И только голова филина показалась в маленьком окошке, а его грязный клюв раскрылся, чтобы выпалить нелепое ругательство, ставни захлопнулись, прерывая громким «БАМ» приветственную брань филина.
Повозка скрипнула, резко затормозила, так, что содержимое трёх ящиков с валденским красным угрожающе зазвенело, а лампа, подвешенная к потолку, раскачалась и заискрила, выплевывая из себя светящиеся маленькие сферы. Поупражнявшими в выражении своего недовольства, Вардо внезапно разогнался, переходя на ту скорость, достижение которой от него никогда не требовалось. Под скрип повозки и аккомпанемент перестука чашек, банок, склянок, отваливающейся доски в полу, в сопровождении ругающегося филина, недовольно хлопающего крыльями, Фэй наконец достигла ворот Валденского кладбища. В конце жизни она обязательно попросит, чтобы в последний путь  ее проводили именно с такими почестями и весельем, ну а пока...
-Балаган какой-то устроили!-недовольству Фэй не было предела. Прихватив с собой лопату, она выскочила из повозки. Вардо тут же предусмотрительно захлопнул дверь, чтобы филин не решил заглянуть в гости и разбить пару склянок с полувековыми ароматами  цветов недотроги лунной, коими травили мух.
-Кера, я уважаю тебя и ценю, и ты об этом знаешь, но кладбище - не лучшее место для вечерней прогулки, и прежде, чем я спрошу, зачем тебе лопата, уместным будет сообщить, что твоя затея не очень хороша. Так то! - лопата с характерным скрежетом вошла в почву. Фэй моргнула одним глазом, имитирую филина.
-Здравствуй,- ей потребовалось пару секунд, чтобы понять - она все ещё не поприветствовала О’Брайан.

Отредактировано Фэй (2018-01-29 15:42:02)

+3

4

Гарпия прибыла под аккомпанемент грохота, скрипа и звона, как и полагалось. Среди этой бытовой музыки не звучали лишь крики птицы-матершинника и, надо сказать, О’Брайан была очень рада не слышать этого инструмента. Сторожа на кладбище, быть может, и глухие в подавляющем большинстве, но Филин со своими криками и мертвых поднимет, не то что глухих. А объяснять, что ночью с лопатой на кладбище две женщины с сомнительной репутацией, объяснять не очень хотелось.
- Лопата! Милая! – радостно всплеснула руками Кера и вцепилась в деревянную рукоять словно в чашку кофе поутру. – Фэй, ты меня обижаешь. Что значит, прогулка? Мы здесь ради работы. – Ученая вытащила из кармана скомканное объявление о вознаграждении за кольцо и кинула его в гарпию. – Мне нужно тело, ты всегда рада деньгам. Кольцо твое, вознаграждение тоже, а если ты еще будешь столь любезна помочь мне в… – Женщина задумалась, как описать то, что она собиралась делать с телом, не используя слова «осквернение трупа» и «вскрытие ради внутренностей», – … в научном эксперименте, то я накину сверху за услуги.
«Научный эксперимент», как осторожно выразилась О’Брайан, на деле представлял собой выкапывание трупа и превращение его в мясную кашу с дальнейшей фильтрацией с целью выделения мертвой эссенции, но зачем пугать фэйри раньше времени. К тому же договариваться о цене заранее всегда лучше, нежели договариваться после. Фэй была старой знакомой и проверенным торговцем, но существа всегда странно реагируют на просьбу помочь с мертвым телом.
Как будто мертвые тела не разлагающиеся куски мяса, а священные храмы, боги, ну о чем беспокоиться, если тела после смерти могут помочь больше, чем при жизни. Мертвым все равно, разве не так? Все так. Теперь оставалось только найти свежую могилу и раскопать ее.
Проблема заключалась лишь в том, что Кера не была почвологом и не могла отличить старую могилу от новой. И уж тем более ночная темнота и холод совершенно не помогали, но против темноты у женщины хотя бы было решение – в отличие от холода.
- Подержи, - О’Брайан сунула злосчастную лопату обратно в лапы Фэй и запустила руку в один из глубоких карманов плаща почти по локоть. Пожалуй, самой яркой чертой ее характера была даже не манера громко говорить или плевать на мнение окружающих, а привычкой таскать с собой множество нужных и не очень предметов.
На самом деле Кера просто все время забывала почистить карманы и сумки так же, как забывала и разговоры с людьми. Вот только разговоры были важны и записывались постоянно, а заметка «Приведи в порядок свои вещи, дура!» была не столь важна. Хоть Филина проси напомнить, вот только он сам забудет.
Наконец, искомое в виде тонкой, закупоренной с двух сторон металлической трубки было найдено и извлечено из кармана. Женщина сильно потрясла трубку и откупорила одну из сторон трубки – из нее сначала показалась слепая голова с двумя парами белых фасеточных глаз, а потом и длинное, светящееся ярким желто-зеленым цветом тело с прозрачными крыльями. Насекомое вывалилось из трубки, расправило длинные крылья и полетело – сначала неуверенно и проваливаясь в воздушные ямы, а потом взмыло на добрые три метра над землей и замерло там. Кера молча запустила палец в трубку, повертела им и размазала прозрачную жидкость по плечу своего плаща, затем кивнула на насекомое и поспешила объяснить:
- Ленточный светляк, живет сутки на свету после рождения, место обитания – пещеры с полным отсутствием света, там они живут нескольких. Этот, например, теперь думает, что я его стая.
Гораздо проще и дешевле было взять фонарь, но свет огня мог спугнуть мертвую эссенцию. Огонь вообще был слишком опасным фактором для извлечения, и тот факт, что в пепле эссенций не было от слова совсем, прекрасно иллюстрировал ситуацию.
- Фэй, ты в состоянии отличить свежую могилу от старой? – поинтересовалась Кера. Будет совсем плохо, если и гарпия не разбирается в сортах захоронений.

