Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 24.01. Взаимовыгодный обмен


24.01. Взаимовыгодный обмен

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: 24.01 Убывающей Звезды, 21:40.
Местоположение: кондитерский магазин Йованна.
Участники: Тень, Йованн.
Предыстория: интересы главы Стражи не простирались дальше служебных обязанностей. Это было известно всем, от принятого на днях зелёного новобранца до первого судебного распорядителя. Тень ничего не изучал и ничем не интересовался. Особенно сильно он не интересовался миром своей специализации — и потому даже не думал свести знакомство с профессионалом в этой области. Никогда.

Отредактировано Тень (2018-01-30 16:09:18)

0

2

За ним никто не шёл; это было очевидно. Алиби не могло не сработать. Никто в гильдии не знал, что «кабинетом в архивах» на самом деле был валденский магазинчик, а «важными документами» — его единоличный владелец. Узким столичным переулкам хватало одной Тени; за ней просто не могла следовать другая.

И всё же чей-то взгляд стабильно упирался в затылок.

Глупая паранойя никогда не была свойственна главе Стражи. В конце концов, даже если кто-то узнает, что страшного может произойти? Бедняга просто решит, что мрачный командир втайне увлечён алойдавскими тортиками или печеньем в радужной глазури — ничего больше. За свою репутацию Тень беспокоился в самую последнюю очередь. А вот за преследователя-невидимку — куда сильнее.

Впрочем, ерунда.

Со скрипом, но противостоять очередному желанию обернуться всё-таки удалось. Ему следовало бы затевать всё это после продолжительного отдыха, когда паранойя наконец сойдёт на нет, но отступать теперь было поздно. Другой такой случай мог просто не подвернуться. Валден мирно готовился ко сну, патрули были собраны в нужный срок и отправлены по местам. Более того, за весь вечер не поступило ни одной новой жалобы. Редкая удача.

Ещё пара поворотов — и кондитерская наконец выглянула из-за угла.

Судя по вывеске, магазин был по-прежнему открыт и ждал посетителей. Видимо, все боги разом собрались, подумали и решили поблаговолить Тени в этот день. Поразительное единодушие; едва ли в обычной ситуации ему везло настолько сильно.

Хорошо было всё, за исключением пастельных тонов внутреннего и внешнего убранства. Не знай Тень наверняка, что прибыл по верному адресу и к верному человеку, он всерьёз засомневался бы в надёжности своих источников.

С вывески, не обращая никакого внимания на хмурый взгляд посетителя, очаровательно улыбался кексик в розовой обёртке. Клиентоориентированность на высоте: рука гильдии Торговцев просматривалась во всём, куда ни глянь. Тень оскалился, изображая что-то вроде ответной улыбки для кексика, и толкнул дверь. К чёрту паранойю. Его дело куда важнее.

Короткий порыв ветра пробрался в кондитерскую с улицы, окончательно спутал волосы, припорошённые талым снегом, и стих. Тень выдохнул облачко пара, собираясь с мыслями и шаря взглядом вокруг в поисках владельца магазина.

— Вы умеете хранить секреты, мастер Йованн? — произнёс он наконец; негромко и осторожно, будто уши были не только у стен, но и у каждого леденца на витрине. — Это важный вопрос.

+2

3

Ночью посетителей было мало. Это днем не протолкнуться, а ночью... Ночью все старались держаться от улиц подальше. Пусть последнюю неделю в Валдене было удивительно тихо, разве это кого-то могло обмануть, кроме неоперившихся птенцов, которых только вчера привели фэйри?

Вот Йованн и скучал, читая книжку в яркой обложке. Все равно делать было нечего. Помощников он давно отпустил, решив сам остаться сегодня в магазине. Книжка была не так уж и плоха, пусть с лежащим дома томиком Ухауза по истории смешения крови у разумных монстров не сравнилась бы. Детективчик, написанный местным писателем, быстро распродался, и кто-то из клиентов притащил кондитеру почитать. Впору было просто лечь спать. Вампир лениво переворачивал листы чтива, пробегаясь взглядом по диагонали. Интересно, но...

Он зевнул, прикрыв рот, и поперхнулся. В магазин пришел посетитель, вот только очень хотелось сразу спрятать под столом бутылек с недавним экспериментом, который настаивался.
- Господи Страж?
Не то что с неприязню, просто Йованн не понимал вопроса. И почему житель Сказки, которого не знает только ленивый, спрашивает это у него.
Вампир посмотрел по сторонам. Но из-за чужой паранойи, а не своей. Вроде никого не было, но к чему вся эта таинственность и непонятные речи? Котик раздраженно подметал кресло в мягкой подушкой пышным хвостом и щурил разноцветные глаза на гостя.
Йованн приподнял бровь и подался вперед, грудью на отполированную до блеска стойку светлого дерева.
- Предположим. А что вы можете мне предложить?
Да тут даже торговцем не будь, главное не дураком: глава Стражи просто так спрашивать не будет! Значит, наклевывается что-то интересное, значит, сулит выгоду. Желательно, конечно, с чеканным профилем Сказки на золоте.

+2

4

Тяжелее всего было искать точку равновесия. Тень успел свыкнуться с тем, что народ при его приближении ёжился и прятал глаза. За последние годы едва ли вообще приходилось воздействовать на кого-то прямыми угрозами: хватало пары взглядов исподлобья и одной мрачной мины. Однако в цивилизованном общении приятный бонус всегда обращался в дефект. Мало кто горел желанием начинать дружескую беседу с главой Стражи в свободное от работы время. А сам он, в свою очередь, слабо представлял, где заканчивается страх перед повелителем и начинается разговор равного с равным.

Спасибо, Матерь. Твои двуличные дары как всегда вовремя.

— Тень, — поправил он Йованна, неловко оправляя сбившийся набок плащ. — Просто Тень. В нерабочее время я обычно прихожу под своим именем и... с просьбами. Не с предложениями.

Возможно, стоило сразу перейти к делу, а не затягивать с расшаркиваниями. С каждой новой секундой неуверенность всё с большим аппетитом вгрызалась в сознание. Слишком прямо, слишком рискованно — и слишком поздно отступать.

— Это не имеет никакого отношения к делам гильдии; только ко мне. Вот почему я хочу, чтобы всё происходящее оставалось в тайне, — он позволил себе чуть склониться над стойкой и добавить убедительности в тон, — как можно дольше.

Пока всё не станет на свои места, посторонних привлекать не стоит. Даже если Картарем и вправду окажется жив...

Нет. Думать об этом было по-прежнему рано.

За глубоким вдохом последовал ещё более глубокий выдох. Тень отвёл взгляд от многострадальных половиц и поднял глаза на Йованна, приступая наконец к сути:

— Я знаю, что вы занимаетесь изучением миров специализаций. Одного конкретного, если быть точным. Меня интересует информация, касающаяся другого — мира повелителей ужаса. — Ну вот, гораздо лучше. По крайней мере, ему удалось произнести это вслух без подспудной паранойи и желания осмотреться по сторонам. — Я располагаю средствами, но, боюсь, моего жалования не хватит на оплату желаемого. Не в том случае, когда речь идёт о гильдии Торговцев. — Усмешка, по мнению Тени, получилась вполне сносной. Лучше, чем обычно: даже без оскала обошлось. — Если вы нуждаетесь в чём-то, помимо лайнов, я готов рассмотреть любые предложения. Без привлечения Стражи, разумеется.

