Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 23.04. Q: Смерть идет по пятам


23.04. Q: Смерть идет по пятам

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время: 23 апреля, 2 часа дня, улицы и подворотни Валдена.
Местоположение:
Участники: Кера, Холом-Тукур, Тень
Предыстория: Смерть просит найти ребенка — светловолосого, голубоглазого ребенка, которого нужно привести к ней. Ребенок, кажется, скрывается где-то в Валдене, но сколько там таки детей?!
Желаете ли внезапностей от мастера?: О ДА

+1

2

Время за полдень, а Филин так и не вернулся со своей ночной охоты на мышей. И кто его знает, что там с ним на кладбище приключилось...

На самом деле был Филин этой ночью не на кладбище, и не за мышами охотился, а за слухами о Смерти. Злые языки поговаривали, что Старуха что-то потеряла, и это было интересно уже само по себе, но Филину нужны были правдивые подробности. Он не пожалел ни сил ни времени, чтобы отыскать Сонного Рыцаря, вечного скитальца, не знающего покоя и сна. К утру, Филин нашёл Рыцаря, от него узнал, что Смерть ищет какого-то ребёнка, светловолосого и голубоглазого. Зачем ищет? Почему не может найти? Кто этот ребёнок? Ну, хотя бы пацан или девчонка? Одной лишь Воле известно.

«Ну, допустим», - Холом-Тукур всерьёз задумался о том, что может попытаться найти того кто нужен его старой хозяйке, - «Ребёнок где-то в Валдене, так?» - широкие и сильные взмахи крыльев отмеряли расстояние до столицы, - «Допрошу всех чёртовых спиногрызов в этом городе, а дальше на месте разберусь».

Решительно и упрямо Филин бросился искать «мелкую голубоглазую блондинку» на улицах Валдена. Вот только хватит ли у одной птицы сил на такой масштабный поиск? Разумеется, нет. К полудню он это понял, хоть и с трудом признавал свою беспомощность перед такой задачей. Пришлось лететь к Кере.

- Да ну нахер! - вместо приветствия проскрипел Филин, влетая в кабинет главы гильдии Учёных через окно и легко переключаясь в образ крикливого матершинника,- Эта проклятая Старуха с косой проебала где-то ребёнка! Кера ты прикинь?! - он широко расправил крылья, чтобы затормозить и не впечататься в стену, - Кееера? Ты слышишь, что я тебе говорю? - приземлился на край стола, мерзко шкрябнув когтями по древесине.

Холом-Тукур очень надеялся, что Кера среагирует на такую информацию именно так, как ему нужно, то есть заинтересуется и захочет подробностей. Ведь он иногда развлекал её забавными сплетнями, в перерывах между руганью на всех и всё без разбора. Сейчас он делал ставку на женское любопытство. Но ни за что в жизни, он бы не признался, что сейчас ему просто нужна помощь человека.

- Ухуууй его знает, что за ребёнок, но говорят, что волосы светлые, глаза голубые… - продолжал наседать Филин, перескакивая от волнения с лапы на лапу, - Смерть обещала щедрую награду тому, кто найдёт! - полуправда, точнее полуложь.
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-07 15:39:16)

+4

3

Подписать разрешение на разведение гипножаб, подписать разрешение на поставку килограмма волшебной пыли в отдел чар, скомкать и выкинуть в окно очередную жалобу на Карла, подписать разрешение на запуск проект «Перемещение», ещё раз перечитать досье господина Мэйнарда, запустить руки в волосы и со стоном упасть лицом на стол. Проклятые документы, как же Кера ненавидела бумажную работу и как же нечасто ей выпадали относительно свободные дни, которые она, конечно же, тратила на эту самую бумажную работу.
Когда-нибудь она научится доверять документацию другим и найдёт себе секретаря, умного и симпатичного молодого человека, который будет сидеть вон в том углу, отвечать на бесконечные запросы и винги и научится готовить превосходный кофе. Когда-нибудь. Лет через двадцать, если проживёт лет двадцать в подобном темпе нескончаемых проблем, которые срочно требуют вмешательства, и очередной магической аномалии. Картонное проклятие было? Было. Сиреневые сумерки есть? Есть. Учёные работают над этим? Работают.
Спасибо, хотя бы в этот раз без богов и их марионеток обошлось, очередного страстного поцелуя с Мистре О’Брайан просто бы не пережила. В буквальном смысле не пережила бы, учитывая тот факт, что она умудрилась попасть в немилость богини отказом убивать.
- Филин, я рабо… – начала было говорить женщина, но упоминание старухи с косой заставило ее прерваться и вскинуться на месте, давая договорить птице. Смерть? Потеряла ребёнка? Щедрая награда от Смерти? О, как сомнительно и волнующе это звучит! – Немедленно на поиски, это даже не обсуждается! Как ты думаешь, твоя подружка сможет подсказать секрет своего долголетия? Я была бы ей за это благодарна.
И это ещё мягко говоря. Время летело, утекало сквозь пальцы каждый день и чувствительная к течению времени Кера просыпалась утром с мыслями о том, что она ничего не успевает. Впереди много лет жизни, счастливые или не очень дни, недели блужданий во снах, но рано или поздно всему приходит конец.
О’Брайан такое положение дел не устраивало. Она ставила перед собой недостижимые цели и упорно карабкалась к ним, оставляя за собой очередной преодоленный порог и открытие. Это в ней не изменилось с прошлой жизни. И если есть бессмертные боги и прочие существа, живущие дольше любого фэйри в этом мире, то почему никто до сих пор не мог найти способ жить вечно? Ученая, например, собиралась найти.
Филин хотел увидеть свою старую подружку для примирения, не иначе. Кера же просто хотела увидеть Смерть и задать кучу вопросов. У них с пернатым старпером была общая цель, но даже если бы ее и не было, женщина все равно бы бросила все ради своего друга и соседа на протяжении вот уже семнадцати лет.
Это же Филин, родной матерящийся мешок дерьма и перьев. Это же Филин, в чьи крылья по вечерам можно уткнуться лицом и молчать до тех пор, пока на душе не станет спокойно.
Поэтому она просто скинула все свои бумаги в ящик стола, встала и, махнув рукой птице, чтобы тот усаживался на плечо, переключила телепорт на первый этаж.

На улицах города тут и там слышался кашель, и это было неприятно. О’Брайан не отличалась крепким здоровьем и легко подхватывала простуду, и кашляющие тут и там люди совершенно не успокаивали. Заболеть значит на целый день попасть в лапы Карла, который с диким хохотком будет предлагать очередные супер-пупер-лечащие-от-всего зелья. Да, именно так и именно через тире – названия своим составам заместитель придумывал отвратительные.
Они помогали, кстати, но у всего есть побочные эффекты.
- Смотри, - Кера ткнула пальцем в сторону играющих в парке детей, - видишь их? Дети внимательнее и чувствительнее взрослых, они точно помогут найти твоего ребёнка. Сделай вид, что ты ласковая птичка.
И постарайся удержать в себе дерьмо. Оба вида дерьма.

+2

4

Это всегда происходило само собой: иногда во сне, иногда наяву, иногда и вовсе в полубессознательном состоянии. Вчерашний визит Матери застал Тень за распределением патрулей — не самый удачный момент во всех отношениях. Пришлось выдумать очередное нелепое оправдание и выйти на балкон, чтобы не смущать новобранцев бледной мордой и мутным взглядом исподлобья, а то ещё перепугаются — мало ли чего там из повелителя ужаса может полезть.

На деле, конечно, ничего не лезло. Скорее наоборот: забиралось внутрь, царапало горло мелкими коготками и холодило спину заботливым прикосновением: «пожалуйста», «будь так любезен», «ничего особенного, всего только одно маленькое дельце». Вроде бы и просьба, но отказа Смерть не принимала. Не от своего дитя.

Когда Тень пришёл в себя, то осознал две вещи. Первая: к этим треклятым плакатам только что прибавилась ещё одна, совершенно несвоевременная проблема. Вторая: Смерть ни черта не смыслит в составлении приличных фотороботов.

Прекрасно.

Впрочем, была во всей ситуации и приятная сторона — ну или по крайней мере не совсем отвратительная. Повелительский нюх и раньше вполне успешно вёл Тень по нужному следу: это помогало во множестве самых разнообразных ситуаций. Поиски Картарема входили в их число. Если уж ему удалось найти этого ублюдка, то какого-то светловолосого ребёнка он точно сможет отловить. Не проблема. К тому же, Матерь, кажется, решила подсобить ему с направлением: ступив за порог здания гильдии, Тень уже не сомневался в том, куда следует держать путь.

Шумно втянув носом воздух, он убрал Картограмму за пазуху и поправил повязку. Наверное, только благодаря ей и ежедневному травяному отвару проклятый кашель до сих пор обходил Тень стороной, но что-то подсказывало: долго это не продлится.

Неважно. Сейчас у него были куда более важные дела — точнее, всего одно голубоглазое дело.

Почему-то сомнений в том, что Смерть ведёт его именно к ребёнку, у Тени не возникло ни разу за всю дорогу. Даже тогда, когда пришлось поторчать у башни учёных добрые несколько минут. Мало ли что: сбои во времени-пространстве, ну или Матерь просто отошла выпить чайку, поэтому возникла небольшая пауза. А потом нюх повёл за собой снова, уверенно, быстро — до самого парка, в котором как раз околачивались несколько малявок. Некоторые даже были вполне себе светловолосыми. Сойдёт.

Однако приблизиться к играющей толпе Тень не успел. В поле зрения поочерёдно попали одна подозрительно белая птица, один характерно зелёный плащ и одна узнаваемо рыжая макушка. Физиономия, и раньше отличавшаяся предельной степенью уныния, помрачнела ещё на пару оттенков. Красота. Просто великолепно. Ему вообще можно провести хотя бы сутки без учёных, или это теперь вне закона? Воля, приём, как слышно? Один выходной? Пожалуйста?