+3

5

«Работа-а-а-а»- эхом пронеслись слова Керы в голове у Фэй, заставляя гарпию впасть в ступор.  Но, подождите... она же просто фейри с волшебной самоходной повозкой, которая перевозит заказы от пункта А в пункт Б, и уж точно не безумный учёный-мародёр, раскапывающий чужие могилы в поисках нужного. Кера сошла с ума. Свихнулась. Окончательно.  А все потому что рядом с ней летает этот облезлый Холом - источник зла и безумия. Кто в здравом уме решит потревожить сон усопших? Если бы ученая предложила это Вардо, она бы выслушала целую лекцию о том, почему важно лежать костьми в земле, а духом обрести покой.
-Ты знаешь, я на это не подписыва...-Фэй не успела договорить свою пламенную речь, ведь в ее сторону полетело что-то скомканное. У гарпий хорошие рефлексы и бумажка вмиг была поймана на лету ловкой когтистой лапой. Сгущающаяся темнота не могла помещать Кхэлис почитать написанное, ее зрение выгодно отличалось от человеческого, но как всегда- уступало птичьему. 
-Фиии-иу! Неплохое предложение...-на выдохе произнесла Фэй, тут же представляя, на что она сможет потратить данную сумму и как порадует Вардо, подлатав их повозку, всего-то покопавшись в земле. Все-таки годы работы среди торговцев сделали свое неблагодарное дело: Кхэлис стала ценить деньги, научилась их считать и полюбила зарабатывать, даже совершенно сомнительными способами. Мысли о святости захороненных останков не отошли на задний план, но теперь Фэй позволила себе выбирать между честью и выгодой, хотя раньше она  тут же бы развернулась и ушла, оставив Керу наедине с лопатой и мерзким холодком, веющим со стороны могил. Есть вещи, что до сих пор снятся гарпии в тяжелых дурных снах, раз за разом вороша прошлое. Тяжелый якорь пережитого увяз в глубоком илистом дне ее памяти, не позволяя выплыть в открытые воды новой жизни.  В предутренней дреме кто-то шепчет имена тех, кого уже не спасти. Быть может это ветер и старые трескучие доски, а быть может ее проклятье.
Фэй вздохнула, поудобнее перехватывая черенок лопаты. Ее цепки когти впились в мягкое дерево, оставляя заметные следы. «А если с ней что-то случится? Нужно же проследить за этой одержимой»-Фэй понимала, что это самое дешевое оправдание, не стоящее и ломанного лайна, которое можно было найти, но ей жизненно важно было зацепиться за что-то более стоящее, нежели простая выгода.
-Обижаешь. Я могу отличить свежее мясо от полежавшего, в этом я эксперт!-гарпия нахмурилась, вслушиваясь в тишину наступающей ночи.
- Думаю, нам нужно будет пойти к дальней границе кладбища.  Возле главного входа только если пирожком слоеным друг на друга хоронят, да кто ж в здравом уме на такое согласиться, все любят простор, даже там, где это не важно.
Обернувшись, гарпия взмахнула крылом, и ее повозка тут же послушно тронулась с места, укатывая за раскидистые заросли кустарника, пока не скрылась темноте.
-Давай  от ворот отойдем немного, все равно уже закрыто, - Кхэлис бодро двинулась по дорожке, уходящей вбок и огибающей территорию кладбища, пока не нашла  по ее мнению идеальное место. Забросив лопату за прутья, она отошла на пару шагов, расправила крылья, пару раз взмахнула ими, поднимая вокруг себя клубящуюся пыль и мелкий мусор, и запрыгнула на вершину столба, где с заминкой и характерным скребущим по металлу звуком, наконец, поудобнее ухватилась за ограду.
-Ну-ка цепляйся!-Фэй подалась вперед и распрямила аж до земли одно из крыльев.
-Только перья по отдельности не дергай,-поспешила предупредить гарпия.- Это больно.

