Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 22.04. Q: Где детонатор?


22.04. Q: Где детонатор?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 22 апреля, десять часов утра.
Местоположение: банк на Светлой улице.
Участники: Лидия, Майрон Мэйнард, Четверг, Тень.
Предыстория: срочное оповещение: в здании банка на Светлой улице сейчас происходит ограбление. В заложниках находятся сорок человек, включая работников и посетителей банка. Точное количество преступников и их мотивы неизвестны, но очевидцы уже слышали взрывы в банке.
Желаете ли внезапностей от мастера?: так точно.

+1

2

В этом мире существовало великое множество вещей, коими мог заниматься глава Гильдии Стражей в десять часов утра. К примеру, пить четвёртую кружку крепкого чёрного чая за день. Или заниматься распределением патрулей. Или снова мирить боевой отдел с аналитикой. Мало ли было вариантов?

Как выяснилось, мало, чертовски мало. Либо бежать сломя голову на оповещение об ограблении, либо не бежать. И Тень не был бы собой, выбери он второй — пожалуй, куда более разумный во всех отношениях — вариант. Людей не хватало. Дёргать патрульных сегодня — значило подвергать опасности целую столицу, наполненную людьми чуть меньше, чем на целых три четверти. Три четверти идиотов, постоянно рисковавших жизнями. Чутьё подсказывало Тени, что на этот раз расистская вечеринка грозила перерасти в нечто большее. Немногие разделяли его мнение, но сам он продолжал твёрдо стоять на своём. Обезопасить людей. Успокоить население. Если три четверти идиотов не желали спасаться своими силами, их спасением займётся лично Гильдия Стражей. Без вариантов.

Однако мелочи по-прежнему приходилось подхватывать ему самому или тем, кто очень вовремя оставался без дела в главном здании. На этот раз среди этих счастливчиков затесались двое: господин Четверг из боевого (громкий, эффективный, один из ярчайших представителей своего отдела) и госпожа... Господин... Господи, как до этого вообще дошло?.. Одним словом, Оливиоли из разведки. Вполне приемлемая компания для работы с вооружёнными грабителями, могло быть и хуже. Не многострадального господина Глауберга из архивов ведь с собой брать; пусть лучше Оли вольётся в их тесную мужскую компанию под своим зельем. Нет, серьёзно, Тень обязательно задаст ей все свои вопросы, но позже. Прямо сейчас получать ответы на них отчаянно не хотелось.

— Держитесь ближе. За круг не заступать, договорились? Ноги вам пришивать буду именно я, а мне уже года три не приходилось этим заниматься. Без рисков не выйдет. — Что ж, по крайней мере на сомнительные остроты его боевого настроя ещё хватало. Неплохой результат, учитывая события последней ночи. — Ну, полетели.

И они действительно полетели. Точнее, телепортировались: вошли с одной стороны, а вышли совсем с другой. Если и следовало дать кому-нибудь премию в следующем месяце, то точно этим архивным пострелам. Отдельная группа ребят званием помоложе регулярно занималась тем, что обновляла портальные знаки на улицах Валдена и в пределах здания Стражи. На стенах, подобно граффити, посреди мостовой, а иногда даже на столбах или скамейках — в картографии этих порталов разобраться мог только самый занудный архивариус в гильдии. Или, скажем, её не менее занудный глава.

Перемещение выбило воздух из лёгких. Как и положено — чуть в сторону от Светлой, за поворотом, близко к банку, но недостаточно, чтобы привлечь чужое внимание. Пока что всё шло хорошо.

Тряхнув головой пару раз и приведя мысли в порядок, Тень обернулся к своей группе быстрого реагирования. Живы, руки на месте, ноги тоже целы. Вот теперь это можно было считать полноценным подарком судьбы, не иначе.

— Оливиоли, слетай и проверь помещения. Внутрь не нужно, всё снаружи, сквозь окна — этого должно хватить. Охвати и верхние этажи тоже, только осторожно; не светись. Ты умеешь, я знаю. Сделай всё красиво.