Нет; видимо, всё-таки бесполезно.

С тяжёлым вздохом Тень миновал площадку, направляясь прямо к О'Брайан и её пернатому спутнику. Сомнений не оставалось: предательский путь, указанный Матерью, вёл отнюдь не к намеченной цели, а к вынужденным союзникам в деле поисков. Честное слово, Смерть, он и в одиночку способен был разыскать одну ничтожную голубоглазую мелочь, без чьей-то там помощи. Особенно... такой.

— Опустим любезности на этот раз, — вяло бросил Тень, поравнявшись с обоими. — «Добрый день», «ужасно рад вас видеть», «о, неужели вы тоже занимаетесь поисками того-самого-ребёнка, кто бы мог подумать!» Вроде бы, всё. Что касается дела... Полагаю, компания повелителя ужаса вам сейчас не повредит. Награда меня не особенно интересует, а вот результата хотелось бы добиться.

Между прочим, любопытно, как О'Брайан с её питомцем разузнали обо всей этой истории, но это, пожалуй, могло подождать. Дружелюбия ради Тень даже вынул руки из карманов. Большая жертва.

— Цель у нас общая; если не тратить время на лишние пререкания, достичь её мы сможем куда быстрее. Идёт?

+1

5

Мистрэ не забывает обидчиков. Простуда Тени усиливается до явной температуры и сильного кашля. Где-то слышатся мелодичные колокольчики смеха богини.

0

6

Восседая на плече Керы, Филин зорко высматривал светловолосых детей на улицах города.

- Вижу, - скептично и ворчливо, потому что птичья дальнозоркость уже давно отбраковала этих детей из парка, - То есть ты предлагаешь завербовать себе помощников из этих мелких тупиц? Ух, с хера ли это мой ребёнок?

За сим риторическим вопросом последовал отборный мат в качестве нескрываемой радости от встречи с главой гильдии Стражей, пока Тень изрекал свою сухую приветственную речь.

- Ты-то откель про ребёнка знаешь?! - нахохлился, перебивая, но тут же услышал ответ на свой праведный негодуй, - Повелитель значт, наград ему не нужна значт, ну-ну…

- Идёт, - сказал как отрезал, внезапно беря на себя наглость быть голосом главы гильдии Учёных в прямом смысле слова, - Предлагаю просто собрать всех детей в центре города под предлогом халявной вакцинации от этой вашей человеческой чахотки, или чем у вас тут весь город хворает? Не, ну, а чо? Есть идеи получше? Вы тут пока посовещайтесь тогда, болезные, а я таки завербую эту шпану. Ласковым быть, да, понял я, понял.

Своё ворчливое токование Филин закончил как только спорхнул с плеча Керы. Он пролетел вперёд несколько метров, шумно хлопая крыльями и быстро сокращая расстояние до парка и детишек. Приближение крупной птицы, разумеется, не прошло незамеченным. Кого-то это напугало кого-то заинтересовало, а кто-то взялся за рогатку. Мелкие тупые спиногрызы ничуть не удивили Филина классической реакцией на него, а вот сам он собирался удивлять потому сознательно неуклюже навернулся в ближайшую песочницу.

- Кхухууу~ - тоже нелепо и не грозно, и даже без мата, - Ну, где же, где? Раз-два-три-четыре-пять, я устал тебя искать, я сдаюсь! - проорал так, чтоб все, кто вообще знал, что такое прятки, додумались своими мелкими детскими мозгами, что речь об этой игре, - Вы не видели белокурого мальчика? Такого красивого, что выглядит как девочка? С глазами цвета лазури? - да, он понятия не имел, какого пола был потерянный Смертью ребёнок, поэтому извернулся как мог в описании внешности, кто его знает, вдруг дети и правда видели такого.

- О! Говорящая птичка! - пискнуло самое мелкое создание из всех собравшихся вокруг Филина детей, и только Воля знает, каких усилий ему стоило никак не прокомментировать степень интеллектуального развития писклявой тупицы.

- А вы в прятки играете? - пацан с рогаткой, кажется заинтересовался, но не тем, чего от него хотел Филин.

- А что такое лазурь? - снова пискнуло самое мелкое создание.

- Нет, не видели, - задумчиво проговорила явно самая умная из этой компании девочка, Филин даже подумал, что она чем-то похожа на Керу, своей способностью принимать очень важный вид при низком росте, - И тебя мы тут раньше не видели…

- Я Филин. Мы играли с «Лазурью» в прятки, но я его потерял. Поможете найти? - впервые в своей гордой птичьей жизни он был вынужден торговаться с детьми за дело, разумеется, не зная, что вообще им предложить взамен на информацию.
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-07 15:38:18)

+2

7

Между прочим, дети очень наблюдательны и общаются с другими детьми, хотела сказать Кера. Между прочим, этот пропавший ребёнок именно его потому, что узнал о нем именно Филин, хотела сказать она. Но не сказала – банально не успела из-за появления ещё одного действующего лица.
Не смешно. Абсолютно не смешно. Филин, по всей видимости, думал так же, судя по изрыгаемой нецензурной тираде в адрес начальника стражей, но почему-то решил принять его предложение. О’Брайан закатила глаза и поправила ткань на плече, смявшуюся после когтей птицы. Спасибо, что не порвал. Посовещайтесь, сказал он, соберите детишек на площади под предлогом вакцинации, сказал он. Это, безусловно, хорошая идея, но…
- А мое мнение тут никто не спрашивает, а, Филин? Филин! – Крик женщины не заставил птицу остановиться, Филин летел на детей с уверенностью истребителя и не слышал ее. – Кусок летающего идиотизма. И ты! – воскликнула ученая и развернулась на каблуках лицом к Тени. – Я, конечно, понимаю, что за последнюю неделю между нами произошло больше, чем за все десять лет знакомства и что ты жить без меня не можешь, но во имя всего святого, давай не будем забывать о правилах приличия и личном пространстве. Хватит с меня внимания Мистре, расистов и остальных неприятных личностей.
Кера вздохнула, потерла переносицу и пошла к Филину, успевшему распластаться в песочнице и налаживающему контакт с детьми. Сдерживать желание расхохотаться во весь голос было сложно, но ей пока что удавалось ограничиться улыбкой на все лицо и маскировать то и дело прорывающиеся смешки под кашель.
Кашель, кстати, не прекращался. Это беспокоило – больных людей на улицах становилось все больше, а соседка жаловалась этим утром на ломоту в суставах и кровь из легких. Впрочем, эта женщина всегда на что-то жаловалась – на мужа, на детей, на тесные туфли, на повышение цен, на погоду, на газетчиков, на множество других вещей, так что О’Брайан пропустила половину ее слов мимо ушей, когда этим утром уходила в башню. Она уже давала соседке адрес Карла и предупредила того, что к нему может заявиться очень говорливая женщина с очень занудными жалобами.
Разумеется, заместитель пошутил, что всегда рад Кере. Разумеется, она кинула в него папкой с результатами тестирования первого режима проекта «Перемещение» и потом собирала бумаги по всему кабинету, но это не было важно. Важно было другое -  у нее был Карл, у Карла были старые знакомые в Латт Свадже и он вместе с ними заперся пару дней назад у себя в лаборатории. Что они там делали и над чем работали, не знал никто, включая саму главу. Несколько раз О’Брайан проходила мимо двери и слышала то сдавленное бормотание, то дикие крики, но не вмешивалась – результат всегда важнее всего, и плевать на процесс.
- Какая у вас ласковая птичка, - приторно-сладким голосом просюсюкала над распростертой тушей Филина Кера, вытянув губы уточкой и хлопая ресницами, как последняя идиотка. Это было выше ее, пройти мимо возможности поиздеваться над старым и крылатым пердуном? Не в этой жизни, в другой она бы прошла. – Такая симпатичная, такая добрая, я бы душу продала за то, чтобы и у меня была такая милая птичка. – Женщина выдержала драматичную паузу и, опустившись на одно колено рядом с детьми, заговорила уже серьезно. – Молодые люди, мне нужна ваша помощь. Расскажите всем своим друзьям, что на площади Валдена, - проходит очередная зажигательная оргия с детьми и Смертью, хотела было сказать ученая, но вовремя сдержалась, вряд ли это заинтересует детей, - лечат детей от кашля и предотвращают его. И скажите, чтобы друзья передавали своим друзьям. Вот, держите, – Кера вытащила три монеты достоинством в один лайн и раздала их детям, - это за помощь в участии спасения города.
Она улыбнулась и встала на ноги. Спиногрызы.

+2

8

Некто, отлепившийся от стены, как только мальчишки убежали, поманил к себе троицу. Большой, больше Тени, крупный мужик со шрамом, который навевал воспоминание о какой-нибудь войне - хоть в Сказке, хоть в реальности. Стоял в тени, жевал какую-то травку с маленьким малиновым колоском и периодически кашлял. Как и все, пожалуй, нынче в Сказке.