Отредактировано Фэй (2018-01-31 02:42:23)

+2

6

Конечно-конечно, не подписывалась Фэй на это, ну-ну. Кера с победительной улыбкой во все лицо за тем, как гарпия расправляет объявление и вместо того, чтобы развернуться и уйти, как и полагалось приличной фэйри, цепляется за лопату и ищет способ проникнуть на кладбище. Ленточный светляк описал круг над головой и последовал за О’Брайан – в темноту, в холодную кладбищенскую темноту, за пернатыми крыльями гарпии. Потому что конечно же, приличные люди не ходят через главный вход, особенно через закрытый главный вход. Женщина как-то и не подумала, что кладбище на ночь запирают. С другой стороны, отсутствие зомби не гарантировало того, что в будущем они появятся.
- Ты хочешь, чтобы я использовала твое крыло как лестницу и при этом не трогала перья? – Кера скептически осмотрела конечность гарпии. Огромную, длинную конечность, столько там у нее метров в размахе и почему гарпий нельзя использовать в качестве авиатакси. Они же сильные и выносливые, верно? Будет ли считаться использование гарпий в качестве транспорта рабством, если платить им на услуги и считается ли эта работа ущемлением этнических меньшинств? Большинств? Кто вообще знает соотношение разумных фэйри по отношению к людям и полукровкам. И главный вопрос – а не наплевать ли Кере, можно ли использовать гарпий в качестве транспорта или нет, если все, что имеет значение на данный момент – как перебраться через забор с помощью крыла Фэй. Ей предлагают аналоговый вариант лестницы из перьев или можно просто подержаться за крыло и гарпия его поднимет вместе с О’Брайан? Если честно, женщина рассчитывала на последний вариант. Не то, чтобы Кера жаловалась на собственную физическую слабость… ах, да ладно, кому она врет. Ученые, конечно, не хрупкие хрустальные статуэтки, но забег или соревнования по скалолазанию вряд ли выиграют. – Лучше попробуй меня поднять. Поднимаешь же ты как-то эти свои доставки и себя в воздух.
Женщина вцепилась в крыло двумя руками. Пальцы соскальзывали с гладких перьев, плащ путался в ногах и Кера подумала что все, вот он, тот момент, когда стоит поставить на первое место проект по созданию усиляющего физические способности зелья. Вот будь у нее такое зелье, можно было бы перепрыгнуть через ограду и не беспокоиться о скользких перьях на крыле гарпии. Ну или скормить зелье Фэй, чего зря беспокоиться о своем здоровье, если можно скормить потенциально вредную штуку другому существу.
Кладбище. Могила. Свежий труп. Да, точно, и лучше управиться до первых лучей солнца. Вот кто бы мог подумать, что глава гильдии ученых занимается не только бумажной работой и ценными указаниями, в какое место кому пойти, что сделать и какой сорт кофе именно принести к ней в кабинет, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Последнее, впрочем, было одной из тех сплетен, которые О’Брайан с удовольствием поддерживала и наблюдала за молодняком, который верил в эту чушь. Не так уж она и зависит от кофе, но лишняя чашечка никогда не помешает. И знаете что, молодые личинки ученых, вопрос о вашей компетентности даже не стоит, если вы вместо работы со своими коллегами или хотя бы чертовой уборки лабораторий бегаете к начальнице и таскаете ей всякие приятные мелочи. Приятные мелочи, знаете ли, приятны, но карьеру не сделают – это Кера знала еще со своей прошлой жизни, да сгорит она в пламени времени вместе с чертовыми воспоминаниями об одиноком увядании. Половину оставшейся жизни женщина бы променяла на то, чтобы забывать не нынешние разговоры, а их отсутствие в прошлом. Но – кладбище, могила, свежий труп.
Работа первостепенна, эссенция сама себя не выделить, а вот плащ стоило выбрать покороче. И запереть в клетке этот кусок пернатого дерьма, который все никак не затыкался.

+1

7

Гарпия никогда бы не подумала, что у кого-то могут возникнуть проблемы с преодолением препятствия в виде ограды, тем более, что Фэй предлагала свою помощь, а Кера казалась такой миниатюрной и легкой, по сравнению с человекоподобной птицей, что вся операция по перелезанию за стену представлялась делом считанных секунд.
-Я просто хочу, чтобы ты не трогала их по одной,-прошипела гарпия, наклоняясь еще ниже. Казалось еще чуть-чуть, и она с грохотом свалится со своего импровизированного «насеста», но чудесным образом ей удавалось удержать себя.
-От этого мои перья начинают выпадать,-еще больше понизив голос сообщила Фэй, полагая, что данное заявление будет воспринято должным образом, стараясь при этом не забывать вслушиваться в тишину. Говорят, вместе с весенними туманами из низин на кладбища стекаются падальщики, которым нравится и гнетущая атмосфера и сырость и старые могилы. Особенно старые могилы, которые они начинают разрывать в поисках вкусностей. Против них хорошо помогает серый пепел, он дурно пахнет и жжется, вызывая у всех нормальных существ приступы рвоты, если попадет на кожу или в нос, и уж поверьте – такого добра у смотрителей кладбища полным полно. Но Фэй не хотелось, чтобы запасы такого полезного вещества были растрачены зря на двух мародерок, которые совсем не были похожи на оголодалых мерзких падальщиков. Хотя бы потому, что они прихватили с собой лопату, а это хоть чуть-чуть, но прибавляло их действиям цивилизованности. 
Как бы не предупреждала Фэй о возможном облысении, Кера все равно больно ухватилась за ее крыло своими маленькими человечьими лапками, то и дело соскальзывая и пропуская между пальцев огромные красные перья.
-Я.Летаю. Как. Топор,-Фэй буквально отчеканила последние слова, прежде чем покрепче стиснуть зубы и поднять О’Брайан над землей.
-Ноги, ноги подтяни к себе!-скомандовала гарпия, изо всех сил стараясь сдержать свой голос. Остроконечные прутья ограды прошли между перьев крыла, и это добавило неприятных ощущений, но Керу вроде как не задело. Гарпия аккуратно постаралась поставить О’Брайан на верх ограды, подстраховав вторым крылом, но что-то пошло не так, и глава гильдии ученых резко полетела вниз.
-Ой.
-Хорошо, что на плаще не повисла,-добавила Кхэлис с умным видом всезнающей птицы.
Фэй спрыгнула вслед за Керой, уничтожая своими лапами заросли каких-то цветов с огромными листьями и взрыхляя холодную почву.
-Зато спустились,-Фэй потрясла в воздухе крылом, на котором висела ее приятельница, пытаясь сложить растрепанные перья, но они оставались такими же взлохмаченными.