А жаль. Картинка складывалась вполне яркая: самые нахальные новобранцы вполне могли бы подобновить кондитерской вывеску или подкрасить стены. Творческая работа всегда идёт на пользу и расслабляет ум. Особенно в такой гармоничной обстановке.

Отредактировано Тень (2018-01-31 15:36:13)

+2

5

Тайна. Просьбы. Йованн уже сам внимательнее посмотрел на окна. Котик, повинуясь легкому ускорению, пошел прогуляться. Заодно может учует кого, все же умное животное, интуицией обладает.

Господи, теперь к главе Стражей можно обращаться по... прозвищу. Вампир не был уверен, что хотел бы так близко познакомиться с человеком. Таким человеком. Нужно быть дураком, чтобы не знать - темные специализации скрывают секреты и не всегда они законны. Одно дело - какой-нибудь архонт, а другое - магия крови и трупов. Йованн внимательно смотрел на Тень, принимая для себя какое-то решение.

Можно отказать. Не вмешиваться. От дела дурно пахло. Что сделает Тень? Прикажет спалить кондитерскую? Нет, ерунда, да и просто так злить гильдию, которая имеет нехилый запас монет, не каждый был готов. Жалование-то курируется в том числе торговцами. Да и... возможность продать тайну манила. Продать Тени, и хранить секрет. Хранить секрет главы Стражей... Йованн мысленно облизнулся.

Облизнулся и пошел перевернуть табличку. Закрыто. Жестом радушного хозяина пригласил во второе помещение. Кухня, коридор, туалет, кладовая. На кухне было светло и вкусно пахло кремом и сахаром, листами оранда павучего, который широко использовался в кондитерском деле даже рядовыми хозяйками.
- Присаживайтесь. Тень. Чай, кофе, сок?

Закуска к чаю в виде маленьких, тающих во рту печенек. Йованн закинул одну, взял еще пару штук и отошел к плите. Своеобразной, конечно, помноженной на реалии Сказки. Розовое пламя пыталось выбраться из темницы. Горела свеча, но вампир включил верхний свет.

- Вначале объясните, что вам конкретно нужно. И поговорим о том, что я могу взять за такую информацию.
Ох не хотелось брать кота в мешке. Хомяк валялся в экстазе - тайна главы гильдии Стражей! Обмен! Что-то о мире Повелителей!

Рядом с таким темным существом было приятно находиться. Все-таки сказывалось, сказывалось то, что они оба принадлежали темной стороне, а не светлой. И было куда проще общаться, чем со светлыми магами.

+2

6

Подозрительно мирно. При упоминании «логова вампира» перед глазами представало отнюдь не светлое помещение, наполненное приятным, щекочущем в носу запахом выпечки. Тень не был падок на стереотипы о тёмных специализациях, но Йованн определённо поработал над имиджем. Шутка ли: открыть кондитерский магазин, занимаясь при этом изучением возможностей вампиризма...

«...кофе, сок, последний сбор из жил зажиточных фэйри, мираэльская артериальная...». Тень не удержался от того, чтобы не продолжить ряд; благо, не вслух. И что, ему — грозному и страшному повелителю Ужаса — даже не предложат пожевать сырого мяса перед тем, как переходить к делу? Поразительно и почти приятно. В кои-то веки собеседник не таращит на него глаза с залёгшей в надробновной складке паникой.

— Чай, и пару ложек сахара к нему, — кивнул Тень, с любопытством рассматривая печенье. — Спасибо.

Здесь, окружённый четырьмя стенами, он почувствовал себя куда спокойнее. Никто не подсмотрит через окно и не проберётся за дверь незамеченным; значит, к делу можно было переходить без опаски. Справиться с неуверенностью это, впрочем, не слишком помогало. Тень и сам до конца не понимал, хочет ли знать правду о произошедшем с Картаремом, но был уверен, что должен.

Поморщившись от яркого света, ударившего в глаза, он откинулся на спинку стула и постарался расслабить плечи.

— Мне нужно знать, как повелители попадают в этот мир. И как остаются там, будь то по собственной воле или нет.

Чистая правда. Вот только без контекста эти слова ровным счётом ничего из себя не представляли. С очередным тяжёлым вздохом Тень провёл рукой по лицу. Если пообещал раскрывать свои чёртовы секреты, раскрывай; деваться некуда. Слово сохранить всё втайне Йованн дал.

— Вы, должно быть, не застали предыдущего командира Стражи. Он бесследно исчез около тридцати лет назад, объявив о своей смерти и избрав меня своим преемником. Картарем Морт. Свою должность он занимал пару веков, не меньше, и этот неожиданный уход ничем не обосновал. — Пришлось остановиться на несколько секунд, чтобы привести мысли в порядок. Так и не выдумал ни одного рационального объяснения своей недоверчивости, Тень. Просто прекрасно, приятель. — Картарем писал, что предаёт себя Смерти, но я ни разу не ощутил его присутствия в Чертогах. И не ощущаю сейчас. Так или иначе... я предполагаю, что ответ можно найти в том, другом мире, за которым присматривает Матерь. Мне нужен способ попасть туда. Это всё.

Тень выдохнул. Горячая чашка обожгла пальцы, а ещё не успевший остынуть чай немилосердно потрепал горло, но в остальном стало немного легче. Собственные слова, произнесённые вслух впервые за много лет, наконец-то зазвучали хоть немного убедительно.

+2

7

Йованн подал чай и молча выслушал. Признаться, он больше ожидал предложения о сдаче Страже какого-нибудь вампира, чем просьба перенести в мир Повелителей.
- Не застал.

По правде, даже будучи в Торговцах, Йованн мало кого знал. Его гораздо больше привлекали специализации, чем гильдии, просто в этой было больше возможностей и денег. И независимости, разумеется: Стража мало трогала Торговцев, так, щипала на предмет контрафакта и опасных штук. А у него что? У него известная на всю Сказку кондитерская.

- Под Матерью вы имеете в виду Смерть или Сказку?
Еще одна печенька, тихий хруст верхней сладкой корочки. Йованн не таясь достал из шкафа зачарованную на долгое хранение бутыль и долил алого в чай. Сложный день, тяжелая неделя, непростой месяц. Вампир смотрел на Тень. Что, будешь кривиться и сетовать, как это так, пить кровь! Даже если ее раздают в Латт Свадже вампирам, лишь бы по улицам стилет под ребро прохожим не тыкали.

Плата. Ммм... за такое можно попросить вкусную плату. Йованн задумчиво отпил алое с заваркой из ягод и сушеной травы. Попасть туда. Йованн пытался. Но без Повелителя все было бессмысленно - не пускало дальше перехода, разворачивало или сгибало болью. Приходилось ползти обратно, желая закопаться в землю, как настоящие вампиры при свете солнца.

- Предположим, я знаю, как туда попасть. Но вам-то какая разница? - он любопытствовал не просто так и внимательно наблюдал за ответами Стража. - Умер и умер. Вы же теперь глава.
По правде, Йованн даже не знал, что прошлый глава тоже был Повелителем. Или не помнил. Но все это предприятие, кроме весомого плюса платы и тайны (которая казалась уже не такой уж важной тайной), становилось достаточно опысным.