- Это вы Лазурь ищите? - хрипло, но не пропито, скорее прокурено.
Колосок выплюнули, и мужик ждал ответа. Прищуренно, не хорошо, готовый в любой момент исчезнуть, если почувствует опасность. На рукаве была бледно-розовая нашивка в виде тернового венца и какого-то цветка внутри него. Нашивка странно не сочеталась с грубой тканью и простой одеждой, предназначенной больше для боя.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0409/83/08b7f768fed587ea5e05f27578ce8d83.jpg[/icon][status]Не в бровь, а в глаз[/status][nick]Мужик[/nick]

+3

9

А что такого, спрашивается, произошло за последнюю неделю? Совершенно ничего необычного для главы Гильдии Стражей — и ох как много всего ужасного для Керриан О'Брайан, безвылазно заседавшей в этой своей башне последние десять лет. Если бы она хоть иногда показывала свой нос наружу, то не кидалась бы потом обвинениями. Правила приличия? Тень поздоровался! Личное пространство? Воля, он всего лишь подошёл и встал напротив, даже руки из карманов вынул! Вывод очевиден: О'Брайан в очередной раз напрашивалась на ответный язвительный комментарий, только и всего. Предоставлять его сейчас в полном объёме означало идти на поводу, а идти на поводу у учёных Тень отказывался уже долгие годы. И менять свои принципы сейчас точно не собирался. Обойдётся поджатыми губами и хмурым взглядом.

С Филином сладить было проще, и на том спасибо. Шумная птица всегда вызывала у Тени примерно столько же тёплых чувств, сколько её хозяйка; иными словами, это число всеми силами стремилось к нулю. Однако здравомыслия комку перьев было не занимать, равно как и наглости. Обругал, подумал, согласился на чужое предложение — и наплевал на мнение О'Брайан с высоты своего птичьего полёта. Даже завидно немного, сам Тень бы так вряд ли смог.

От играющих в стороне детей он старался держаться подальше. Сюсюканье госпожи маленькой начальницы и так было слышно на расстоянии нескольких шагов, а распугивать мелочь своей мрачной мордой не хотелось. Да, контроль ауры, да, долгие и упорные тренировки, — но народу на площадке собралось слишком много, чтобы рисковать. К тому же, разыгрывать из себя доброго дядюшку Нокса Тень никогда не умел. Или просто разучился.

Ложь многим во спасение одного мальчишки. Идея слегка сомнительная, но сработать может: по крайней мере им удастся отсеять голубоглазых и светловолосых от брюнетов, рыжих, детей с тёмным цветом глаз, детей без глаз вообще, и так далее в том же духе. Не возникать же сейчас со своими моральными принципами, право слово; пускай О'Брайан со своим пернатым веселятся дуэтом. Его основная задача — проследить, чтобы ребёнок добрался до Матери в целости и сохранности. Не больше.

Чужой взгляд на себе Тень почувствовал ещё до того, как незнакомая, но вполне внушительная фигура отшвартовалась от стены рядом. Любопытно. Если мужик и впрямь имел в виду ребёнка, а не синие камушки, с ним определённо следовало потолковать.

— Мальчишка, голубоглазый и светловолосый, — мирно кивнул Тень, опуская маску и тут же заходясь коротким приступом удушливого кашля. Самое время, только этого ещё не хватало... Рядом мазнуло алым, над ухом послышалась характерная усмешка — спасибо, дрянь бессмертная. Только тебя здесь ещё не хватало. — Сигаретку?

Как нельзя кстати в кармане обнаружилась свежая пачка местного валденского курева из того, что подороже. Райли лично проспонсировал табак: неудивительно, что цены на этот конкретный экземпляр подскочили так резко. Ещё одно преимущество своевременно сделанных запасов.

— Тень, глава Гильдии Стражей. Знаете, где искать ребёнка?

+3

10

Мужик сигаретку-то принял. Но даже прикурить не успел, как услышал представление темного мужчины, и посмотрел как-то удивленно, презрительно и неверяще одновременно.
- Мать твою. На кой хер... - хрипло выдал реакцию мужик и просто...

...исчез. Магия пространства отлично спасла в такие моменты. Связываться с главой Стражи - серьезно? Испуганным мужик не выглядел, а вот разносадованным - точно.
След простыл, и троица снова осталась без подсказок.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0409/83/08b7f768fed587ea5e05f27578ce8d83.jpg[/icon][status]Не в бровь, а в глаз[/status][nick]Мужик[/nick]

+4

11

Не интересоваться ничьим мнением и крыть матом всех неугодных — это всё, что Филин мог себе позволить. Кому-то покажется много, а ему было мало. Ну, подумаешь, ему сегодня насрать на мнение своей хозяйки, так ведь, она сама заявила, что это его ребёнок, значит ему и возглавлять поисковую операцию. С точки зрения пернатого мудака, его реакция сейчас и вообще всегда вполне адекватная, ну, то есть, пропорционально соответствующая всему творящемуся вокруг идиотизму.

- Ууу, да, я такая~ - Филин отозвался на издёвку, пытаясь вторить лицемерно-ласковому тону, но в исполнении его сиплым птичьим голосом это прозвучало чуть ли не мерзко, - Душу, говоришь? Продавай! Буду твоим!

Пока Кера раздавала ценные указания мелким спиногрызам, Филин нахохлился и принялся с важным видом хлопать крыльями, вытряхивая песок из своего прекрасного оперения. Да, именно прекрасного. Подумаешь, жизнь потрепала, но к приходу Смерти он теперь всегда готов, а потому начищает перья так усердно, словно готовится к военному параду.

Когда дети разбежались, некий подозрительно заинтересованный мужик обратился к ним с вопросом. Точнее, почти персонально к Филину, потому что именно он тут «Лазурь» разыскивал, сам не ведая, кто именно мог именовать себя таким голубеньким прозвищем. Надежда на такие удачные совпадения была мала, но она всё-таки была. Ровно до тех пор, пока мужик не растворился в воздухе.

- Тень! Ёбтвою херотень! Ну, какого ж бугуна, ты всегда такой официозный?! - Филин чуть не выпалил больше, чем можно было сказать, а ведь будучи заместителем самопровозглашённого короля Предместья, он как никто другой знал, как неуместен бывает официальный тон в разговоре со «своими».

В порыве ярости и досады Филин бросился на главу гильдии Стражей, пытаясь отхлестать по лицу крыльями. Он зацепился когтистой лапой за плечо, но садиться не стал, а именно хлопал крыльями прям возле многострадальной головы Тени. Нет, малострадальной. Пусть пострадает ещё. И прямо сейчас.

- Кхууу! - Филин пару раз таки засветил Тени по лицу и затылку, слабо, но словно выдавая нравоучительных пощёчин и подзатыльников, а затем моментально остыл. То ли это была реакция на Керу, то ли это был опустошающий результат после прямого выхода эмоций, в итоге он просто сел на плечо главе Стражей и притих, хотя, извиниться и не подумал.

- Что за «Лазурь»? И кто он был такой? Опять поди орден какой-нибудь, развелось их вон сколько… - тихо бормочет себе под клюв, и пока не отсвечивает, думает, очень усердно думает, прислушивается к своему чутью смерти. А потом внезапно громко чихает.
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-07 15:33:50)

+3

12

Ещё никогда раньше Кера не была настолько солидарна со старым пернатым мешком дерьма и матов. Вот была подсказка, и испарилась, и почему? Потому что кое-кто не смог не выпендриться своим серым плащом. Не все существа, знаете ли, любят стражей, так что исчезновение огромного мужика ученая могла понять. Она бы и сама хотела испариться подальше от мрачного придурка и вида этих отвратительных ботинок, но Филин искал ребёнка. Лазурь, мальчик, светловолосый и светлоглазый, потерянный Смертью и шанс на реабилитацию для старика. Они помирятся со своей старой подругой, и Филин будет счастлив.
В груди неприятно царапнуло. Было бы глупым не признать, что женщина немного ревновала к Смерти, которая угрожала у неё забрать первого и единственного друга во всей Сказке. Были и другие, но первее их всех был старина Филин, ворчливый и кроющий все подряд матами, и Кера эгоистично хотела, чтобы он оставался с ней вечно.
Думать о втором долгом одиночестве ей не хотелось.
- Филин, - окликнула птицу ученая, перестав обращать внимание на детей, которые уже разбегались в разные стороны, - Филин, прекрати, пожалуйста.
Нет-нет, Филин, продолжай, говорило за Керу ее выражение лица и счастливый блеск глаз, когда старикан раздавал оплеухи начальнику стражи так, словно провинившемуся школьнику. Бесценное зрелище. Ещё никогда женщина не жалела об отсутствии камеры или хотя бы плохонького фотоаппарата так, как жалела сейчас, этот момент определенно стоил увековечивания и первых полос газет – огромная птица избивает начальника стражи, заговор или торжество справедливости? Последнее, определилась для себя Кера, невольно потирая левое запястье, определенно последнее.
В висках кольнуло. Лазурь, светлый мальчик-потеряшка, светлые линии в темноте, цветные пятна на солнечном камне, смертельный ребёнок. О’Брайан повертела головой в разные стороны – да, вот и круглые пятна цвета сирени, переступить через одно, перепрыгнуть через другое, замереть на перекрестке. Куда повернуть? Детская игра для старухи.
- У орденов всегда нелепые названия. Кто вообще занимается придумыванием этих названий? Спорю на свой отпуск, это какой-нибудь комитет у творцов ответственен за это. Или сам Кинг лично, вы же знаете его! – Кера обернулась через плечо. Филин уселся на плече Тени и, кажется, не собирался с него слетать, предатель. Но тяжёлый предатель, тут не поспоришь. – И чего встали? Я одна за вас ребёнка искать буду? Идём.
Налево, перескочить через каждый камень не того цвета. Зачем? Почему? Да если бы ученая только знала, зачем! Так надо, тянет и стучит в висках.
Хотя возможно, это простая мигрень на почве нервов. Она подождала спутников и снова перепрыгнула через последний сиреневый камень неподалёку от Ключного переулка. Ну конечно, куда ещё могут принести ноги, как не в тёмный и очень подозрительный переулок? Хоть бы раз они приносили к дорогому ресторану или картинной галерее, нет, всегда сомнительные места и сомнительные люди.
И Филин расчихался. И Тень раскашлялся. Восхитительно, теперь их можно назвать троицей детективов-инвалидов. Или орден детективов-инвалидов, но это звучит недостаточно странно, надо оставить запрос в департамент нелепых названий.
- И вы тоже? – Кера вздохнула и перевела взгляд с тёмного переулка сначала на Филина, а потом и на Тень. – От кого? Я вот от рыжей стервы, ты только что, а ты разве можешь болеть человеческой простудой? – Филин чихал очень громко и это могло бы быть милым, если бы не рассказы соседки о кровавом кашле. Уровень правдивости ее слов стремился к нулю, но кто знает. – У нашей соседки сегодня кровь из легких пошла. Так, к слову пришлось.
Ученая пожала плечами и быстро зашагала в глубину тёмного переулка. Нет ничего увлекательнее переулков, зачем вообще это все.