+2

8

- Твою ж крылатую матушку! – выдохнула Кера, когда приземлилась задницей на влажную, взрыхленную землю. Ленточный светляк с тихим шуршащим звук взмыл вверх и беспорядочно заметался в воздухе, озаряя ярким светом ближайшие могилы. «Ты наш герой, Лирой!», гласило одно из надгробий. «Со скорбью от множества детей и любовниц, Джонатан» и «Наконец-то!» на другом. «Бисконечно ниутешен, бисконечно мертв» криво высеченными буквами на третьем. Вот где настоящее искусство, вот где множество историй! А вы говорите, книжки и картинные галереи, тьфу.
И конечно, именно в этот момент должен был вернуться Филин и издевательски заухать над нелепо раскинувшей ноги хозяйкой. Чертова птица.
- Я тебя ненавижу, - сообщила женщина пернатому мешку с крыльями поменьше и, встав с земли, обратилась к пернатому мешку с крыльями побольше. – Дорогая, зачем так грубо? Ты знаешь, однажды мои древние кости не выдержат и рассыпятся! – О’Брайан отчаянно зажестикулировала. – И что ты тогда с моими костями делать будешь? Нет, я не хочу ничего знать, луна высоко, надо копать!
- Да! Копать! Еда! – с нескрываемым наслаждением ухнул Филин и перелетел на плечо ученой. Та пробормотала что-то про больного пернатого ублюдка с некрофильскими наклонностями, подхватила с земли лопаты и быстро зашагала по кладбищенской тропинке, то и дело оглядываясь по сторонам. Плащ был безнадежно испорчен землей так же, как и перчатки и брюки. Кера подумала, что слишком много существ владеют могущественной и разрушительной магией, в то время как гораздо полезнее была бы обыкновенная, бытовая магия – например, какое-нибудь заклинание глубокой чистки. Можно даже химчистки. Можно вообще массовой чистки! Зачем пытаться создать сложную магическую карту определенной направленности, если можно создать множество простых бытовых? Ах, да, это не так интересно.
Удивительно, как тяга к разрушениям толкает людей придумывать новые, более быстрые способы разрушать. С созиданием все не так.
- Итак, Фэй, нам надо серьезно поговорить насчет той, ммм, работы, про которую я говорила в начале. Ну знаешь, мне тело, тебе деньги, ничего особенного. – Ученая оглянулась через плечо на гарпию. Могилы вокруг были одинаково заброшены, и только одна в дальнем углу кладбища, с простым деревянным крестом отличалась от остальных. Земля над ней казалась темнее и была насыпана горкой, на надгробии не было имени, и Кера решила, что вот она, та самая могила из объявления. Другие ничем не отличались. – Так вот, работа заключается в том, что мне нужно будет, чтобы ты помогла мне выкопать все тело, а не только руку с кольцом. И закопать останки потом, разумеется, мы же не дикари, чтобы оставлять покойного без погребения? – Пожалуй, не стоит пока говорить о том, что перезахоранивать придется фарш из мяса и костей. Филин перепорхнул с плеча О’Брайан на крест и склонил голову набок, тревожно заухав. Значит, это нужная могила, птица имела свои отношения с мертвыми и чуяла их за много километров. Женщина даже не удивлялась столь специфичной интуиции питомца на мертвечину, хотя ей всегда казалось, что совы хищники, а не падальщики. – Мне нужно это для исследований, - почти взмолилась Кера, одновременно вонзая лопату в мягкую землю и придавливая ее ботинком. – это мой самый большой проект. Все-то и нужно, что выделить мертвую эссенцию из тела.
Звук падающей земли в ночной тишине казался громким. Филин притих и только переводил круглые желтые глаза с лопаты на могилу, с могилы на гарпию и с гарпии опять на лопату. Лезвие уткнулось во что-то плотное. Кера остановилась и отбросила прядь волос с лица.
- Зрелище выделения не слишком приятное, так что я пойму, если ты отвернешься, - как ни в чем не бывало продолжила женщина. – И знаешь, мне даже будет проще если ты не будешь смотреть на то, что я буду делать с трупом. Знаешь, это в некотором смысле очень личное дело.