+2

8

Внимательно проследив за тем, как вампир колдует над собственной чашкой, Тень тихо усмехнулся. А затем, поймав на себе чужой взгляд, безразлично, почти мирно пожал плечами. Что? Нет, обвиняющих гримас сегодня не завезли, мастер Йованн. Обойдётесь без них. В том, что касалось вкусовых предпочтений, Тень отличался предельной демократичностью. Лишь бы народонаселение живьём никто не жрал, а то ведь жаловаться придут. Разбираться придётся.

Последний вопрос заставил его слегка напрячься и склониться над столом, обдумывая ответ.

— Не «умер». Умирая, Повелители возвращаются к тому, с чего начинали — к Смерти, Матери, которая их породила. Так объяснял Картарем, когда обучал меня. В своём истинном облике мы тоже становимся на шаг ближе к ней, но это только промежуточное состояние. Состояние, в котором куда ярче чувствуешь остальных: и тех, кто ещё бродит в мире живых, и тех, кто уже вернулся в Чертоги Матери. Несмотря на это, я не могу понять, где сейчас Картарем. Даже в своё истинном облике.

Теперь стоило перейти к самой тяжёлой части. Освободить воспоминания от ненужных подробностей и оставить только факты. Ни к чему мастеру Йованну знать обо всём в деталях; особенно если учесть то, как сильно сам Тень старался забыть отдельные эпизоды.

— На Той Стороне, в реальном мире, Смерть преследовала меня повсюду. Я пришёл в Сказку не из-за неудач, страха или боли; я сбежал сюда. Сбежал потому, что не видел иного выхода. Но и здесь я его, как видите, не нашёл; напротив, стал куда ближе к Смерти, чем раньше.

Лицо брата снова стало перед глазами, как в первый раз. Тень коротко нахмурился и крепче сжал зубы; воспоминания о Той Стороне не возвращались уже давно. Не стоило призывать их снова — тогда, возможно, когда-нибудь они уйдут насовсем.

— У меня есть стойкое ощущение, что история повторяется заново, и смерть Картарема имеет к этому прямое отношение. Если он не присоединился к Матери, а остался в том самом мире или где-либо ещё, это меняет дело. Это будет значить, что я не только порождение Смерти. Что я несу за собой не только разрушение и не превращаю в прах всё, к чему прикасаюсь. Больше века я провёл в нелепых попытках помочь, в стремлении обратить смерть в жизнь. Даже если на деле всё обстоит иначе, мне важно знать, что это было не зря. Что я не пытаюсь идти двумя Путями одновременно.

Слишком далеко, Тень. Слишком далеко. Сбиваться в исповедь уж точно не следовало; не здесь, не сейчас и не при текущих обстоятельствах. Ладно бы ещё в обращении к Зунгу, как в старые добрые времена, но это уже чересчур. Только за чаем с печеньем он ещё не делился подробностями своей биографии...

+2

9

Вот оно что. Моральные терзания главы Стражи и попытки найти себя в этом мире. Йованн медленно помешивал чай, в котором давно растворилась кровь. Да это не тайна, это прям скелет в шкафу, который Тень все пытается изменить.
По правде, вампир мог бы сказать, что сам прошел через это. Что искал. Пока не понял, что вот он - такой, что вокруг него кровь и смерть, и не просто так не любят вампиров. Просто они такие, это их мир, им в нем хорошо.

А может, мы как раз и нужны для того, чтобы дарить смерть? Ведь это естественный цикл, круговорот вещей в природе, который нам не изменить. Но Йованн, конечно, не стал этого говорить. У каждого свой пути - это слишком быстро дает понять Сказка, когда в нее попадаешь. Для вампира это стало манной небесной после психиатрической клиники, в которой он точно не мог найти ни себя, ни смысл жизни, ни Путь.

А Тень у нас, оказывается, благоволит Зунгу? Ну что ж. Йованн отпил чая, съел последнюю печеньку и стряхнул мелкие крошки с рук в пустую тарелку на столешнице.

- В Хейлисе - нашем с некромантами мире, есть проход в ваш. Мы не можем пройти о нему без Повелителя, - объяснил человек. - И насколько я знаю, еще никто там не был. Мое условие: я провожу вас, но иду с вами в него. Это плата за проведение через Хейлис. За показ прохода - ваша кровь. Всего-то три маленькие мензурки с чистой кровью Повелителя ужаса, - Йованн улыбнулся. - Всего ничего.

О, кровь Повелителя! У него давно кончился запас, а темные не собирались так просто делиться. И портить отношения убийствами не хотелось. Кровь же, выдаваемая в Латт Свадже, была исключительно нейтральных специализаций, чтобы особо не колдовали. А что эта кровь... так, брехня одна и ерунда. Бесполезность.

+2

10

«Никто там не был». Тень дёрнул уголком рта, глядя куда-то в сторону. Нюх не мог его подвести, уж точно не в истинной форме. К тому же, мир повелителей до сих пор оставался единственной зацепкой; почти за тридцать лет новых так и не появилось. Даже если Картарем и не остался в нём, именно там — и нигде больше — можно было получить подсказку. В этом сомневаться не приходилось.

Против сопровождения Тень ничего не имел. В обычной ситуации он предпочитал работать один, но текущие обстоятельства к «обычным» явно не относились. А для прохода через Хейлис, очевидно, требовался вампир или некромант. Едва ли этот мир окажется совершенно безопасным для чужаков — в конце концов, речь шла о тёмных специализациях. Ему даже повезло: провожатым оказался не случайный маг, а вполне опытный исследователь.

Пока всё складывалось вполне удачно. Даже цена, предложенная Йованном, казалась жалкой в сравнении с открывавшимися возможностями. В определённых кругах тот был хорошо известен своими изыысканиями; опасаться непредвиденных последствий не следовало. Пока что.

Тень сдержанно кивнул.

— Если я правильно помню принципы гильдии Торговцев, плата вперёд?

Сохранить абсолютное спокойствие, соответствующее статусу грозного главы Стражей, не вышло. Лёгкое, невзрачное, но всё же вполне ощутимое беспокойство тронуло мысли острыми коготками. Одно дело — вынужденная кровопотеря в бою. Осознанное пожертвование — совсем другое.

— И, думаю, мне понадобится... что-то вроде краткой справки о вашем родном мире. — Ещё бы буклетик попросил. «Добро пожаловать в Хейлис: мы рады живым почти так же, как мёртвым!». — Каких опасностей стоит ожидать, к чему лучше не прикасаться и как не помереть на полпути.

Последнее на тот момент казалось принципиально важным. Глупо будет совсем не дойти до родного мира. Вполне ожидаемо, учитывая всю абсурдность затеи и предполагаемые риски, но всё-таки чрезвычайно глупо.

+2

11

- Разумеется, - Йованн улыбнулся.
Профессиональная улыбка торговца. Приятная, милая, но сдержанная. Мы ведь не фаззинибами торгуем у знаменитого питомника Мираэля, мы говорим о серьезных вещах.