В навыках Лидии можно было не сомневаться, равно как и в способностях Четверга. К сожалению, ограбление решили устроить в понедельник, но и в этот злополучный день господин Скоро Выходные всегда работал более чем исправно. Выяснить, сколько народу прямо сейчас находится на территории банка и насколько хорошо они вооружены, запустить внутрь себя вместе с Четвергом и разобраться. Быстро, без суеты. Оливиоли останется здесь, недалеко от входа, и приведёт ближайший патруль им в поддержку при необходимости. Тень терпеть не мог спонтанные операции, но пока что всё звучало вполне сносно — для утреннего грабежа посреди готовящегося расистского восстания, конечно.

— Не торопимся, — коротко бросил он Четвергу, провожая Лидию взглядом. — Ждём результатов от Оливиоли — и вперёд, без лишнего шума. Всё получится.

+1

3

Майрон отсчитывает время про себя. Он сидит, прислонившись спиной к одному из столов в главном зале. Считает, прикрыв глаза. Под его ладонью - разбитое стекло, неприятно покалывающее кожу. И холодная отрешённость щекочет нервы, заставляя прислушиваться. Майрон тихо поёт себе под нос, почти что насвистывает - так, чтобы услышали только те из заложников, кто находится рядом. Его песня беззоботна и легка. И от него самого веет неприязненной жестокостью: Майрон замолкает только тогда, когда один из грабителей проходит мимо. Его лицо скрывает маска смерти и всё же, Майрон чувствует на себе испытующий взгляд.

Взгляд долгий, будто грабитель пытается вспомнить, где мог видеть этого бледного, высокого человека. Пытается и не может, потому что в этот день на плечах Майрона не висит бесформенным грузом серый плащ и одет он совсем не так, как подобает заместителю главы гильдии Стражей.  На шее Майрона красуется галстук-бабочка и его клетчатые штаны больше говорят о принадлежности к комедиантам, нежели к вершителям правосудия.

Майрон тихо фыркает: пожалуй, он и сам бы себя сегодня не узнал.

Он хорошо помнит утро и боль, преследующую его уже второй день. Слишком хорошо помнит всеобъемлющую злость и отчаяние. Майрон вдруг понимает, что до сих пор ничего не сказал Аркану и это душит его, словно грубые, жесткие пальцы, пережимающие глотку изнутри. Майрону холодно и сильнее всего он ненавидит своё собственное малодушие. То самое, которое заставило его сдаться прошлой ночью. Почти без сопротивления - таков был итог.

Да и был ли вообще смысл сопротивляться?

Майрон устало приоткрывает глаза, рассматривая резной потолок. В зале их трое - они не держат связь с остальными, но вполне неплохо вооружены. Майрону тяжело судить о способностях грабителей, но он подмечает детали понемногу. Один из громил крошит в ладони деревянную статуэтку, а тот, что помельче - говорит охотнее, чем другие. Наблюдая за ним, Майрон делает вид, что он у остальных за старшего. Следит за порядком, пока зачинщик обчищает банк.

Они не проявляют жестокости, но Майрон отчего-то уверен, что эти люди готовы убивать. Его интересует их мотивация. Майрон хочет понять их лучше. Ведь только поняв врага, можно найти тот самый единственный способ решения проблемы без лишнего кровопролития.

Маршрут грабителей по залу всегда одинаков, с промежутком в двадцать секунд.

Когда один из грабителей проходит мимо, Майрон давит ладонью на стекло, едва заметно морщась. Оно мелкие. И острое - режет кожу, оставляя на ладони алые полосы. Пока никто не обращает на это внимание, Майрон сжимает ладонь в кулак, выдавливая кровь на пол и вновь поднимая глаза к потолку, чертит. Его движения отточены со временем. Майрону не нужно смотреть. Из под его пальцев, измазанных в крови, выходит ровный рисунок.

И всё, что остаётся - вложить в него немного магии.

Майрон замирает, оставляя свой круг призыва в покое и лениво поднимается на ноги, отряхивая колени от стеклянной крошки. Кровь алыми мазками оседает на клетчатых штанах.