+2

9

Вообще-то ворчать и возмущаться всегда было прерогативой гарпии. Именно так она выражала своё недовольство, правда делала это не столь эмоционально, и уж точно не жестикулировала, потому что любая её жестикуляция выбивала у собеседника землю из-под ног.
Фэй промолчала, нахохлилась и двинулась вслед за учёной и его питомцем, с которым они то и дело переглядывались. Эти взгляды были наполнены ядом и желчью, и, наверное, через пару дней, если Фэй будет в Валдене, филин прилетит к ней на деловой разговор о том, что негоже закрывать у него перед носом ставни, ведь все, чего он хотел-это просто поторопить опаздывающую фэйри. Отборной руганью и матами. Хороший парламентёр, ничего не скажешь.
Фэй подалась вперёд, когда услышала, что О’Брайан вновь завела беседу.
-Такое чувство, что ты реально думаешь, будто бы я не понимаю, к чему все идёт,-гарпия с высоты своего роста буквально нависла над подругой. В свете ленточного насекомого, кружащего над двумя фигурами, ее тень причудливо двигалась по земле, словно пыталась спрятаться за очередным могильным камнем.
-Даже если бы я тебя плохо знала, я бы все равно не поверила, что тебе только руку нужно. Вид у тебя такой...подозрительный. И этот бешеный блеск глаз,-гарпия цокнула языком и утвердительно кивнула самой себе, продолжая следовать за Керой как ни в чем не бывало. Ее привычка говорить все, как есть на уме, радовала одних и бесила других. Как казалось Фэй, Кера была довольна.
-Во-во, я об этом и говорю - одержимая, - подытожила гарпия, когда интонации О’Брайан вновь поползли вверх. Она сообщала о важности своих исследований, а Фэй надеялась, что ее энтузиазм действительно повлияет на скорость земляных работ, ведь одержимые работают за троих и могут копать всю ночь без остановки.
Так как лопаты гарпии не досталось (да и она не нужна), в ход пошли лапы, вгрызающиеся в землю и безжалостно разгребающие холм, насыпанный во время погребения.
-Знаешь,-передразнила Фэй приятельницу, трудолюбиво выгребая землю вокруг обнаружившего себя гроба.
-Мне сложно представить, какие могут быть личные отношения у человека с трупом, но если вы стесняетесь моего присутствия, то я отвернусь,-гарпия остановилась, обошла могилу с другой стороны и продолжила рыть, то и дело похлопывая крыльями, в перья которых летела земля.
-Я не очень люблю это говорить, особенно зная твою нелюбовь к стражам, но я когда-то служила там. И поверь… Я видела вещи и похуже.
«Шкряб-шкряб» -раздался неприятный звук от когтей, оставляющих на деревянной крышке гроба глубокие борозды. Фэй замолчала, недовольно морщась то ли от звука, то ли от воспоминаний.
- Давай-ка попробуем снять крышку?

+2

10

Повинуясь то ли присутствию чужих, то ли бесцеремонному когтей обращению с гробом, загорелась сложная желто-зеленая вязь магии на крышке.
- Смерти нет... - тихий голос прошелестел совсем близко.

0

11

Какое счастье, что всегда найдется понимающий важность исследований человек! Ну хорошо, важность исследование за деньги. Ну хорошо, не человек, а гарпия. Господи, сколько копать, почему земля такая тяжелая и влажная, да еще и налипает на лопату так, что то и дело приходится бить ботинком по лезвию, чтобы стряхнуть комья грязи.
- Я не собираюсь делать с трупом то, о чем ты подумала. – Кера скривила лицо в гримасе отвращения и подковырнула лезвием лопаты крышку гроба. Та отозвалась желто-зеленой магией и жутким в кладбищенской тишине шепотом, что, мол, смерти нет. – Твою мать!
Женщина от неожиданности взвизгнула и отскочила от гроба наперевес с лопатой. О говорящих гробах в объявлении ничего не говорилось. В голове пронеслось множество догадок относительно могилы – закопанный заживо некромант, отправившаяся на пенсию нежить, упившийся в дупель кладбищенский сторож, а то и вовсе решивший подшутить Хип. Что там сказал голос, смерти нет? Ну для богов, может и нет, а для простых смертных вполне себе есть.
Впрочем, какая разница, кто там прячется в гробу и существует ли смерть. Живой труп, мертвый труп, Кера пришла за телом и она его получит. Бог? Заверните двоих, давно мечтала встретиться. Она покрепче перехватила лопату и вытянула шею, рассматривая крышку гроба. Обыкновенная деревянная крышка со следами молотка и светящимися письменами на поверхности, царапины от когтей гарпии в углу, ничего особенного. О’Брайан сделала страшные глаза и посмотрела на Фэй, многозначительно кивнув на гроб и изобразив пальцами когти.
- Какие ваши доказательства? – вежливо полюбопытствовала ученая и медленно передвинулась к гробу, ближе, еще ближе. – Сейчас я открою гроб, не делайте необдуманных поступков, у нас есть эээ… - женщина посмотрела сначала на Филина, потом на гарпию, потом на лапы Филина и гарпии и в последнюю очередь на свою лопату, - двенадцать колющих оружий и одна лопата и мы не хотим их использовать, но будем, если придется.
Какая речь, о, какая речь, просто вершина ораторского искусства! Мешок с перьями ехидно заухал и перелетел с креста на забор неподалеку. Вот уж кто не испугался говорящей могилы.
- Осторожно, я открываю.
Кера обошла вокруг гроба и присмотрелась. Угол, который пару минут назад царапала Фэй, казался наиболее слабым местом – гвозди были неплотно прибиты и между крышкой и гробом виднелась щель. Она воткнула лопату в щель так глубоко, как только могла, а потом махнула рукой, подзывая к себе Фэй.
- Давай, помоги мне и попрыгай на лопате. Ты тяжелее. – А еще у тебя есть огромные страшные когти, мысленно добавила ученая и отошла от могилы, и если оттуда что-то выскочит, то не на меня. Господи, и почему ни один день не может пройти спокойно. Казалось бы, кладбище, вот где еще место спокойнее найти можно, но неееет, ничего подобного, теперь кладбище можно официально объявлять элитным клубом для встречи с говорящими гробами и потусторонними силами! Срочно зовите оркестр, открытие отмечать будем!
- Как думаешь, что там? – вполголоса поинтересовалась у подруги О’Брайан больше для того, чтобы поддержать разговор нежели для ответа. Собственный голос успокаивал. – Нежить? Дух? Магическая сигнализация? И почему никто еще не прибежал на крики, где сторож?
А вот на последний вопрос получить ответ хотелось бы. Сторож бы, конечно, начал задавать вопросы, но чем больше людей, тем лучше. Особенно в случае разговора с гробом.
Сухо затрещала крышка.