Он вытянул откуда-то три мензурки. Небольшие, из толстого, явно зачарованного стекла. Обидно будет работать со свернувшейся кровью, когда ее с таким трудом удалось добыть. Поставил перед главой Стражи и сел рядом, вытащил аналог сигарет - людские ему не нравились, а вот эти, переливающиеся алым и черным, были прекрасны. И не слишком крепкие, и вкусные, и цвета под стать вампиру.

- Лучше не трогать ничего. Для меня он безопасен и, будем надеяться, что духи примут вас как моего друга, - мастер выпустил облачко в виде тягучей лопнувшей капли. - Ксли прошлый глава Стражи остался в вашем мире, будет недостаточно просто там оказаться. В каждом есть условие, при котором остаются. Какое-то место, сердце мира.

О, как все это будет интересно. Как все это будет дико любопытно. Йованн не мог скрыть нетерпения, не мог унять желание оказаться в новом мире. Это может быть очень полезно, как и кровь сильного Повелителя. Вот только... Было одно маааленькое условие попадания в мир, о котором Тень просто не мог знать.

- Осталось попасть в Хейлис. Отлично подходит жертва в виде плененного разумного существа. Просто с животными и артефактами есть шанс обречь себя на гнев мира.
Не то чтобы у Йованна в подвале была пара жертв, которых он убивает, когда хочет побывать в своем мире. Интересно, что нужно сделать Повелителям, чтобы оказаться в своем? Заставить кого-нибудь сойти с ума?

+2

12

Свет оттолкнулся от стеклянной поверхности, замельтешил внутри, путаясь, и наконец застыл, едва мензурки приземлились на стол. Тень в задумчивости перевёл взгляд с первой на вторую, со второй — на третью.

— Хм. — Он замешкался, опасаясь не столько грядущей процедуры, сколько возможных ошибок. Подходящего для донорства оборудования рядом как будто бы не было. — Есть какие-то... особые правила? Чем пунктировать, дезинфецировать? Может, найдётся пара шприцов или жгут?

Со стороны наверняка звучало слегка бестолково, но старых медицинских привычек так просто не отнимешь. Тень устроил бы и какой-нибудь замысловатый магический способ: чёрт его знает, как это работало у вампиров. Не в первый же раз Йованн берёт кровь в качестве платы.

От замаячившей напротив сигареты посторонние мысли улетучились мгновенно: тоже захотелось курить. Он коротко сглотнул, прочищая горло, и постарался отвлечь себя. Отвлечь чем угодно: по-прежнему прятавшимся на дне мензурок светом, не успевшим развеяться запахом чая и выпечки, догадками о предстоящем путешествии, в конце концов. Простым оно точно не будет, но в идеальной ситуации, конечно, хотелось бы обойтись без лишних...

«Жертв». Да, именно. С каждым новым словом всё интереснее и интереснее.

— У вас уже есть кто-нибудь на примете, или мне обратиться к своему списку недоброжелателей?

Даже самому Тени усмешка показалась весьма сомнительной. Помолчав, он начал заново, уже совсем без показной весёлости:

— В моей власти вытащить любого рецидивиста из подвалов гильдии. Впрочем, этого я делать не стану. Не обсуждается. Так что придётся затратить некоторое время на поиск подобного существа... В том случае, если у вас и вправду нет кандидата.

Пожалуй, следовало поинтересоваться у Йованна, как часто и каким образом он попадал в родной мир ранее. Мало ли: вдруг парочка пропаж без вести после этого раскрылись бы без лишних усилий. Однако сводить мирную беседу к рабочим обязанностям прямо сейчас было довольно дурацким решением. Что-то подсказывало Тени: предстоящий поход вообще мало касался стандартных представлений о милосердии и жестокости. Притупить инстинкты ищейки стоило заранее.

+2

13

- Просто лейте. Она соберется сама.
Он протянул чистый нож, больше похожий на ритуальный кинжал. Ну знаете, мало ли чем я тут кексы режу. Завалялся вот так, не обессудьте. Йован вздохнул и снова затянулся сигаретой, на краю которой горело радужным, словно огонь пожирал магию.

Надо же. Не стал говорить о добре, о том, что стража не должна вот так просто убивать. Кажется, Тень здорово припекло, а близость цели лишала обычных принципов гильдии. Разумеется, потом он мог нагрянуть сюда с коллегами и обвинить вот в той пропаже, раз уж мы о жертвах. Но что-то Йованну подсказывало, что нее нагрянет. Но определенно следовало быть осторожнее в следующий раз. Тайна "я хочу побывать в своем мире" плавно перетекала в "я убил человека, чтобы побывать в своем мире". Интер-рес-но.

- Нет. Главное, чтобы ему пришлось искать путь - из клетки или просто спасение. Я буду рядом и проведу в миг его смерти.
А если опоздаю, то придется убить еще одного. Но, разумеется, Йованн не собирался испытывать терпение Тени. Тот достаточно мог дать интересного, а предвкушение по поводу мира толкало и самого вампира сделать все побыстрее. Забавно, что Хейлис завязан на Зунге. Ах, если бы убить того, кто там явно ищет путь к своему мастеру... Йованн потушил окурок в блюдце и выкинул. Сполоснул блюдо от пепла. Но какой был бы дар... Какой был бы чудесный, прекрасный дар для мира.

+2

14

Смешно. Суммарно в Сказке он провёл едва ли не вдвое больше времени, чем в реальном мире, а старые привычки по-прежнему давали о себе знать. Встретившись с небрежной уверенностью Йованна, сомнение всё же отступило. Тень взял чуть изогнутый нож за рукоять, взвесил в ладони и примерился к руке. Занято, ничего не скажешь. За годы былой работы стоило попривыкнуть к здешним чудесам, но некоторые вещи сознанию до сих пор не давались.

Короткий надрез поперёк — и тонкая алая струйка совершенно самостоятельно потянулась к стеклу. Магия, почти в прямом смысле вытягивающая кровь из донора. Что ж, мастер Йованн зря времени не терял.

Что ни говори, а один бесспорный плюс всё же нашёлся: прямо сейчас, под медленное течение собственной крови, можно было спокойно поразмыслить о выставленных условиях.

Значит, смерть. Свободная рука сама собой потянулась к внутреннему карману, где раньше — не теперь — всегда лежал коробок с сигаретами. Пришлось одёрнуть себя и зафиксировать взгляд на медленно наполняющейся мензурке.

С учётом новых ограничений вывод напрашивался сам собой: тюрьмы в подвалах Стражи стали бы лучшим выбором. Едва ли хоть кто-то из местных не стремился отыскать свой собственный путь из своей собственной клетки. С другой стороны, способов увильнуть было великое множество: отыскать кандидата в ордене «Героической смерти» или попросить об одолжении повелителя, способного вернуться к жизни через пару дней. Вот только вряд ли в таком случае мир примет жертву; да и жертвы толком не получится. Сплошной обман.

Онемевшие пальцы коротко дрогнули: кровь начала медленно наполнять вторую мензурку.