+2

13

— Это была моя сигарета, — веско объявил Тень пустому месту, на котором только что стоял многоуважаемый незнакомец. Закончить мысль он, впрочем, не успел: раздражённую тираду очень вовремя прервало... что-то. Сориентироваться в пространстве и перестать невнятно размахивать руками удалось только спустя пару секунд. Проклятая птица с её проклятыми манерами. Отплевавшись от перьев, Тень насупился и бросил два одинаково коротких мрачных взгляда: первый — персонально на Филина, второй — на его хозяйку. Этот статус О'Брайан, впрочем, оправдывала только с большим скрипом: можно было и побыстрее приструнить свою пичугу. А ещё — поменьше светить довольной физиономией направо и налево. У него тут, знаете ли, практически раритетную сигарету тиснули. Одно такое происшествие стоило если не заведения уголовного дела, то кровной вражды — обязательно. Ничего, Тень эту морду запомнил, если придётся — узнает.

Куда лучше морды он, впрочем, запомнил нашивку на рукаве, слишком уж контрастировавшую с образом бывалого вояки. Филин — чтоб ему Оливиоли глаза высосала — наверняка был прав от первого и до последнего слова. Орден; вот только какой?.. Садоводов-любителей? Нет, у тех какая-то ободранная ромашка или что-то наподобие. Лесных правозащитников? Тоже мимо: они за пределы Алойдав принципиально не выбирались. Чёрт его возьми, не так уж и важно это сейчас.

Да, определённо не слишком важно, если учесть, что О'Брайан уже пришла в голову новая идея. По крайней мере бодрое «Идём» намекало на это самым прямым образом. Точно так же, как намекали... прыжки через камни? Серьёзно? Тень украдкой поглядел на Филина, но озвучивать свои сомнения не решился, себе дороже. С него станется клюнуть новое средство передвижения в затылок или расцарапать когтями свежевыстиранный плащ. Поганый комок перьев никогда не переставал досаждать стражам — особенно рядовым, совсем ещё зелёным представителям гильдии, не привыкшим к такому обращению. Когда Митчелл получил свой первый белоснежный снаряд прямо по носу, Тень посоветовал думать об этом как о боевом крещении. Бедняга, кажется, не очень вдохновился.

Поспевать за О'Брайан с Филином на плече оказалось сложнее, чем можно было представить. Тяжёлый, гад; согнать бы, но чувство вины за исчезнувшего мужика по-прежнему давало о себе знать. Он ведь столько над этой дружелюбной мордой работал, а всё туда же. Тьфу. Больше никакой единоличной дипломатии. Повелители ужаса попросту несовместимы с этим дерьмом — что уж там говорить о повелителя ужаса, состоящих в Гильдии Стражей...

В ответ на слова о болезни Тень поёжился. Да уж, если и происходило в Валдене нечто, волновавшее его едва ли не больше А.Ч. и сопутствующих проблем, то это была именно простуда. За считанные дни с кашлем слегла добрая половина города. Вестей из Латт Свадже до сих пор не поступало, и Тень всерьёз задумывался о том, чтобы наведаться к старым знакомым лично. Возможно, появление в стенах лечебницы большого и страшного начальника окажет своё влияние на ситуацию.

— Видно, наша общая знакомая просто передала мне привет с лёгким опозданием, — пробурчал он. Колокольный смех Мистрэ всё ещё ядовито звучал в ушах. — А простуда эта не имеет с «человеческой» ничего общего. Слышали когда-нибудь, как чихает двухметровый игольчатый червь? А он чихает. Громко и больно. Эта напасть переползает с человека на фэйри, с фэйри — на полукровку, и так далее по списку. В противном случае я бы уже давно сделал ставку на этого постерного ублюдка.

К несчастью, вряд ли повальный насморк имел хоть что-то общее с расистской неразберихой. В ситуации с А.Ч. враг не имел конкретного лица, но обладал хотя бы приблизительными очертаниями: разумное существо с неразумными мыслями, или целая организация из таковых. У болезни лица не было.

А у происходящего здесь и сейчас, в свою очередь, не было смысла. В сторону тёмного переулка О'Брайан направлялась слишком уверенно — так, как будто именно там обычно собирались все самые светловолосые и голубоглазые мальчишки Валдена.

— Так, эм-м... Возможно, я упустил пару важных событий, но... — Ладно, нужно было выразиться максимально корректно и осторожно. Классическое «Кера, какого хера?» тут явно не сработает. — Куда мы идём?

Да. Намного лучше.

+2

14

В переулке за всем этим столпотворением желающих выделиться перед Смертью и сиреневыми камнями, стоял монстрик. Монстр. Монстрище.
Яркий и даже чем-то смешной, с цветной шерстью, стоял в самом углу и ел что-то из большого пакета. По запаху - настоящий попкорн.
Лапа зачерпывала из пакета и кидала в зубастый рот ворох кукурузных кружков. Раз за разом. Раз за разом. Сиреневое вокруг было все, даже слегка искрилось.
- Уа-а-а? - удивленно произнес монстр, выше Тени на полторы головы, стряхнул попкорн с шерсти и чуть не уронил пакет. - Ви кто?
Нашивка была на большой повязке на лапе, где должно было быть по логике плечо.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0418/bb/8159edd320f7a6f141df722a1ab6efbb.jpg[/icon][status]Я люблю попкорн[/status][nick]Монстрище[/nick]

+3

15

- Ась? Куууда? - Филин проводил взглядом свою явно помешавшуюся на чём-то хозяйку, и тихо просипел себе под клюв, - Я надеюсь, сегодня она ничего новосинтезированного не принимала в качестве эксперимента.

Филин думал, что глава Стражей сгонит его с плеча сразу, как только представится возможность не просто согнать, а ещё и заботливо уронить в ближайшую урну или помойное ведро. Чего там только нет в этих переулках, уж кто, а Филин знает, как здесь дела делаются. Но, нет. Тень вёл себя как воплощение благородства и благочестия. Каждый раз, когда Филин с этим сталкивался, он просто не знал, как себя дальше вести с таким вот человеком. Сейчас он решил помолчать и радоваться тому, что самому не придётся прыгать за Керой по земле. Летать здесь слишком неудобно, дома слишком близко друг к другу, да ещё эти чёртовы карнизы с какими-то цветами или верёвки с бельём.

- Что тоже? - словно в ответ на свой же вопрос Филин снова чихнул, чуть не навернувшись с плеча Тени, а потому моментально впился когтями в плащ, - Нет, человеческая хворь меня не берёт... - он быстро разжал лапу, пока не оставил в плаще дырку от когтей, и поспешил всё-таки спрыгнуть с плеча главы Стражей, как раз слушая его мысли про чёртову простуду, - То есть, это ты меня заразил! Ну, охерительно! Мы квиты!

Филин с сомнением перешагнул через последний камушек, так неуклюже и нелепо, но перешагнул, а то мало ли что. Его жизнь давно была переполнена вот такими «мало ли что». Он научился прислушиваться и приспосабливаться, хоть к кому и хоть к чему, это было его основным принципом на Пути выживания. Впрочем, он сам не знал, каков его Путь на самом деле, уж слишком давно он живёт на две жизни.

- В самую тёмную подворотню! - он попрыгал за Керой, перепархивая с места на место, по паре метров, - Ебать, ты романтичная! Оух, я вам тут не помешаю, обжиматься? - снова придуривается на вид, но на самом деле старательно поспевает за Керой, но не запрыгивает на плечо, потому что опять чихает, это слишком сбивает, раздражает, вынуждает длинно выругаться сквозь неприятное першение в горле, а затем выдать капризное, - Я не хочу болеть.

Филин заметил сиреневое нечто не сразу, совершенно точно после того, как его увидели главы двух вечно «враждующих» гильдий. Ему пришлось запрокинуть голову, чтобы осмотреть монстра снизу вверх. Слишком сложно, неудобно, пошло всё к чёрту. Филин психанул и взлетел вверх, чтобы сесть на монстра сверху. На плечо или на голову, что там у него где, не важно, лишь бы сверху.