+1

12

- Только я могу тебя защитить...
Чем большая угроза была гробу, тем сильнее вокруг шумел ветер, а голос тек, тек по кладбищу, окутывая, кажется,
каждую могилу, каждый камешек и оградку. Шорох травы, шелест крон салатового дерева над могилкой.

+1

13

Вот уж чего не ожидала гарпия, так это чужого незримого присутствия ночью на кладбище, когда тишина становилась на вес золота, а их незаметность- даром свыше. Слова, что прозвучали совсем рядом, резанули по нервам похуже скрежета когтей по деревянному гробу.
-Смерти нет...
Фэй машинально подпрыгнула вместе с Керой, но не издала ни звука. Она и так была один большой источник шума, грузно опустившись на соседнюю могилу и потревожив пробивающуюся сквозь комья земли молодую травку. Земля зашуршала, ноги гарпии начали утопать в мягком песке насыпанного холма. Не хватало еще совершенно случайно откопать еще одного покойника, чтобы они потом приходили во снах и укоризненно смотрели сквозь пелену дремы пустыми глазами на «преступницу», нарушившую их бесконечный покой.
Усиливающийся ветер неприятно продувал тонкие весенние одежды и шумел, принося новые звуки на кладбище и новый призыв незнакомого голоса.
Возможно его завывание станет хорошим прикрытием.
-Кера...-Фэй хотела попросить ту быть потише, но осеклась, ведь это было не честно по отношению к подруге. Шумели они обе, и если одна из них своей повышенной в разы болтовней, то Кхелис -просто своим присутствием. Гортанно прохрипев какое-то ругательство, Фэй подошла ближе к гробу, всматриваясь в замысловатую зеленую вязь на его крышке. Она никогда не видела таких знаков, а значит их мог поджидать любой сюрприз. Гарпия зачем-то ещё раз напомнила для себя, что было написано на смятом клочке бумаги, что бросила в неё О’Брайан. Снимите золотое кольцо с пальца. А что, если кольцо очень ценно и письмена охраняют это богатство от чужих лап? Но тогда зачем оно трупу, он же просто горстка удобрений? Открывать гроб резко перехотелось, но Кера уже поддела крышку лопатой, так что у гарпии не было никаких вариантов, кроме как выполнить просьбу Одержимой. С ее помощью или без нее О’Брайан все равно сдвинет эту чертову крышку и заглянет внутрь. Фэй прыгнула на черенок, полностью игнорируя все навалившиеся на нее вопросы ученой. Она не очень-то любила размышлять, оттягивая момент. Зато любила делать, а потом расхлебывать, и чем поспешнее и импульсивнее были ее действия, тем сложнее потом приходилось. Это был закон жизни.
-Сейчас узнаем.
Крышка гроба поддалась. Обнажился стройный ряд погнутых гвоздей, тускло заблестевших в свете далекой луны. Вместе с открытой крышкой порывы ветра стали невыносимы, словно Кера и Фэй только что открыли сундук в северными ветрами. Ветер кружил и завывал в унисон с разливающимися по округе словами, да так, что гарпии пришлось расправить крылья, чтобы хотя бы прикрыть себя и О’Брайан от взлетающего с земли мусора и пыли. Вопреки ожиданиям, из гроба никто не выскочил, а это уже радовало.
-Либо это нас предупреждают и именно нас пытаются защитить от чего-то, но я плохо понимаю намеки.-проворчала Фэй, отчетливо слыша, как сильно колотится ее сердце. Она нервно сглотнула и заглянула внутрь гроба.
-Либо кто-то даже после смерти защитил себя. Хотя…-покойник был мертв. Мужчина, которого Фэй никогда не видела, лежал неподвижно, с закрытыми глазами и от него пахло мертвечиной. Тот самый запах разложения тела, от которого становится немного дурно. Все признаки трупа на лицо. Трупа, который не пошевелится, ибо жизнь давно покинула его. Но этот мир был такой внезапный, что Фей пришлось собраться с мыслями, в уме обратиться с короткой молитвой к Вороже, а затем аккуратно (на сколько это возможно в ее случае) отодвинуть когтем саван, покрывающий тело. На правой руке заблестело кольцо.
-Может, мы ограничимся кольцом, а Кера?-ветер хлестал как ненормальный, крышка гроба все еще светилась зелеными письменами и все это откровенно пугало фейри. Наверное, стоило остановиться еще раньше, лишь только первые слова прозвучали в воздухе.