Следовательно, подходило лишь самое прямое и самое честное убийство, без уловок и попыток схитрить. Кто бы сомневался. И выбирать, конечно, придётся из разнообразного ассортимента преступников, представленного в подвалах гильдии. Составлять рейтинговый список и находить самого отъявленного ублюдка из возможных Тень не собирался; глупая мысль. Каждый из них заслуживал смерти ровно в той степени, что и любое другое существо, будь оно родом из Сказки, Той Стороны или совершенно иного мира. Не имеет значения.

От неосторожного движения рукой пара крупных капель упали на рукав и чрезвычайно быстро впитались в ткань. Решено.

Дождавшись, пока наполнится третья мензурка, Тень вынул из кармана красный платок, промокнул остатки крови и перевязал место надреза. На первое время сойдёт.

— Подходите к главному входу в Гильдию Стражей через пару часов, — обратился он к Йованну, разминая руку. — Возьмите с собой всё необходимое для перехода. Я встречу вас там и проведу к нужному месту.

Всё получится. Не может не получиться.

Отредактировано Тень (2018-02-05 14:22:39)

+2

15

Йованн наблюдал за кровью со сдержанным интересом. Что ж, он получил то, что хотел. Остальное - дело Тени, что там будет с несчастной жертвой, что изберет стражеский палец. Ты? Или ты? А может, ты?!

- Достаточно, Тень. Благодарю.
Казалось, что даже кровь наполняется этой тьмой. Повелительским ужасом, клубящейся чернотой. Разумеется, это было не так. Это была просто кровь. Йованн вежливо подал платок, чтобы зажать ранку. Протянул конфетку из большой банки.

- Кровоостанавливающее.
Яркая, радужная, она была обсыпана сахаром и могла вызвать разве что кариес и приступ зубной боли. Йованн закрыл тяжелую стеклянную крышку и убрал банку наверх, закрыл дверцу. Выцветшая бумажка была надежно приклеена на стекло.

- Господин Тень, - он подался вперед, опираясь ладонями о столешницу. - Если вы хотите в Хейлис, вам и приносить жертву. Быть может, мир будет так добр, что вы сможете быть там свободно.
Взгляд горел. Тень, который хранил преступников. карал справедливо, работал на благо закона и правосудия - и будет убивать! О, Сказка, вечер переставал быть таким скучным и томным. Столько всего предстоит: увидеть казнь главы Стражи, увидеть мир Повелителей! Интересно, как его называют?

Йованн отстранился и кивнул. Два часа. Главный вход в Гильдию Стражей. Падение справедливости будет в ее обители?

+2

16

— Спасибо, мастер Йованн.

Подсластить жизнь леденцом удалось с трудом. На языке всё ещё горчило от собственных слов, но мыслями Тень уже всецело принадлежал ближайшему будущему. Одна жертва и целый чёртов мир. Хотелось бы поставить между ними уверенный знак равенства; совсем скоро он, впрочем, так и поступит. Вне зависимости от собственного желания.

— Думаю, я могу рассчитывать на то, что всё произошедшее здесь, сейчас и после останется между нами, — проронил Тень напоследок перед самым выходом. На всякий случай. Вряд ли уже завтра поутру Йованн отправится в длительное путешествие от столицы до гор Хап со свежими вестями о главе Стражи, но всё же. Всё же. — Через два часа, у входа. До скорой встречи.

* * *

Она была контрактором. Именно так, именно «была»; к мысли стоило привыкнуть заранее. Дух, запертый в теле полусумасшедшей, время от времени силился вырваться на волю: в такие моменты стражам, приставленным к клеткам, приходилось несладко. В сущности, Хейлису были уготованы аж две жертвы: сосуд и его непосредственное наполнение.

К ночи патрули разошлись по домам, так что и объясняться ни с кем не приходилось. Только Нинхе, приставленный следить за подвалами, удивлённо поднял на командира глаза и радостно поспешил домой, освобождённый от позднего дежурства. Слишком просто.

Анника — так звали приговорённую — теперь ждала его внизу, в обособленной подвальной камере. Официально она звалась «комнатой для допросов», неофициально — обыкновенной пыточной. Впрочем, на этот раз от длительных бесед Тень планировал воздержаться. Оставалось дождаться Йованна.

Сорвался он уже тогда, когда вышел на свежий воздух. С последней сигареты прошло никак не меньше полугода, а могло пройти ещё дольше. Однако перед глазами — как же чертовски невовремя... — снова всплыло лицо Анники, полное измученной надежды, почти животного стремления выжить во что бы то ни стало.

Ничего. Это всё ничего.

Снова загорчило на языке: дешёвый табак Тень специально предпочитал более качественным аналогам. Казалось, что так отучить себя от дерьмовой привычки станет проще. Не стало.

Кто-то из новобранцев однажды сказал замечательную вещь: сказочный закон отличается от закона Той Стороны, со всеми его понятиями о добре и зле. Сказочный закон стремится не к справедливости, но к равновесию сил. Картарем наверняка понимал это куда отчётливее, потому и с делами управлялся спокойнее, без создания новых проблем. За одной смертью всегда следовало начало новой жизни; такова Воля этого мира.

Вот только довериться Воле в ожидании жертвоприношения было довольно трудно.

Отредактировано Тень (2018-02-06 01:18:34)

+2

17

- Разумеется.
Он ответил улыбаясь и совершенно искренне. Что может быть лучше падения Закона?

Ждать долго не пришлось. Йованн, темный вампир, вынырнул из ночи перед Тенью, но вряд ли Повелитель не слышал его шагов. Потянул носом воздух и глубоко вдохнул. Смерть.
Он не был некромантом, но как все темные специализации, ощущал Ее. Близкое и незримое присутствие, что так легко дает право забрать жизнь. Ведь все умрут. Все. Это был прекрасный гимн этого мира, самый чудесный!

Вряд ли, если он спросит, Тень ответит, кто это был. Женщина или мужчина? Фэйри или человек? Какое преступление от совершил? Чью жизнь глава Стражи посчитал ненужной? Ведь дело не в том, что они преступники. Просто Валден считал, что может положиться на гильдию и ее главу, может найти пристанище и безопасности. Даже Комедиантов щадили, позволяя развлекать народ, словно юродивым и шутам! А здесь... Йованн определенно был доволен таким поворотом сюжета и даже кровь уже не казалась платой выше.

- Готовы, господин Тень, отправиться в свой мир?
Это имя ему определенно подходило. Повелитель ужаса. Интересно, пойдет ли дальше он скользкой дорожкой? Кто знает, какой путь уготован вообще этим магам? Что берет в плату их мир?.. Может быть, эта жертва - одна из первых, а может быть, он просит нечто более ужасное. Страшное. Жестокое.

- Сюда руку, пожалуйста.
За угол, за улицу, где нет этих темных глаз, этого следящего за каждым штаба Стражи. Неважно, как далеко мы уйдем, потому что за вами тянется этот кровавый след. И Хейлис примет вас! Примет как свое дитя, я обещаю... Сюда руку. На стену. Запахло кровью из пузырька, Йованн выпил залпом, не поморщившись. Магия мира вспыхнула кругом, изящными символами и безнадежной смертью и гибелью.

- Вы открыли свой мир кровью, Тень, - улыбка стала улыбкой мира, а глаза тьмой мира вампиров и некромантов.
Шагни в него. Шагни в меня. Шагни и прими свою сущность убийцы! Никто из светлых не поймет тебя, никто из нейтрала не примет тебя! Ты только наш...
Лес распахнул объятия и погреб темной водой.