— Я понимаю, что вам заложники нужны, чтобы уйти отсюда с деньгами. — голос Майрона приобретает жёсткость, какую никогда не знал раньше. Он тянет ладонь к лицу, когда все трое оборачиваются к нему и напрягаются. Он улыбается - приятно и ласково, с отвращением вспоминая, что совсем недавно улыбался так же кому-то иному.

Майрон рассеянно, с болью в груди размышляет о том, что уже мёртв. Может быть, будет мёртв несколько минут спустя. Или тогда, когда всё расскажет Аркану. Идеи борьбы утекают из него сквозь пальцы, будто песок. И оседают пеплом под ногами. Он вспоминает о Тени и думает, что только во имя службы делает сейчас это - сопротивляется. Сопротивляется тогда, когда на это уже совсем нет сил. — Но я бы хотел к вам присоединиться. Вам же нужен человек, который может предугадать любое действие Стражи, верно?

Майрон замолкает на мгновение, поднимая руки над головой и добавляет так доверительно, что самому ему совершенно не верится: — Могу назвать своё имя, если вам интересно.

+1

4

«Сделай всё красиво», – Оли морщится не без скрытого самодовольства. Да будет в лучшем виде вообще! К чёрту всё, если есть возможность так изящно покончить с жизнью, надо ей пользоваться! Кажется, близость этого дурного парня из боевого отдела губительно влияет на психику. О нём, кстати...

Сидят два наркомана перед гильдией. Первый говорит: «Загадай букву от 1 до 10». Второй ему: «Четверг.» А первый возмущенно так: «Ты что совсем опух? Четверг – это вообще где-то в Предместьях!!!» – Лидия бодро усмехается собственной шутке, пускай и не находя особой поддержки у слушателей. Да чего они вообще, смешная ж хохма!

Какая-то из сегодняшних идей однозначно была не самой разумной. Либо в адекватности уступает желание выходить на работу после вчерашних попыток привести Карла в чувство, либо – идея Нокса всё-таки взять её на какую-то серьёзную операцию. Да, да, не было людей, но... ну не на отчаянные же меры идти?! Господи прости, да она же сегодня вообще не «она», технически-то говоря!

Несколько шагов в сторону, запоздало кинуть Тени на руки любимый шарф – твою ж мать, да как люди вообще выживают при этой чёртовой температуре?! Верните родимые 25 градусов тепла! – и, наконец, взлететь. Превращение сложно ухватить, оно выходит инстинктивно, это всё равно что пытаться описать кому-то, каково это: дышать. Что ты делаешь, чтобы сделать вдох? А что ты делаешь, чтобы перекинуться в сыча?

Но есть всё-таки в холдовской магии один существенный минус. Если уж птичья форма не сильно жалуется, то превращаться в человека посреди операций реально неудобно. Скажи кому, сколько раз она «по работе» оказывалась голой перед толпой мужиков –явно подумают не то.

Менее любимая одежда падает на землю, пока Лидия уже привыкает к сычьему сознанию. Каждый раз как в первый, особенно с похмелья. Сейчас бы очень помогла Ноксова защитная бижутерия, позволяющая передавать мысли даже от сыча, но та, вроде бы, уже на ком-то болтается. Жалко. Придётся, значит, снова докладываться в неглиже. Не стража, а стриптиз-бар какой-то.

Первый круг над банком, осторожный, предусмотрительный. Если кто-то и подумает обратить на неё внимание, то точно придётся постараться, чтобы выхватить сыча взглядом. Всем, впрочем, по барабану: зевак всегда больше привлекают криминальные зрелища, нежели случайные птицы. Всё окей, можно снижаться.

«Второй этаж, пусто», – пускай никто не слышит, но только проговаривание помогает нормально усваивать информацию в маленькой сычьей голове. Забавные они, эти птицы. За три с лихом десятка лет уж можно было и привыкнуть к этому животному мышлению, но привычку проговаривать так просто не выкинешь. – «В смысле, вообще пусто, всех согнали вниз?»