- Ух! Холом-Тукур, - просипел, чуть не закашлявшись, но не называя заветную букву "я", авось, стоящий рядом Тень не придаст этому никакого значения, - Мы пришли «Лазурь» искать. Или голубоглазого мальчика. А угости меня попкорном?
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-07 15:33:34)

+3

16

- Мы пришли, - констатировала факт Кера, рассматривая сиреневого монстра со странной формой тела. Действительно, пришли. Сиреневые камни, сиреневая шерсть – какова ирония, подумать только! – Обжиматься будем все вчетвером, сегодня день рождения Макса Планка. Сойдёт как повод.
О’Брайан несла полнейшую чушь и превосходно понимала это. Путь привёл ее к сиреневому и очень милому монстру, и вопрос «зачем?» все ещё оставался актуальным. Они кого ищут? Мальчика с голубыми глазами и светлыми волосами по прозвищу Лазурь, спасибо, Филин, за столь своевременный вопрос. Они кого нашли? Огромного плюшевого монстра, на которого приходится смотреть, нелепо задрав голову вверх. Крайне недостойно главы ученых смотреть на кого-либо снизу вверх, но увы и ах, природа имеет чувство юмора и снизу вверх на людей Кере приходилось смотреть постоянно. Это же существо… оно было огромным. Оно было выше женщины больше, чем на полметра и вызывало одновременно желание погладить и отойти подальше. Но Филин уселся на чудище – и ученая последовала за ним, придвигаясь ближе к монстру.
- Привет, ты очень красивый, - О’Брайан осторожно протянула руку и коснулась мохнатого бока монстра, мягкого и тёплого. Сиреневые искры действовали странно – в каком из двух миров камни приводят к шерстяному монстру? Когда-то Кера была маленькой и у неё была похожая игрушка среди других на полке рядом с кроватью. Кажется, однажды она ее порезала на части, и из живота выкатывались белые маленькие шарики, а из лап лезла вата. Из этого монстра вата не лезла, из этого монстра падали остатки пережеванного попкорна – и почему-то наличие попкорна смущало учёную больше всего. Зачем монстру попкорн? Откуда он его достал? Поделится ли с пернатым стариком? Тёмная подворотня и сияющие сиреневым искры рядом с чудищем, Воля и боги, чему тут удивляться? То ли дело попкорн. – Меня зовут Функе, а тебя? Я думаю, нас столкнула сама судьба.
Или перемкнувшее видением о камнях сознание. Если подумать, столь нелепым способом Кера не подкатывала ни к кому очень давно и даже очень пьяной. Не то, чтобы она помнила, конечно, но сам факт озвучивания первых слов, что приходили в голову, был крайне неловок именно из-за самих слов.
Что же касается имен, то О’Брайан превосходно запомнила скорость, с которой исчез мужик после того, как Тень назвал себя. Не такая же точно нашивка была у мужика? Имена могут подождать, в них нет смысла, смысл есть в сознаниях, и…
- Филин, - злобно зашипела на птицу Кера, - ты сегодня трогал жестяные коробки на кухне? Подумай хорошо, там был не только чай.
Там были очередные травы Карла, которые стоило добавлять во все, кроме горячей воды. И боги, если Филин передвигал коробки, то у Керы большие проблемы. Если нет, то винить во всем стоит поднявшуюся температуру, пару дней назад женщина испытала пару неприятных ощущений от привидевшихся людей в своей спальне.
Но теперь к делу.
Монстр, попкорн, подворотня.
Смерть, мальчик, Лазурь.
Филин, Кера, Тень.
Что общего у трёх переменных в уравнениях и в какое из них закралась ошибка? И есть ли ошибка вообще? Это был странный день, Филин, пернатый мешок дерьма и гениальных идей, во что ты втягиваешь нас ради своей старой подружки. В общение с гигантской плюшевой игрушка в тёмном углу и переживание сильнейшего чувства неправильности происходящего.
Впрочем, гигантский монстр действительно был красив своеобразной красотой. Пушистое, большое и сверкающее по умолчанию не может не быть красивым.

+3

17

Поиски ребёнка по просьбе Матери неотвратимо превращались в сомнительное цирковое шоу на троих. Не то чтобы появление сиреневого монстра удивило Тень — нет, скорее ровным счётом наоборот. Это шерстяное нечто прекрасно вписывалось в ситуацию. Ему соответствовало всё: и задорные прыжки через камни, и расчихавшийся Филин, и очередная необходимость работать с упёртой учёной и её полоумной птицей. Даже если бы Смерть захотела, то не смогла придумать более заковыристого испытания для этого конкретного повелителя ужаса.

Ладно, серьёзно, неужели О'Брайан надеялась найти в своём переулке именно... это? На голубоглазого мальчишку сиреневое нечто было похоже в последнюю очередь. Да и вообще, если начистоту, Тень глубоко сомневался в том, что случайно (случайно ли?) встреченный посреди валденских закоулков фэйри (монстр?) мог помочь им в деле, касавшемся Матери. От него пахло попкорном, в конце концов. Не разложением, не страхом перед грядущей гибелью, даже не вселенской скорбью, а проклятым попкорном! Разве может связанное со Смертью существо хоть немного пахнуть воздушной кукурузой? Ну, дети, конечно, любят все эти сладкие хрустящие штуки, но всё же...

Чёрт с ним. О'Брайан затащила их к этому сиреневому недоразумению — ей и разбираться. Судя по тому, что сцепленное татуировкой запястье до сих пор не спешило пульсировать в намёке на грядущую катастрофу, Тень мог успокоиться. И даже поддержать общую игру в шпионов на должном уровне.

— Нокс, — довольно отстранённо бросил он, стараясь — в отличие от остальных — держаться на некотором расстоянии от незнакомого существа. Чисто профессиональный интерес оно, конечно, вызывало, но рисковать и любопытствовать почём зря не стоило. Лет пятьдесят назад Тень, помнится, оперировал что-то похожее: тогда сердце удалось обнаружить в районе левой мощной лапы, где-то по соседству с желчным пузырём и почками в количестве тринадцати крошечных штук.

Да уж. Продолжительность жизни в Сказке возросла бы в несколько десятков раз, если бы некоторые представители этого славного мира не трогали руками что попало. Или кого попало. Тень даже перчатки как следует натянул, на всякий случай.

— Голубоглазого и светловолосого, — автоматически поправил он Филина, выжидающе поглядывая на сиреневого монстра. — Не видели вы такого случаем?

+2

18

Монстр был не против. Он и попкорн протянул птичке, которая села ему на шерстяную голову, и кивнул остальным, особенно рыжей девочке, которая ему оч-чень понравилась. Ей тоже протянули попкорн.
- Ви вси к ниму? - произнес он удивленно.

Попкорн кончился, и монстрище сжег упаковку в ладони. Сиреневым пламенем, разумеется. Какого же еще цвета мог быть огонь?
- Исли трои, то по пятьсот лайнов с носа! - радостно возвестил монстрище и погрозил шерстяным пальчиком.

Сиреневый вспыхнул порталом, куда сиреневый монстр и ушел после оплаты. Рассыпая искры, выбивающиеся из камня здания, фэйри исчез и ждал остальных по ту сторону портала.
Это было нечто... богатое, можно было сказать роскошное. Монстрище выполнил свою работу и ушел, ссыпав часть денег кому-то у прохода.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0418/bb/8159edd320f7a6f141df722a1ab6efbb.jpg[/icon][status]Я люблю попкорн[/status][nick]Монстрище[/nick]

+2

19

Попкорн была на вкус как… обычный попкорн. Соленый, хрустящий и немного чересчур горячий. Кера перекатила воздушную кукурузину на языке, прежде чем ответить сиреневому монстру, шерсть которого она все еще перебирала.
- Да, все трое, - подтвердила женщина и с сожалением убрала руку от монстра. Пушистый и сиреневый был очень симпатичным, но не отлипать от него было бы слишком подозрительно. – А к нему не приходят друзья? Филин, иди ко мне, не надо сидеть на… - ученая замешкалась, пытаясь определить часть тела, на которой сидел пернатый старпер, - голове посторонних. Это очень неприлично.
Она похлопала себя по предплечью и протянула руку в сторону Филина. Лучше уж пускай на руке сидит, чем пытается порвать новую, купленную буквально вчера блузку. Хватит с него и подушек. Перед глазами вспыхнуло сиреневое пламя, и Кера отшатнулась прочь – это монстр сжигал картонную пачку из-под попкорна.
Картонное, боги. Годовой заработок бы отдать ради стирания воспоминаний о собственном картонном теле и том, что последовало за превращением. Слишком много, слишком незапланированно, и слишком много последствий потянуло за собой. Но во имя всего святого, что не так с одержимостью сиреневым цветом? Да, он очень симпатичный, но не в таком же количестве! Впрочем, искры все ещё завораживали. Или это все-таки были перепутанные с чаем травы, они тоже могли заворожить надолго.
Но когда О’Брайан услышала названную сумму, нужную для нахождения ребёнка, внезапному приливу любви к милому сиреневому монстрику с пушистой шерстью уступив прилив возмущения. Пятьсот лайнов на каждого? Тысяча лайнов за двоих? Да пошла твоя подружка в задницу с такими расходами, хотела было сказать Кера Филину, наблюдая за тем, как существо создаёт портал. Да провалился бы в бездну этот лазурный мальчик, за которого надо столько платить, от детей сплошные проблемы, пойдём отсюда, Филин, нам не нужны ни Смерть, ни Лазурь, хотела сказать она. Но не сказала – только захлебнулась воздухом от недовольного возгласа, возмущённо посмотрела на сиреневое чудовище и достала из сумки монеты. Теперь у неё оставалось ровно два лайна на руках.
Грабеж в темной подворотне, вот что это такое. А монстр просто гламурный гопник необычной формы и с дефектами речи.
- Прошу, - ледяным тоном процедила женщина и уронила в лапищу чудовища горсть лайнов, которые планировала потратить вечером на оплату партии зелий для путешествия. Увы и ах, чистая любовь опять разбилась о скалы реальности и финансовых потерь. И лучше бы этому пацану оказаться по другую сторону портала, иначе Кера за себя не отвечает. Монстр скрылся в портале и только тогда Кера обрела дар речи. – Это уже ни в какие ворота не лезет! – Она сердито взмахнула руками и указала пальцем в портал. – Полторы штуки ради того, чтобы просто увидеть твоего мальчика, Филин? Да на эти деньги армию приютских детишек прокормить можно!
Чёртовы дети всегда требуют слишком много. Деньги, внимание, здоровье и тонны потерянных нервов. Честное слово, не этого ожидала О’Брайан, когда согласилась помочь Филину выслужиться перед Смертью, этой его старой и жадной подружкой.
Сиреневые искры не исчезали. Они плясали перед глазами и исчезали, не долетая до Тени, будто тот одним своим присутствием уничтожал их. А, ну да, конечно – исчез мужик со шрамом, исчез монстр и вот теперь пропадали искры. Видимо, сиреневое и бледно-розовое плохо сочетались с серым, кто бы мог подумать. Ученая молча подошла к начальнику стражи, так же молча расстегнула и кинула на каменную брусчатку переулка его плащ, а потом сняла свой и насильно впихнула  его в руки Тени.
- Так надо, - не терпящим возражений голосом заявила Кера и повернулась к порталу. Сиреневые искры исчезли окончательно. Как не вовремя это помешательство! – Нокс из отдела магической ботаники.
Она громко рассмеялась собственной  шутке и, осторожно подхватив Филина под живот и стараясь не задеть ему лапы, шагнула через портал.
Спрашивается, зачем было брать столько денег за перемещение в одну сторону, если буквально все по это сторону портала кричало о том, что у хозяев нет никаких проблем с финансами.