Хейлис был мрачен и черен. Йованн глубоко вдохнул. Филлио отступало. Можно было спокойно дышать и жить. Мир принял и Тень, но долго здесь вряд ли стоило находиться.
- Сюда, пожалуйста.
Призраки медленно перемещались за черными деревьями. Пахло чистой водой, но подсознательно было ощущение, что к ней - не нужно, и вампир вел уверенно по изученным тропам, сквозь выученный бурелом и снова выходил на свет. Своеобразный и тоже черный. В кармане был лишь свиток телепортации, чтобы выбраться отсюда (и совсем не пугало, что они оба не знали, как выбираться из мира Тени), на душе было хорошо и легко.

Это была душа некромантов и вампиров. Близкая и повелителям, где можно быть в безопасности и покое. Не надуманном, не ядовитом. Душа... Здесь не было стыда и совести за смерти, потому что мир принял таким, какой ты есть. Мой ребенок. Мой муж, мой брат, мой сын!
- Мир принял вашу жертву. У нас есть часа полтора, до доберемся до пролома за минут тридцать. Смотрите под ноги, легко свернуть ногу.

+2

18

«Открыл свой мир кровью».

Ладонь ощутила холод каменной стены, а потом провалилась в никуда — так же рвано и неожиданно. Ни предупреждений, ни просьб досчитать до трёх; только стойкий запах медленно стынущей крови. Пах мир вокруг — пахли и собственные руки.

Закружилась голова, на пару секунд стало до омерзения дурно, будто что-то травило изнутри: может, всё та же кровь, только на этот раз — собственная. Кровь повелителя, будь она проклята, кровь, отличающаяся от крови других магов, иначе мастер Йованн не попросил бы её в качестве оплаты, иначе всё могло бы пойти совсем по-другому, иначе он не убил, не попал бы сюда, не тёр одну ладонь о другую в бесплодных попытках: то ли очиститься, то ли стереть себя из реальности вообще.

Вдох, выдох.

Когда удалось рассмотреть верхушки деревьев и почувствовать землю под ногами, стало легче. Хейлис будто бы сам прокладывал дорогу перед своим дитя: Йованн делал шаг, и лес расступался; или так казалось со стороны ему, Тени, никогда раньше не бывавшему в иных мирах?

Так или иначе, опасности он не ощущал. Только интуитивно переступал мелкие ручьи и болотные лужицы: хищная, злая вода. Без достойного сопровождения в мире вампиров и некромантов делать нечего; ясно сразу. Путь Хейлис показывал Йованну, а Тени лишь позволял следовать за ним — до поры до времени. Благо, светлая макушка выделялась на фоне мрачного пейзажа ярким пятном. Подступавшие время от времени приступы тревоги Тень пережидал быстро — и тут же догонял своего провожатого в пару шагов.

— Должно быть, многие здесь терялись?

Он задал вопрос не столько из здорового любопытства, сколько затем, чтобы услышать хоть какой-то звук в гнетущей тишине. Вязкой, тёмной тишине, состоявшей из треска ветвей под ногами и предсмертных всхлипов воды где-то неподалёку. Тень ускорил шаг и снова поравнялся с Йованном.

Не упускать из виду. Всё под контролем: они доберутся уже скоро, Хейлис сам укажет путь. Хейлис укажет. Всё под контролем. Не упускать.

+2

19

Йованн не следил, идет ли за ним Тень. Так не следят за своей, точно зная, что она неотступно следует. Впрочем, здесь их тени были ярки и длинны, они путались в деревьях и смешивались с призраками, будто терялись здесь в угоду собственного отдыха, наконец оторвавшись от беспокойных хозяев.

- Да. К нам легко попасть, как вы могли увидеть.
Ну что там - выучил заклинание, круг и принес жертву. Миры открывались не только своим магам, но выжить там зачастую без них было невозможно.
- Были и те, что приносили сюда вампиров - полумертвых, лишь бы побывать в Хейлисе. Идиоты, - маг усмехнулся и в очередной раз повернул.

О да. Те, что так делали, всего лишь позволяли вампиру быть в своей силе и разорвать обидчика. Возможно, захоти он сейчас убить Тень... Зубы зудели от желания испить крови, и это было требовало принести жертву. Но... у них же вроде как деловые отношения? Договор? Так что ничего не получится.

Он повел по кромке моря. Оно было все еще за деревьями, и эта "кромка", казалось, распространялась на всю черноту мира. Покой. Смерть. Смерть! Иди ко мне, заблудшная душа, ты маленькая, ты неисчислимо слабая, но я - дам... я позволю тебе стать самим собой. Йованн на секунду остановился, глядя на черное море, и пошел дальше, к огромному темному дереву, звенящему тысячей листьев. Провал был почти неразличим, но вполне подходил для двух мужчин, а дерево вряд ли можно было обхватить и вчетвером.
- Сюда. Ваш мир там.
Йованн повернулся к Тени. Опасаешься? Вдруг там монстр этого мира, а не твой?

+2

20

Голос провожатого раздавался как будто отовсюду одновременно. Отскакивал от насмешливо нависающих над Тенью деревьев, был слышен в недобром журчании ручья, но настоящий источник продолжал шагать вперёд, уводя всё дальше. Оказаться здесь снова не хотелось. Мир завлекал внешней близостью и одновременно вселял тревогу: земля пропиталась кровью насквозь, а редкие волны на глади озера то и дело глядели на чужака тонкими ухмылками. По крайней мере, так казалось. Сказать наверняка Тень бы не сумел: не здесь, не сейчас и не при текущих обстоятельствах, когда всё внимание уходило на то, чтобы не потерять из виду силуэт Йованна.

Не потерял. Обошлось. Озёрный берег, поначалу казавшийся непреодолимым, остался позади. Переступая через гигантские, взрывающие землю корни, Тень остановился у самого провала. Стянутая кожей перчатки ладонь не ощутила сухости коры; оно и к лучшему. «Лучше не трогать ничего». Он помнил.

Поймав на себе взгляд Йованна, Тень ответил собственным, полным не то ледяной уверенности, не то болезненной убеждённости в своей правоте. Он проделал весь этот путь не для того, чтобы спасовать на финишной прямой. Что бы ни произошло там, по ту сторону провала, с этим сумеет справиться любой мало-мальски приспособленный повелитель. Что же до Картарема... Никто не обещал Тени найти ответы на все вопросы. Теперь всё и вправду зависит исключительно от него самого.

— Постарайтесь не отставать, — проронил он напоследок, внимательно вглядываясь в тьму провала. — На всякий случай.

И сделал шаг вперёд.

Больше всего это напоминало падение — отчего-то смутно знакомое, будто забытое, погребённое глубоко под наслаивающимися друг на друга воспоминаниями. А потом снова стало темно и тихо.

Нет, даже темнее и тише обычного. Ровно настолько темно и настолько тихо, что, казалось, позволь себе — и растворишься в тёмной тишине весь, без остатка.

Тень не позволял.