Проскакать по подоконнику, разглядывая мир за бликующим стеклом. Нет, точно ни одной живой души. Здесь без шансов. Она сама вполне может попасть внутрь через приоткрытую форточку, например, но планирование штурма точно не по её части – главное запомнить побольше и передать остальным. Там разберутся.

Кто придумал эту нелепую планировку?! Почему во всех банках стараются упрятать главный зал подальше от окон, будто деньги теряют свою ценность, когда смотришь на них с улицы?! Клиентская безопасность-хуезопасность? Какие-то неведомые ей правила? Как прикажете разведывать ситуацию, если в этот чёртов зал даже не заглянуть толком. Немного видно людей, но никакой конкретики, мать его!

Возвращаться. Быстро и ненадолго.

Все люди в здании на первом, – ну, Нокс ведь сам сказал «внутрь не лезть», она же достаточно послушная девочка! Руки сами дёргаются привычно прикрыть грудь; ошибку Лидия осознаёт быстро и неловко вздыхает, ёжась. – На втором этаже ни души. Главный зал из окон вообще не просматривается, те что есть, зашторены. Мне реально нужно внутрь. Дай пять минут на попытку, и дальше делайте что хотите...

Гражданский долг выполнен, можно смело валить, пускай и не дожидаясь разрешения от Нокса. Если тот опять начнет квохтать, переживая за её безопасность, то из банка вместе с деньгами ещё и людей начнут выносить. Ногами, мать его, вперед! Она снова вспархивает, быстро поднимаясь над крышами. Тень может бузить потом хоть до конца собственной бесконечной жизни, а она тут не для того морозится, чтобы тыкнуться носом в стекло и остаться сидеть в тылу. Притащили – так дайте действовать!

«Вентиляция старая, нелепая, человек пролезет», – заградительная решётка остаётся бережно вытащена позади, пришлось, конечно, посветить жопой на крыше немножко, но вряд ли кто-то заметил. Не по лестнице же ей нужно было прыгать, честное слово! – «Без поллитра, правда, в структуре не разберёшься, да и шумно будет. Но сам факт.»

Знакомый голос приходится кстати. Лидия успевает ещё ругнуться мысленно: «Говорила же, пять минут, дебилы!», – прежде чем осознать: Майрона с ними сегодня на задании не было. И осознание это, признаться, обескураживает, выливаясь в новую мысленную заметку: «Вернуться. Прямо сейчас. И сообщить.»

А за ней ещё в одну. «Реально нет времени.»

Отсюда сложно разобрать, что именно говорит Майрон, особенно когда он окончательно перестаёт мелькать светлой макушкой в поле зрения. Лидия жадно выхватывает те куски обстановки, которые может ухватить: комната, человек с оружием, заложники... Это будет полезно. Это то, что она должна сообщить. Вот только Майрон продолжает говорить. Человек с оружием напрягается. И решать приходится быстро, практически не раздумывая.

Чёртов –взмах крыльев– Нокс со своими чёртовыми –новый взмах– браслетами, так сейчас необходимыми!!!

Люди. С оружием. В самом зале видела двоих, заложников сторожат, – интересно, давно ли в ней порядочности и послушания на пару пансионов благородных девиц?! Лидия Оливиоли вернулась доложиться! Вы посмотрите на это чудо! – Остальные, видимо, во внутренних помещениях, – время уходит, и это ощущается практически кожей. Лидия злится и выплёвывает информацию отрывистыми кусками. – Есть карта? Покажу, что в здании к чему, – несколько коротких тычков и стрелок, этого хватет, чтобы её поняли, хоть в этом ей с гильдией повезло. Самая главная информация заготовлена у неё на десерт, и только после паузы Лидия вытаскивает на свет все козыри из рукава.– В зале Мэйнард. Лезет на рожон. Я возвращаюсь, контролировать ситуацию изнутри. Раненным помогу, будет штурм – скоординирую толпу, вся подобная херня. Майрону явно нужна будет подмога, пока он там жив ещё.

«... и сам не сожрал никого», – не бывает плохого момента для плохой шутки. Лидия нервно фыркает в кулак.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 22.04. Q: Где детонатор?