+3

14

Кера боялась зеленого света и мертвого шепота, к чему скрывать. Ей бы прислушаться к предложению гарпии, снять кольцо и с чистой совестью сбежать с кладбища, но когда она отступала от опасности, если та обещала принести пользу в будущем? Почти никогда.
- Это труп, Фэй. – О’Брайан поморщилась от запаха, воткнула лопату в землю и закопалась в сумке с оборудованием. Под мерцающим светом ленточного светляка на кладбищенской земле появились соединенные тонкой проволокой кристаллы с острыми краями, скальпель, обрывок бумаги с нацарапанными наспех рунами и тканевая маска, которую женщина тут же натянула на лицо. Запах сразу показался слабее. – Он ничего тебе не сделает, он уже мертвый, а мертвые в большинстве случаев просто лежат пластом. – Голос из-за маски звучал глухо. – А те, что ходят, разваливаются на части. Ты знаешь, что среднестатистический ходячий мертвец в два раза физически слабее живого существа такого же размера? Все из-за разлагающихся тканей.
Вообще-то ученая пыталась подбодрить Кхэлис, но вместо этого начала разнервничалась сама – хотя казалось бы, куда уже больше? Из каждого правила встречаются исключения и то, что большинство мертвых мирно валяются в гробах, еще не значит, что конкретно этот болтун не поднимется. И если большинство ходячих трупов слабы и с трудом могут скоординировать собственные движения, тоже не значит, что конкретно этот будет хиляком.
Пожалуй, она мыслит слишком пессимистично и готовится к худшему. Опять же – если в большинстве случае эксперименты ученых проходят не так, как запланировано, то совсем необязательно, что сегодня произойдет что-то плохое. Хуже взрыва целого крыла здания ученых и сбежавшей пару лет назад бешеной мантикоры все равно ничего не может быть.
Кера скривилась под маской и, подтянув перчатки, взяла мертвеца за руку – ту самую, на которой блестело кольцо-печатка. Обычное такое, без украшений и камней простое золотое кольцо. У покойного мужа ученой было почти такое же, только тоньше. Что в нем особенного, если за доставку платят столько? Не из сентиментальности же просят достать – зеленые охранные письмена и потусторонний шепот заставляли женщину склониться к версии особенного кольца. Но впрочем, это уже дело Фэй и заказчика, сама Кера пришла сюда за другими сокровищами.
- Видишь? Труп как труп, просто немного странный. – О’Брайан стащила кольцо с обмякшего пальца мужчины и щелчком большого пальца отправила его по воздуху гарпии, словно монету. – Сто двадцать лайнов за одно кольцо. Поверить не могу, что кому-то может прийти в голову идея платить за ненужную побрякушку, коих в валденских ювелирках навалом! – Ученая фыркнула и полностью обратила свое внимание на труп. А теперь самое неприятное. – Кстати, сейчас именно тот момент, когда ты можешь отвернуться и поберечь нервишки.
О’Брайан взяла скальпель и, окончательно стащив с трупа саван, наклонилась над ним. Кожа обмякла и потеряла упругость, темные пятна расползались по лицу и телу. Одно из них расположилось точно на лбу – и именно там Кера сделала первый надрез. Острое лезвие рассекло кожу, после чего женщина наклонила его параллельно лбу и снова сделала надрез – под кожей лба, оставляя достаточно пространства для одного из кристаллов. Точно такие же надрезы она сделала на руках, ногах, под ребрами и в паховой области. Два на каждую руку, три на каждую ногу, по линии пятой пары ребер, соединительный карман на лобке, убрать скальпель.
- Фэй, я надеюсь, у тебя найдется выпить в повозке? Честное слово, я заплачу.
Женщина отвернулась от трупа и принялась разматывать проволоку с кристаллами. Ее подташнивало, но к сожалению, с мертвыми телами связываться не хотел никто, кроме некромантов, но этих ребят уже недолюбливала сама Кера.