Она была огромной — эта Грань. Слово явилось сознанию совершенно самостоятельно, будто всё было очевидно с самого начала: Грань, ну конечно, как ещё она могла называть себя. Грань взрывала колоннами невидимое небо, вгрызалась в пространство горизонталями мостов и продолжала тянуться выше. Грань приветствовала своё дитя матовым блеском, и Тень вдохнул полной грудью. Спокойствие разливалось по телу тёмной дымкой; взмахни рукой — поддастся вся башня, выстроится новый мост, ведущий ещё глубже в разреженный воздух.

Не сейчас. Сейчас важнее другое.

— Мастер Йованн. — Исчезла даже привычная угрюмость, уступив место осторожному, любопытному восторгу в голосе. — Как вы себя чувствуете?

+1

21

Он и не собирался. Точно нет. Разве он дурак отставать в чужом мире, а тем более в мире Повелителей ужаса? Йованн страшно хотел его увидеть и потому без страха нырнул в провал следом за Тенью. Как это символично...

Мир поражал воображение. Да, это был их мир. Мир ужаса, хотя сам по себе он ни в коем случае таковым не казался. Красивым. Да, он был красивым, хотя вампир и понимал, что этот мир чужд ему так же, как Хейлис - Тени. Тем не менее... Маг завороженно смотрел, запоминал. Он не пойдет рассказывать на каждом углу о том, что видел, но для себя должен был запомнить. Мосты... Они соединяют души?

- Сносно.
И это было чистой правдой. Йованн неуверенно сделал шаг, потом второй - все вокруг Тени, чтобы понять, как мир реагирует на него. Оказалось, вполне терпимо, хоть ужас и подбирался в душу, задевал когтями. Пожалуй, его спасало то, что мало чего было ужасного, что могло его по-настоящему напугать.

- Этот мир стоил одной жертвы, не права ли? - он рассмеялся.
Забудь, Тень. Найдешь ты или нет своего наставника, убил ты или нет, убьешь ты еще или нет, разве все это великолепие, разве это чувство в душе не стоило какой-то там одной жертвы?!

+1

22

Хорошо. Просто прекрасно. Чужак способен контролировать себя в этом мире — тем легче будет продолжать движение... вверх?

Вверх тянуло неосознанно, интуитивно, но стремиться к своим желаниям вот так, без оглядки, не следовало даже здесь. Вслед за Йованном Тень сделал пару пробных шагов; легко, устойчиво, будто и нет возможности упасть на землю. Была ли здесь вообще земля? Внизу — глухая мгла, равно как и наверху; только та, что выше, неизменно звала за собой.

Неожиданный вопрос заставил его обернуться.

— Во сколько монет или визитов в иные миры вы оцениваете человеческую жизнь? — Взгляд, устремлённый на Йованна, сочился недобрым любопытством вперемешку с усталостью. — Жизнь осуждённого преступника? Мою? Вашу? А сколько стоит человеческая смерть?

Бред.

Уцепившись ладонями за узкий мост над головой, Тень с удивительной лёгкостью перебрался выше: не потребовалось ни малейшего напряжения мышц. Грань подхватывала его, как собственное дитя, освобождала от лишних затруднений, предоставляя больше пространства концентрату сменявших друг друга вопросов.

Как далеко вверх уходит Грань? Есть ли у неё пределы? Сколь долго здесь сможет находится чужак? И — самое главное — где хотя бы ещё кто-то из повелителей?

Он обязательно разберётся. Возможно, не сегодня, не в этот визит, но вернётся сюда столько раз, сколько будет необходимо для ответа.

— Нам нужно выше.

Нет, это ему, Тени, нужно выше, и никому другому. Вполне вероятно, Йованну восхождение не дастся так просто; это ещё предстояло проверить. В любой другой ситуации он оставил бы чужака внизу, дожидаться своего возвращения, но сейчас поступить так было нельзя. Они договорились, и Тень обязан был выполнить свою часть договора от начала и до конца.

Обращение в истинную форму произошло как бы само собой; он даже не ощутил изменений. Последний раз Тень перевоплощался давно, чертовски давно даже для того, кто избегает этой формы принципиально. Именно поэтому отличное самочувствие казалось странным вдвойне.

Он протянул руку вперёд. Тьма, раньше рассеиваемая окружающим светом, теперь заострилась, набрала полную мощь, обрела чёткую форму: угловатые очертания вторили горизонталям Грани. Привычно, правильно — так, как должно быть.

— Не думаю, что у нас много времени. Поспешим.

Он потянулся к следующему мосту, и мрак встретился с мраком.

[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/18/0214/h_1518594021_8756062_7e89dac7cd.png[/AVA]

+1

23

В этом, пожалуй, было большое различие между Повелителями и вампирами - первых тянуло из тьмы и безумия выше, вампиры падали все глубже. Они купались в крови, а Повелители... возможно, они и вправду пытались что-то найти не смотря на внутренний раздор.

- Это нужно спросить тебя, - усмехнулся Йованн и проводил взглядом фигуру Тени, что взбиралась наверх.
Выше. Нашел у кого спросить, в конце концов. Нашел у кого узнавать, сколько стоит жизнь. Она не стоит ничего, и это пора признать и тебе. Ради своих целей - ничего. Ты же Повелитель ужаса, грозный глава гильдии Стражей, что уже не может себя так  называть в том смысле, что был справедлив.

Йованн смотрел, как Тень взбирается и думал о падении. И послушно подпрыгнул, уцепился за выступ и подтянулся.
Он не был особенно силен физически, он вообще редко вступал в бой, а уж если ты в мире, что не твой... Это ощущалось физически - как он отталкивает, как он пытается вытащить из себя, вырвать чужака, отдавая всего себя ребенку. Но что поделать.

Хотя бы видел Повелителей уже в настоящей форме, чтобы не испугаться. Но смотрел жадно и любопытно, смотрел с диким интересом за тем, что происходит. Наблюдал за миром и карабкался выше с куда меньшей легкостью, чем Тень. Мысли о том, что его оставят здесь, не было. В крайнем случае, попытается через крвоь вернуться в Хейлис. Если получалось из других миром, получит и из этого, вамписркий не оставит свое дитя без помощи.

Насколько высоко, черт побери?! Йованн выдохнул, остановился, переводя дыхание. Мир был черен, это была тьма и мгла Повелителей, но он был красив, чертяка. Очень красив, хотя что могло сравниться с черным лесом и матовым озером из загустевшей, казалось, крови?

+1

24

Это был странный мир. Тень соврал бы, если бы сказал, что не боялся его; нет, конечно, нет. Боялся с самого начала, ещё тогда, когда коснулся провала, когда стоял перед ним и прямо смотрел в чёрную, зовущую ближе мглу. А теперь он здесь, на Грани, но ничто вокруг не дышит Смертью, не улыбается тонкими, потрескавшимися губами и не обжигает ледяным дыханием из-за спины. Темно, тихо и спокойно.

Тень не любил повелителей, но здесь мог называть себя таковым со спокойной уверенностью.

Йованн не поспевал, просто не был способен поспевать; это стало ясно с самого начала. Грань отворачивалась от него не так категорично, как от любого из «светлых», но всё же это ощущалось: в чертовски медленном продвижении наверх, в лишних секундах, что уходили у него на преодоление очередного препятствия. Тень находился уже многим выше и всё равно видел каждый шаг мастера Йованна, от первого до последнего; потому что позволила Грань.