+2

20

- Ась? - отозвался Филин на шипение Керы, - Ничего я не трогал, мне было некогда, я ж спиногрыза искал, - разумеется, он подумал хорошо, ведь он трогал те самые жестяные коробки и не только на кухне. Правда, не сегодня, а несколько дней назад, исключительно из личных корыстных соображений. Незачем кому-то знать, для чего Филину может понадобиться какая-нибудь особенная трава или порошок.

- Ми вси, уху, - он не удержался от передразнивающего ответа, поддакивая Кере, а затем закинулся попкорном, иначе этот процесс запрокидывания головы и поглощения пищи никак не назвать, - Кху, - то ли кашель, то ли недовольство угощением, - Какая гадость эта ваша кукуруза… и нормы приличия.

Филин спорхнул с головы сиреневого монстра на руку своей рыжей хозяйки, цепко обхватывая пальцами подставленное для него предплечье и стараясь не впиваться когтями. Кто бы знал, каких трудов ему это стоило каждый чёртов раз, когда под его лапами была любая часть женского тела. Он хищная птица, чёрт возьми, и его когти идеальный инструмент для того, чтобы рвать добычу. Смерть невозможно было случайно поранить, а тут приходится бороться с самим собой, чтобы не оставлять после себя шрамы, уж чёрт с ней с одеждой. А ведь Кера на него за одежду ругается, за бельё своё… Это не справедливо!

- Да, ять, охуеть! - названная цена была тоже возмутительна и Филин быстро забыл свою тоскливую мысль о том, что он вообще-то не виноват, что его лапы весьма разрушительны для всего, что под ними оказывается, - У меня нет денег… с собой, - он замялся перетаптываясь на руке Керы, явно занервничал, ведь ему очень хотелось сделать так, чтобы Смерть сама пришла с ним мириться, пусть поводом будет какой-то там потерянный «лазурный» ребёнок.

- Спасибо, - проскрипел Филин, выдавив из себя это мерзкое на вкус слово, а потом ему пришлось взлететь и пересесть на Тень, когда Кера гневно взмахнула руками и начала высказывать своё совершенно обоснованное недовольство, - Да, Кера… Да, ять, я знаю! Не пизди на маленьких! И без того бесит, что я теперь должен вам обоим! - он обиженно нахохлился, не зная что ещё сказать в своё оправдание, точнее в оправдание всего этого сомнительного предприятия, затем глубоко вздохнул и спрыгнул на землю, - Да ну вас нахер, могли бы вообще не идти туда все вместе, мог пойти кто-то один… Вот я пойду.

Пойдёт он, ну-ну. Во-первых, он терпеть не может ходить в облике птицы, а во-вторых, он бы не смог этого сделать, если бы главы гильдий не скинулись для оплаты билета для его нищей пернатой задницы. Это было унизительно. Очень. Потому он теперь выёбывается, хоть словами отыграться хочется, да. Впрочем, на одной своей вредности Филин мог сделать всякое, так что он и впрямь успел сделать несколько неуклюжих шагов к порталу.

- Кто? Что? - растерянно прокряхтел, очевидно обрадовавшись, когда с земли его подхватили на руки, так осторожно и почти ласково это могла сделать только Кера, - Нокс ботаник? Так вот чего он такой… у него было трудное ботаническое детство? - Филин завертел головой по сторонам, вещая полную чушь, пока изучает обстановку, тоже привычный манёвр для лицемера.

Сейчас Филин со скрипом соображал, как бы так и ребёнка отыскать и рассчитаться с внезапно появившимся долгом. Возникла мысль, что они попали вовсе не в том место, которое им нужно и идут они не к тому, кто им нужен. Но, уже было слишком поздно. Воля с ним, с Путём с этим. Будь что будет, Филин на месте разберётся. И кстати, место для разбирательства ему пока нравилось. Богато и вычурно… «есть что спиздить» — первая мысль вора.
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-07 15:32:32)

+2

21

Пятьсот лайнов с носа. Пятьсот, серьёзно? Слышали бы его сейчас старожилы отдела архивов с их месячным жалованьем... Пятьсот лайнов за полное отсутствие каких-либо гарантий. И кому, в конце концов? За что? Какому-то сиреневому засранцу с дурацким попкорном!

Благо, в потрёпанном бумажнике нужная сумма нашлась. Тень даже хотел было бросить в сторону пушистого монстра парочку особенно красноречивых взглядов, но... Нет. Страх неплохо одолевал жадность, однако сиреневый ублюдок — чтоб его! — по-прежнему выглядел слишком невинно и доброжелательно. Даже после этих своих финансовых махинаций.

В перебранку О'Брайан с её птицей Тень благоразумно решил не вмешиваться. Позволил себе разве что один-единственный тяжёлый вздох, когда пернатый заорал дурным голосом над самым ухом. Одно дело — транспортировать птичью массу с место на место, совсем другое — терпеть пререкания массы с её хозяйкой. Довольно громкие, надо сказать, пререкания.

Когда Филин наконец спрыгнул на землю, Тень отряхнулся и внимательно посмотрел на госпожу маленькую начальницу. Всего лишь посмотрел. И даже не решился подумать что-нибудь очень разумное, в духе: «Отличная идея — начать препираться с собственной птицей прямо посреди важной миссии, супер, просто здорово, продолжайте!» С этой штукой на руке следить за своими мыслями приходилось ещё осторожнее, чем раньше. И лишний раз не трогать запястье — по тем же причинам.

Наверное, сиреневый монстр оказал всё возможное влияние, потому что ничему из того, что последовало после, Тень уже не удивился. Ни сброшенному (довольно немилосердно и с беспричинной жестокостью) на мостовую серому плащу, ни его зелёному аналогу в собственных руках. Ну, хоть на этот раз они с О'Брайан в чём-то сошлись. Судя по всему, она тоже заподозрила некоторое сходство между парой нашивок — и рисковать лишний раз не стоило. Если его выбросят из портала за одну только принадлежность к Страже, это будет по меньшей мере обидно. И уж точно такой поворот не стоит пяти сотен лайнов. К слову об этом...

— «Командная работа», — пояснил Тень, протягивая госпоже маленькой начальнице ровно половину потраченной на Филина суммы. — Так это называется в приличном обществе — когда группа идёт к одной цели, даже если не слишком хочет работать сообща. Имеет смысл, правда?

Может, Филин был и не лучшим компаньоном на свете, но его отношения со Смертью отличались... сложностью. По слухам, по крайней мере. Это Тень мог понять. Что Тень понять не мог, так это «Нокса из отдела магической ботаники». Первый раз за последние лет двадцать ему снова пригодились собственные познания в области медицинской гербологии, и даже их О'Брайан умудряется превратить в сомнительную шутку. Класс. Вот вам и благодарность. Между прочим, если бы не проклятые кусты за проклятым Туманным морем, кое-кто мог бы обзавестись своим кашлем куда раньше положенного Мистрэ срока.

— И детство, и отрочество, и юность тоже, — вяло фыркнул Тень, кое-как поправляя плащ и натягивая шейный платок на самый нос — так, чтобы от господина мрачного начальника и следа не осталось. — Всё ужасно трудное и ужасно ботаническое, не стоит отдельного обсуждения. Этот смертельно важный ребёнок наверняка куда интереснее. Пойдёмте лучше за ним.

Оставалось надеяться, что за портальным проходом представителей родной гильдии действительно не было. В противном случае он точно не придумает достаточно веское обоснование своему дебильному внешнему виду. Никогда.

+3

22

Перед ними вежливо распахнули двери после коридорчика, на который указали. Ослепил магический свет, слишком светло было, слишком позолочено в большой зале.
Дорогая обстановка не скрывала истины.

Шмыгали официанты - все с той же розовой повязкой. Они носили кровь и вино, напитки из реальности и дорогие из Сказки.Тяжелые шторы закрывали окна, за которыми не было света. Все - внутри. Сосредоточение. Фонтан, бьющий яркостью и водой в высь, в центре. Диванчики и столики, музыка и шум.

Везде, вокруг - мужчины и женщины, явно не бедняки, явно не только из столицы. Они смеялись и шутили, грели руки о бокалы с алкоголем и развлекались. Рядом с каждым, где-то у диванчиков, где-то просто мягко ступая через залу, гуляли юноши и девушки. Почти. Им всем вряд ли было восемнадцать, а кому-то не было и пятнадцати.
- Покупаю этого!
- Организуй комнатку на пару часов.