0

15

Кроме таинственных мертвецов, чей покой охраняют письмена и предупреждающий голос, Фэй не любила, когда ей что-то кидают. Особенно мелкое. Она что, ртом должна поймать маленькое колечко, которое тут же проскользнуло меж пальцев и упало на землю? Издав странный звук, гарпия подобрала золотой предмет, и, рассмотрев поближе, засунула тот в кармашек на штанах. Ничего необычного, простое кольцо. Даже как-то обидно. Можно было конечно надеяться, что заказчик немного приоткроет тайну, но увы, обычно заказчики хранят свои секреты, спеша избавиться от лишних вопросов звоном монет.
-Лаааадно,-протянула Фэй, с интересом наблюдая, как ученая достаёт из карманов свои странные предметы, о назначении которых Кхелис бы никогда в жизни не догадалась.
-Делай с ним все, что должна. Надеюсь, все пройдёт быстро.
Гарпия отступила, подошла к соседней могиле, на которую неудачно приземлилась и решила себя чем-нибудь занять, пока Кера издевается над трупом. Нет, Фэй конечно же хотелось посмотреть на манипуляции О’Брайан, поэтому она, делая вид, что загребает развороченную землю обратно на холм, то и дело поглядывала на открывающуюся во всей красоте мерзкую картину. На секунду представив, что вместо трупа в гробу лежит она, Кхелис, начинающая разлагаться и источать трупные ароматы, а над ней склонилась ее старая знакомая, методично разрезая кожу скальпелем, Фэй затрясла головой, отгоняя ненужные сейчас мысли. От представленного стало не по себе, но почему-то гарпии показалось, что это вполне может произойти, коль у Керы такое отношение к чужим мертвым телам.
- У меня всегда есть, что выпить!- Фэй не хотела делиться своими мыслями с О’Брайан, потому как планировала жить долго и счастливо, и пережить и Керу и ее филина и всех ученых вместе взятых. А под конец застрять вместе с повозкой на каком-нибудь болоте и обрасти дикой травой.
Новый холмик на удивление получился ровным и красивым, с глубокими бороздами от когтей, вырисовывающих красивый узор, куда лучше того, что все еще горел зеленым огнем на крышке гроба, хотя предупреждающие порывы ветра стихли и кладбище вновь окутали его привычные звуки. Ни таинственных голосов, ни внезапных гостей.
-У тебя есть предположения, кого мы можем встретить на выходе из кладбища? - поинтересовалась Фэй, отвлекаясь от своего бессмысленного дела и устав вслушиваться в тишину.

+2

16

Ничего не произошло. Труп не восстал из гроба, молния не ударила в обнаглевшую ученую-разорительницу и даже Фэй не засветила крылом по лицу за беспокойство праха мертвых. Чудеса из чудес, из непредсказуемых событий был только светящийся труп и тихие голоса. Тоже мне, проблема.
Кера еще раз убедилась в том, что все кристаллы правильно установлены и вытянула длинную проволоку от центрального кристалла, после чего нажала на триггер. По проволоке к кристаллам побежали бело-голубые искры электричества, и труп в гробу затрясся. В воздухе запахло паленым мясом.
- О, Фэй, как жаль, что ты торгуешь только внутри Сказки! – воскликнула О’Брайан и отвернулась от дергающегося в конвульсиях трупа. Наука наукой, ради эссенций можно многое сделать, но это еще не значит, что женщине было приятно смотреть сам, хм, процесс выделения. Да, процесс выделения определенно звучит лучше процесса тряски мертвого тела под электричеством. – Ты бы могла слетать в другой мир, - ой, Кхэлис же не умеет летать, почему она все время забывает про это? – обзавестись парочкой вонючек для машин и ничего бы тут не воняло. – Кера вздохнула и серьезно посмотрела на гарпию. – Я надеюсь, тайна раскопок останется между нами навсегда? Тайны сближают людей и фэйри, дорогая Фэй, и я верю, что эта история не отразится на наших дружеских отношениях.
Было бы плохо, если бы отразилась. Кхэлис, конечно, не доносчица, но издевательство над мертвыми есть издевательство над мертвыми и любой другой тотчас же помчался рассказывать об осквернении могил.
Труп продолжал дергаться, судя по стуку в гробе. По расчетам ученой оборачиваться и выключать устройство можно было после того, как стук превратится в бульканье.
- Не знаю, что или кто нас может ждать на выходе, но мне уже хочется убраться отсюда подальше. Не люблю зеленый цвет, ужасно раздражает глаза, - пожаловалась Кера и присмотрелась к холмику, который создала гарпия. Симпатичный, но женщина никогда не разбиралась в дизайне экстерьеров. Могилы ведь снаружи, и их украшение будет дизайном экстерьера, верно?
Стук прекратился и тело наконец-то забулькало. Кера повернулась к могиле с выражением крайнего удовольствия на лице и отключила кристаллы. Среди бурой кучи останков и потемневших костей лежала она, мертвая эссенция, больше похожая на кусок сгнившей плоти и пахнущая ничем не лучше. Женщина осторожно взяла ее в руки – мягкая, теплая и это что, черви? Плохо, их не должно быть, они живые и снижают качество. Кера поморщилась и убрала эссенцию в приготовленную заранее стеклянную сферу, после чего смотала кристаллы и вновь взялась за лопату.
- Ну что, закапываем и идем отмечать удачный заказ в ближайшей таверне? Честно говоря, мне не терпится принять ванну, но я должна тебе, не так ли?
Комья земли полетели в гроб, так и оставшийся открытым.

+1

17

Внимание! Вы осквернили могилу человека, близкого Пауку. Репутация в отношениях с ним -100. Советуем не гулять по болотистым местам и не топтать пауков!

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 20.03 Q: Святые мертвецы