Но где все?

Ещё пара мостов — и азарт спал, уступив место волнению. Выше по-прежнему пусто, ни следа присутствия других повелителей. Возможно, Йованн был прав, когда говорил, что им предстоит стать первопроходцами. Верить в это отчаянно не хотелось; не мог ведь он ошибиться в расчётах и предположениях?

Проклятье.

Время и пространство здесь не имели значения. Несколько долгих пролётов Тень преодолел в один прыжок и подал спутнику руку, позволяя забраться на широкую платформу и перевести дыхание. Пусто, пусто, чертовски пусто; так не должно быть.

«Так не должно быть».

Голос за спиной принадлежал не мастеру Йованну. Тень обернулся мгновенно, но не увидел перед собой ничего, кроме очередной изъеденной мраком вертикали. Сквозь неё пробивался шёпот. Привычно мирный тон; ни грамма лишней тревоги. И если всмотреться в матовую тьму чуть внимательнее, можно уловить где-то там, в мельчайших отблесках, очертания чужого лица.

«Я останусь тут, пока Мать не примет меня».

Всё изменилось резко; вместо знакомого взгляда — собственная фигура, очередным рывком пробирается сквозь прутья мостов. Грань запечатлела его в момент восхождения так же, как запечатлела Картарема в момент... чего? Что он искал здесь?

Может, Тень знал ответ с самого начала, только ужасно не хотел признавать.

Он обернулся к Йованну. Сколько времени прошло: секунды, минуты, часы, дни? Сколько времени отняло у них обоих это молчаливое наблюдение?

Неважно.

— Я увидел достаточно, — сказал Тень — и тут же поразился собственному спокойствию. — Нужно уходить.

Он знал, куда двигаться. Грань оплетала своих гостей лестничным коконом; чтобы покинуть мир, нужно было вырваться за его пределы. Даже если она будет против. Даже если прижмёт их ближе к сердцевине; в конце концов, раньше у неё почти не бывало гостей.

— Не спускайте с меня глаз.

Да, верно. А Тень не спустит глаз с мира и будет следить за тем, чтобы тот послушно расступался перед каждым движением. Только так и можно перейти Грань. Он был уверен.

[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/18/0214/h_1518594021_8756062_7e89dac7cd.png[/AVA]

+1

25

Йованн тоже понимал, что просто не может успеть. Даже если выпил бы какое-нибудь зелье - мир все равно отторгал, все равно отправлял обратно, как чужеродное существо, сына другой матери.
Он поднялся на платформу, но дальше бы не пошел. Даже нельзя было спокойно отдышаться, просто не хватало воздуха. Без Тени вампир бы здесь не мог прожить и минуты, Йованн это понимал. Мир, пожалуй, просто смял бы, смел...

Для него трагедия главы Стражи была далекой, как звезда на небе. Голос скорее напугал, он не хотел очутиться здесь еще с кем-то. По правде, он в самом деле не хотел остаться здесь. Чужой мир... Здесь он не обретет покой, здесь он будет вечным призраком, что не сможет упокоиться.

И потому когда Повелитель сказал, что можно уходить, с радостью пошел за ним. Теперь можно было воспрять духом, можно было идти за ним и выйти, выйти отсюда! Он тоже увидел достаточно. Мир его покорил, но не заставил влюбить в себя. Слишком чужой, хотя отголоски были рядом, такие же, как в Хейлисе. Миры были родными, но такими далекими...

Кондитерский магазинчик был тих, пах выпечкой, был светел. Никто не стучался, горел свет, но висела вывеска на двери и отпугивала желающих полакомиться заварным кремом или желейными ягодами. Йованн упал на стул и выдохнул. Кружилась голова, чуть болела, но в целом вампир ощущал себя довольно живым. Слава Сказке!

- Доволен?
Поднялся, стул скрежетнул по полу и налил воды. Даже не крови, просто воды, хотя было бы интересно прямо сейчас выпить крови Тени. А еще лучше там, в его мире.
- Как он называется, ты понял?
Этот странный мир. Воды полилась тонкой струйкой по подбородку, и вампир вытер ладонью. Вот теперь точно можно жить. Плата за какой-то там провод по Хейлису была великолепна - редкая сильная кровь, возможность заглянуть в чужой мир и чужое же падение в пропасть. Ты захочешь побывать там еще, Тень. И мой магазинчик всегда будет открыт для тебя.

+1

26

Грань расступилась под его шагами мягко, почти покорно: горизонтали ластились к ногам и тут же смыкались позади, лизали спину насмешливой чернотой, как будто прощались. Несколько раз он всё-таки обернулся в подспудном страхе оставить Йованна слишком далеко позади, но тот всегда оказывался за плечом — молчаливый, спокойно вторящий шагу провожатого. Послушность Грани была выгодна им обоим, но насквозь отвратительна Тени. Поведение мира говорило лишь об одном: любое дитя Смерти принадлежит ему от начала и до конца, без остатка.

Признавать за собой эту родственную связь означало сдаться. А сдаваться Тень не хотел.

Проход исчез с глухим хлопком. Промозглый воздух вокруг теперь казался чересчур колким, крепким, приторно живым. Да, именно живым; слишком много жизни вокруг — так, что нечем дышать. Ирония во все поля.

Раньше резкий переход на «ты» показался бы ужасной фамильярностью, но теперь звучал совершенно естественно. Сложно было соблюдать все лингвистические формальности после того, что они оба увидели, услышали и почувствовали. Отчётливая нереальность этого мира по сравнению с тем, родным (родным, чёрт побери, до последнего треклятого мостика), до сих пор билась и скрежетала где-то в подкорке.

— Грань, — хрипло отозвался Тень. Вода в стакане ответила мелкой дрожью. — Я бы задержался там ещё на некоторое время, если бы она не... просила остаться.

Возможно, то же случилось с Картаремом?

Нет, глупости. Слишком просто. Тень знал этого человека достаточно хорошо: Картарем Морт призовёт на помощь саму Смерть и заставит Матерь вызволить его из клетки собственного мира, был бы достойный повод.

В любом случае, Грань звала, тянула руки-колоннады всё ближе и ближе, как заботливый родитель, обучающий своё дитя первым шагам. Всё время, что он провёл в мире повелителей — от первой и до последней секунды — Тень чувствовал себя защищённым. И от этого становилось ещё жутче.

— Возможно, мне понадобится пойти туда снова. Столько раз, сколько будет необходимо, чтобы узнать всё до конца.

Рано или поздно он найдёт прямой проход в собственный мир, вне всяких сомнений. Тогда станет куда проще. Однако прямо сейчас его интересовало ещё кое-что — нечто куда более важное, чем любые планы на будущее.

— Я слышал, что миры берут плату за переход, но... Как узнать, что именно забрала Грань?

Сам он чувствовал себя вполне приемлемо. Руки-ноги целы, только в голове кавардак, но к этому не привыкать. Неизвестность беспокоила: мир ведь не мог проявить щедрость и избавить их от платы вообще? Тогда что?

Тень нахмурился и плотнее укутался в плащ. Холод Грани забрался под кожу и не спешил исчезать так просто.

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 24.01. Взаимовыгодный обмен