Откуда-то вынырнув, к ним подошла невысокая девочка лет четырнадцати. Улыбнулась, кивнула и подошла ближе. Новые клиенты, новые клиенты...
- Добрый день, господа. Меня зовут Мария, и я ваша провожатая в нашем доме. Мне сказали, что вы хотели бы купить на Лазурь. Все трое? На день или ночь?

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0506/19/46b9c88f703eac7de81b541bbad5ed19.jpg[/icon][status]Дом розы[/status][nick]Мария[/nick]

+2

23

Кера не любила материться, но иногда обстоятельства вынуждали. Учителя у неё были тоже первоклассные – старый добрый дедуля Шеймус, цветистые обороты муженька после того, как он в очередной раз ломал мойку, знаток сказочного матерного Филина и его словесные жемчужины.
Полный пиздец, хотела была сказать Кера. Злоебучий педофильский бордель, который каким-то образом существовал с огромным количеством посетителей и никто даже не попытался его прикрыть. Нет, О’Брайан была далеко не ханжой и за свою жизнь что только не увидела и не попробовала, но бордель с несовершеннолетними был слишком даже для неё. Черт возьми, да для кого вообще бордель с детишками мог быть нормой? Где хозяин и почему он все ещё не за решёткой?
Но Кера ничего такого не сказала. Она натянула вежливую улыбку на лицо и начала гладить Филина, чтобы хоть чем-то занять чешущиеся руки.
- Да, все втроём, - кивнула учёная девочке, продолжая безмятежно улыбаться. – Один из нас тут по рекомендации впервые, - она кивнула в сторону Нокса-ботаника, - вы бы не были столь любезны рассказать ему о правилах и сути вашего заведения? Боюсь, я самый лучший рассказчик. – О’Брайан драматично вздохнула и снова провела рукой по перьям-ушам Филина.
Какого черта это заведение существует?
Если бы мысли могли передавать громкость, то голос Керы сорвался в крик. Это ведь дети. Неважно, что как явление детей женщина на дух не переносила, должны были существовать рамки, за пределы которых нельзя было выходить.
И Лазурь, смертельный ребёнок, был где-то здесь. Как он сюда попал и почему старая подружка Филина не могла найти его, учёная понять не могла даже несмотря на свой хваленый ум. Возможно, нахождение мальчика в борделе относилось к той самой трудно понимаемой ей социальной стороне жизни, но все факты пока что указывали на сторону уголовную.
Досчитать до пяти. Успокоиться. Не забывать о вежливой улыбке и спокойствии, свои лицевые мышцы О’Брайан контролировать могла почти всегда. Вопрос побега мужика со шрамом отпадал сам собой так же, как и вопрос о причине сокрытия данного заведения. Ещё бы – занимайся Кера продажей тел вместо науки, она бы тоже первым делом озаботилась тем, чтобы ее бизнесу ничего не угрожало. Спрятала бы подальше – как сделали владельцы.
К слову о прятках.
- Прошу нас простить, мы буквально на минуту! – воскликнула учёная и, не дожидаясь ответа, быстрым шагом устремилась к ближайшему раскрытому окну без гостей поблизости и усадила Филина на подоконник. – Ты можешь взлететь повыше и понять, где мы сейчас находимся? – тихо заговорила она, наклоняясь почти к самой голове птицы так, чтобы никто не услышал. – Туда и обратно. Мне не нравится это место, оно как отравленная конфета.
Яркая, в шуршащей обертке и узорчатая, а как откусишь – превратишься в монстра. Проводница предлагает встретиться с мальчиком днём или ночью – ах нет, не встретиться, а купить. На день или на ночь. День ближе для Керы, но ночь время Смерти и хищных птиц. Надо забрать мальчика – и что дальше? Как его вывести и что дальше? Старуха потеряла своего ребёнка, сказал Филин, и они бездумно помчались искать Лазурь. Нашли – почти нашли! – но куда его девать после… покупки, учёная не представляла. Есть это мерзкое заведение, есть портал-выход с сиреневым монстром-привратником, который больше не казался милым и вызывал желание вымыть руки, и есть просьба Смерти вернуть ребёнка. Как, куда, зачем, почему она не может найти его сама – кто знает?  Какая разница.
О’Брайан просто очень сильно не нравилось это место. Очень, очень сильно и ещё сильнее было чувство отвращения по отношению к происходящему и всем присутствующим здесь гостям.

+3

24

Филин молчал. И охреневал. Не потому, что такое заведение могло существовать, а потому что родная гильдия Границы до сих пор не была с ним в партнёрских торговых отношениях! Ну, как вариант, в качестве поставщика исходного сырья для конечного товара. С точки зрения Тукура всё в мире очень цинично и просто. Спрос рождает предложение. Поэтому зам главы Границы самолично прикладывал свою когтистую лапу к развитию внешних торговых связей, уж у кого, а у него на это дело был прямо таки глаз намётан.

- Ну, я тоже хотел послушать… - тихо проворчал Филин, когда Кера уносила его прочь от представителя потенциальных партнёров к открытому окну, - Хотя, мы за ребёнком Смерти пришли, но мне же интересно, - как-то стало галдиво и стыдливо, что на эту минуту, пока очередной ушлый замысел рождался в птичьей голове, на эту чёртову минуту он совсем забыл о Смерти.

- Могу, конечно, но… - он хотел остаться, он хотел идти допрашивать этого проклятого ребёнка о том, как именно он связан со Смертью и связан ли вообще, однако рыжая старушка была права, - А мне нравится. Тут всё очень по честному. Без благочестивого лицемерия. В этом мире всё можно купить. Если кому-то это не нравится, то можно просто не смотреть и не ходить по таким заведениям, - он забылся, впервые в его птичьей жизни, он взял и забылся, что разговаривает с Керой, а не со своими приятелями из Предместья.

Филин поднял на Керу широко распахнутые жёлтые глаза, в которых сложно было что-то прочитать, но тревожность была очевидна. Он отступил от неё на пару птичьих шагов. Хвост с тихим шорохом упёрся в оконную раму. Ничего особенного не произошло, просто он был слишком серьёзен и высказал то, что на самом деле думал. Стоило быстренько сказануть что-то саркастичное и нецензурное, но этого почему-то очень не хотелось делать. Словно это такое же предательство интересов своей старой хозяйки, такое же как только что возникшая идея предложить данному заведению партнёрство с гильдией Границы.

- Да. Туда-обратно. Задача «взять в арену мальчика», а затем благополучно уйти вместе с ним. Лучше подождите меня в общем зале, а то я вас потом не смогу найти… - Филин развернулся к окну, но голову пока не отвернул, всё ещё смотрел на Керу, один раз мигнул и добавил, - И ещё, Кера, подумай о том, что этот Лазурный мальчик может не согласиться уйти с нами. Дети, знаешь ли, бывают разные.

На этих словах он повернул голову к открытому, шагнул на край рамы, расправил крылья, чуть приподнял хвост… слишком медленно и так нехотя, оттягивая момент, но признавая необходимость этого разведывательного полёта. Тукур оттолкнулся от оконной рамы и почти упал вниз. Обычно под расправленные крылья его сразу же подхватывал гуляющий вокруг любого здания ветер, но здесь словно совсем не было воздуха как такового. Пришлось набирать высоту тяжёлыми и шумными взмахами, чтобы хотя бы не упасть камнем вниз.

Увиденное радовало и огорчало одновременно. Вокруг не было ничего. То есть, абсолютно ничего. Окна принимали размытые очертания по мере удаления от них, так что Филин не рискнул улететь от них дальше пары метров. Это было вовсе не здание, а одно только помещение, повисшее в пустом пространстве. Филин облетел его вокруг, в надежде обнаружить что-то ещё, но нет, роскошный зал был изолированным куском пространства посреди пустоты. К слову, пустота пугала своей ясностью, то было не плотное белое марево, а пронзительно светлая космическая бесконечность.

- Жуть, - совершенно не хотелось потеряться там и не найти путь обратно, поэтому Тукур не стал проверять, развеется ли общий зал как мираж, если улететь от него, ведь он пришёл сюда за ребёнком Смерти, а не за тем, чтобы работать на Стражу и Учёных их разведкой, даже если он был у них в долгу, всё равно нет, - Владелец этого заведения уже вызывает у меня уважение, хех.

Спустя девять минут Филин залетел обратно в открытое окно и шумно приземлился на пол, потеряв в процессе размахивания крыльями одно маховое перо. Кому что, а у его организма сезонная линька. Перо так и осталось лежать на полу, а Филин поковылял к Кере. Да, именно пошёл. Устал он махать крыльями там, где совершенно безветренно.

- Нет, даже не думай об этом, где вход там и выход, потом объясню, - тихо проговорил Филин, снова оказавшись на руках Керы, - Лазурь здесь работает, - хотелось напомнить этот простой факт, - Нам стоит сначала поговорить с ним, - он был близок к тому, чтобы залететь в ближайшую уборную, там перекинуться в человека, вырубить любого попавшегося под руку гостя, одеться и пойти общаться с этим пацаном самому и одному.

Теперь он думал только об этом - нужно просто найти дитя Смерти. И всё. Она сама придёт за ним, она сможет найти его, если ребёнок окажется за пределами этого места. Тукур почему-то был в этом уверен. Возможно, он ошибался, но задача поиска от этого не теряла свою первостепенную важность. Он сам не заметил как защемило сердце. От ревности. Этого мальчишку Смерть ищет до такой степени, что ставит на уши повелителей ужаса. Этим всё сказано.
[nick]Холом-Тукур[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Qn7fJ.png[/icon]

Отредактировано Когицунэ (2018-05-09 20:54:34)

+3

25

Составь кто-то список вещей, которые Тень ожидал увидеть за портальным проходом, бордель пылился бы где-то на последних позициях. А бордель с детьми не вошёл бы и в первую сотню вариантов. Сказка во всей красе. За годы жизни в этом месте Тень повидал многое, и, пожалуй, подобное заведение не должно было его удивлять, но всё-таки удивило. Точнее, поразило до глубины души и заставило сжать ладони, предусмотрительно убранные в карманы, в кулаки. Нет, безусловно, первое впечатление обманчиво: половина местных «работников» могла участвовать в деятельности борделя под соответствующими зельями или попросту быть фэйри, а ещё многие в Сказке умели менять внешность и владели соответствующими заклинаниями... Внешнего колорита это, впрочем, не умаляло. Нашивку Тень запомнил как следует; оставалось только прислать сюда пару ребят из аналитики и... разобраться. Да. В конце концов, это действительно могли быть просто зелья, не так ли? Боги, пусть это окажутся всего лишь зелья.

Как хорошо, что его гневную гримасу сейчас надёжно скрывал шейный платок. Тень с трудом удержался от того, чтобы не ухватиться за собственное запястье с остервенением. Спонтанно вспыхивающие в голове чужие мысли — то ещё удовольствие; кому-то определённо пора было завязывать. С грехом пополам ему удалось выдавить из себя максимально нейтральное: «Придерживаемся плана. Об остальном — позже».

Ну хорошо. Информация. Не то чтобы Тени действительно хотелось выслушивать местные правила в подробностях, но прямо сейчас это было необходимо аж по двум причинам. Во-первых — чтобы отыскать треклятого смертельного ребёнка; во-вторых — чтобы иметь абсолютно законные основания прикрыть эту конторку со всеми её обитателями. Спокойно. Терпение. О'Брайан с Филином уже успели отбежать в сторону, оставив его в гордом одиночестве рядом с улыбающейся девчушкой. Вот ведь предатели... Сколько ей вообще? На вид больше шестнадцати не дашь. Класс. Просто супер. Оставался только один вопрос: на кой чёрт Смерти понадобился мальчишка из этого треклятого борделя?.. Прямо сейчас Тени, признаться, совершенно не хотелось об этом думать.

— М-м-мхм, — многозначительно заметил он, отчаянно соображая, что бы такого спросить. — Так как у вас тут... всё устроено? Какие расценки? И что, прям всё-всё по-настоящему, без обмана и превращений? Только фэйри, или люди тоже есть? А полукровки? Особенно полукровки; у меня есть один друг — так вот он большой поклонник чего-то... промежуточного. Вы понимаете. Уверен, ему бы у вас здесь ужасно понравилось, но... Наверное, есть какие-то ограничения, да? И вчетвером уже не получится?

Хорошим актёром Тень никогда не был, но на этот раз замешательство даже разыгрывать не пришлось: он и так находился в этом самом замешательстве по самые уши. А без умения нести восторженную ахинею в Сказке, как известно, и делать нечего. Нокс-ботаник: болтун-энтузиаст, великий учёный, восторженный педофил. Просто восхитительно.

— Вы уж простите, что я так набросился! У вас тут очень красиво. — Покашливание вышло почти искренне неловким. — Мария, да? Мария, я тут в первый раз: дело в том, что друзья решили устроить мне сюрприз, и всё это для меня... ужасно в новинку. Не сочтите за грубость.

Тут даже не соврал. Сюрприз ему, правда, устроила лично Матерь, а «новинка» сильно отдавала душком, но зачем этой девчонке личная информация? Незачем. Совершенно незачем.

+3

26

Мария смотрела несколько удивленно на происходящее. Клиенты бывали разные, и она  привыкла ко многим неприятностям, странностям. Извращениям. Девочка кивнула, чуть нервно улыбнулась и обратилась во слух, когда заговорил темный господин. И смотрела спокойно на вылетающую птицу - тень грусти в глазах, потому что она уже давно не видела того, что было за стенами этого места.

- Ничего страшного, я вам все объясню! - с жаром ответила девочка.
Цветы в венке, красивая одежда, что выдавали раз в месяц - чтобы всегда выглядели опрятно. Душ по вечера и утрам, если не было клиентов. И взгляд на каждого - вдруг он заберет отсюда? Вдруг будет тем героем, что спасет? Вдруг когда-нибудь сюда придут Стражи - она слышала, что они есть, смелые и справедливые, в Сказке. Она представляла их почему-то со знаменами и в красных плащах, с золотым солнцем, даже когда над ней смеялись. Она верила, что...

- Никакого обмана. Есть люди и фэйри, полукровки и даже разумные монстры, если у вас будет такое желание. Никогда старше шестнадцати, не волнуйтесь. Клиенты - наша главная ценность, - отрепетировано и мягко.
Тонкая теплая ладонь коснулась чужой, чтобы успокоить и увлечь разговором, расслабить. Обхватила пальцы.
- Число клиентов не ограничено, если вам понравился кто-то один. И вы ведь уже заплатили, верно? Деньги всегда вперед. Я рада, что вам нравится у нас, господин.

Она готова была прильнуть и тихо серебристо рассмеяться. Здесь это было нормально. Если ты разводишь клиента на лайны - ты полезен и к тебе хорошо относятся. Лазурь так умел. Лазурь был удивительным и красивым, хотя никто не знал, человек ли он или фэйри. У Лазури были прекрасные голубые глаза, чуть зелени в них, и еще красивый рот. Мария тоже умела быть хорошей. И поэтому иногда встречала гостей, и ее забирали во время разговора.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0506/19/46b9c88f703eac7de81b541bbad5ed19.jpg[/icon][status]Дом розы[/status][nick]Мария[/nick]

+3

27

Филин вёл себя странно. И говорил странно, словно не в себе, не пересыпая речь цветистыми выражениями и с серьезной мордой. Кера склонила голову набок и внимательно осмотрела птицу – все те же светлые перья, растрёпанный вид и желтые глаза, вот только вместо наглости в них было беспокойство. За семнадцать лет женщина научилась понимать, когда он начинал нервничать, и честно говоря, до сих пор это ни к чему хорошему не приводило.
Дома поговорят, слишком много беспокойства в последнее время она ловит в присутствии пернатого старичка. Зайдут по дороге домой на рынок, купят мясную нарезку, Кера нарубит ее мелкими кусочками, усадит Филина на стол и они поговорят.
Очень странное поведение.
- Это дети, Филин, – тихо сказала женщина и вопросительно изогнула бровь. Он в порядке? – Человеческие и фэйри птенцы. Некоторые вещи слишком дорогого стоят и не стоят того. Возвращайся скорее, я придумаю, как уговорить мальчика пойти с нами… – она оглянулась по сторонам, убедилась, что никто не слышит ее и вытянула руку почти к самому клюву Филина, красноречиво пошевелив пальцами, - … или как его вынести. Мы пришли за ребёнком и никуда без него не уйдём, обещаю.
Филин улетел, и О’Брайан осталась наедине со своим отвращением. Лучше представить, что это не бордель, а, предположим, ателье с детьми-мастерами. Да, так намного легче. Лазурный мальчик самый известный мастер, рассуждала учёная все с той же беззаботной улыбкой на лице, возвращаясь в зал упругим шагом. Красивое место, хорошие мастера, вежливые проводники, ну разве не чудо? И цветы в волосах Марии очень красивые, и говорила она очень чётко и подробно, рассказывала, что здесь есть и люди, и фэйри, и полукровки, и даже разумные монстры, вот это диковинка! И никто не старше шестнадцати, какие талантливые детишки!
Разум все тот же механизм. Если знать нужные рычаги, его легко настроить и подчинить себе, убрать подальше ненужные эмоции и выловить новые. Любопытство, ведь они столько слышали о Лазури, надо узнать лучше, что он может! Предвкушение, пятьсот лайнов просто так в никуда не могут уйти, этот мальчик определенно стоит того! Нетерпение, они столько времени потратили, чтобы найти ребёнка, конечно же, им хочется наконец-то увидеть Лазурь!
Кера стояла в паре метров от проводницы и с неподдельным интересом слушала ту, округляя глаза в особо интересных местах. Разумные монстры, ох, они наверняка шьют самые нестандартные модели. Неограниченное число клиентов, какие способные здесь все-таки работники!
- Да, мы заплатили на входе за троих. Я же говорила, что тебе понравится здесь! – Кера заулыбалась ещё шире и ещё дружелюбнее, стукнув кулаком в плечо Нокса-ботаника. Сделай лицо попроще, ну не сюрприз ли? Сюрприз, да еще какой, всем сюрпризам, нигде такого больше не встретишь! Хорошо, этот удар вышел чуть сильнее, чем хотелось. – Мария, верно? – Женщина протянула руками и самыми кончиками пальцев тронула венок девочки, поправляя его на волосах. На периферии зрения мелькнуло светлое пятно на уровне пола, и это значило, что вернулся Филин. Он отсутствовал меньше, чем ожидала учёная, но это вызвало беспокойство – нет, перенаправить в нервозность, они с Филином просто очень переживали, понравится ли другу сюрприз или нет. О’Брайан подхватила птицу на руки и приблизила ухо к клюву – хорошо, не думать о входе с выходом и поговорить с Лазурью. Кера успокаивающе коснулась головы Филина на короткую долю секунду и пригладила ему перья-уши. Самое время. – Мария, вы бы не могли проводить нас к Лазури? На день. И ещё меня всегда интересовала история вашего заведения, не подскажете, с кем можно поговорить на эту тему? После встречи с Лазурью, конечно же.
Мальчик-мастер в первую очередь, все остальные могут ждать хоть вечность. Смерть ужасная воспитательница, если потеряла своего ребёнка… здесь.

+3


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 23.04. Q: Смерть идет по пятам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC