http://s3.uploads.ru/wp4br.png

Handsome Jack — Borderlands (2, The Pre-Sequel)

Фамилия и имя: Бенедикт Харгрейв.
Раса: человек.
Возраст: 122 (28 в реальности + 94 в сказке, из них 18 лет в качестве повелителя, выглядит на 38-40).
Специализация: Повелитель ужаса.

Гильдия, Орден, профессия: Гильдия учёных, глава собственного отдела по изучению Гнили
Кем вы были в реальности: Бенедикт Харгрейв, 28 лет, старший преподаватель иностранных языков
Здоровье: 8
Отличительные черты внешности:
Рост: 180 см., Вес: 68 кг., телосложение нормостеническое, плечи широкие, руки кажутся несколько мощнее относительно тела.
— всегда идеально уложенные (по мнению Бенедикта) каштановые волосы с ярко выделяющейся седой прядью;
— любит парфюм со свежими древесными ароматами;
— имеет гетерохромию. Левый глаз когда-то был зелёным, правый — голубой. Взгляд насмешливый из-за привычки постоянно выгибать бровь в ироничном жесте;
— большую часть времени ходит в маске, подстраивающейся под его лицо, но с кожей на тон светлее. Маска удерживается магическими креплениями и заменяет ему изуродованное лицо, полностью повторяя его старые очертания, цвет глаз, мимику;
— изуродованное лицо под маской практически никто не видел: сожжённая кожа в гнилых вне зависимости от обработки мазями или магией струпьях, повреждённый левый глаз с бельмом во всю радужку источает лёгкое пурпурное сияние, лицо пересекает ровный дугообразный шрам, окрашенный гнилью в насыщенный синий цвет и также источающий сияние;
— примечателен тем, что не любит облачаться в цвета гильдии и придерживается стиля одежды, актуального больше для реального мира. Предпочитает плащам и мантиям брюки и пиджаки со множеством карманов под всякие мелочи. Несмотря на приверженность к костюмам-тройкам, не носит их как положено: закатывает рукава пиджаков и рубашек, брюки предпочитает не классического, а зауженного покроя. Чаще всего носит удобные ботинки, поскольку регулярно выбирается за пределы Валдена для проведения экспериментов.

Чем вы известны в сказке:

До.

Родился в городе ветров — Чикаго. Отец — не последний человек в Национальной Оружейной Ассоциации США,
мать — микробиолог в Чикагском Университете. Бенедикт рос под присмотром частных нянек, которые дали ему первичные знания и воспитывали его. Затем родители отдали его в частную школу, где он осознал свою тягу к языкам и литературе. С шестнадцати лет начал работать, стремясь самоутвердиться и доказать родителям свою независимость. Попытки были не самые удачные, поэтому,
неважно закончив школу, Бенедикт поступил в университет, где работала его мать. Перебесившись и осознав, что, быть может, оно и к лучшему, смирился со своей судьбой и вложился в учёбу по максимуму. Получил степень бакалавра с отличием, а затем и магистерскую, но вместе с этим стал терять интерес к исследовательской деятельности. Опять попав под влияние отца, всё же пошёл в аспиранты, между делом без особого интереса преподавая иностранные языки студентам младших курсов. Постепенно впадая в клиническую депрессию, медленно терял интерес к жизни, единственную отдушину находя в литературной деятельности. Но когда экзистенциальный кризис достиг своего пика, и даже творчество не смогло заглушить тоску, его навестило буквальное чудо с заманчивым предложением. Так он оказался в Сказке.

   По прибытию в Сказку, Бенедикт с помощью Стражей добрался до Валдена, где начал разворачивать свою кампанию по обустройству своей новой жизни с безграничными возможностями. Изначально, он устроился работать в таверну неподалёку от центра Валдена. На вырученные средства беспечно гулял и кутил. Спустя некоторое время крепко сдружился с членом ордена Лояша и сам стал одним из них, попав в общество честолюбивых людей искусства и просто отморозков. Ходил смотреть на Комедиантов. Удача нашла его среди них: того небольшого заработка, что Бенедикт получал в таверне, хватило, чтобы купить пару потрёпанных магических карт. В его душе тут же пробудился исследователь, подстёгиваемый любознательностью. Бывший аспирант бился над попытками понять, как эта штука работает, самостоятельно, пока однажды кто-то в ордене не подсказал ему сходить в гильдию Учёных.

   Место, совершенно не похожее на любое виденное им в прошлой жизни учебное заведение, приманивало обилием знаний, которые ждали его внутри. К сожалению, на первые несколько заходов не срослось: на его затёртые карты брезгливо посмотрели и посоветовали выкупить новые. Впрочем, пара новых знакомств здесь, услуга там, и Бенедикт уже не просто посетитель гильдии, а протеже одного из магических инженеров. Тот занимался исследованием неких полей вероятности Сказки и возможностями их применения в создании карт магии. Проблема была в том, что маги могли синтезировать только одноразовые карты, но искали возможность сделать их перманентными. Но юный относительно других ветеранов умственного труда подмастерье логично подумал: «Зачем достигать недостижимого, если можно сделать имеющееся более эффективным?» Будучи уверенным в своих силах, он подал прошение на проведение собственных экспериментов по созданию магического катализатора. К его удивлению, ему не отказали, а это значило, что можно было приниматься за работу.

   Бенедикт дневал и ночевал в гильдии, жадно внимая всем знаниям своего ментора и применяя их на практике. Доступ к кладовой ингредиентов был безграничным при условии, что молодой исследователь будет регулярно участвовать в его пополнении. Это звучало вполне разумно. Чтобы усилить действие магических сил, он решил обратиться к... гниению. Казалось бы, какой в этом прок? Но юный исследователь справедливо полагал, что в этом мире возможно всё, стоит только придать какой-либо силе определённый вектор движения. Возможно, повлиял также и характер работы его матери.

   Долгие годы его эксперименты ни к чему не приводили, а коллеги по лаборатории недоверчиво косились на него и крутили пальцем у виска. Но Бенедикту казалось, что он постепенно начинает понимать силу, с которой работает. Просто ему требовался определённый подход, который, увы, так и не приходил в голову. Отчаяние росло, прошло уже лет десять с момента прибытия в Сказку. Ранее юноша, ныне уже зрелый мужчина, он понимал гораздо больше, но понимание не равнялось практическим результатам. Решив взмолиться в иррациональной попытке к единственному богу, которого он знал, о возможности найти этот заветный ключик, Бенедикт даже не ожидал получить результаты. Но они были: Лояш откликнулся на его просьбу, даровав ему желанную силу убеждения, харизму сверх уже имеющейся и подсказал нужное направление, куда двигаться. О, как учёный был окрылён успехом, и как он был неосторожен в своих желаниях. Это правда, что коллеги, внезапно поменявшие к нему своё отношение, помогли ему составить катализатор гниения, а затем и вывести саму чистую эссенцию этой энергии Гнили, ответственной не только за повседневную порчу продуктов, но и за плохую карму, неудачи, болезни и прочие мелкие и большие напасти. Но беда пришла исключительно из его неосторожности. Во время одного из экспериментов с катализатором гниения, нестабильная карта взорвалась у него в руках, и Гниль изуродовала его лицо, проникнув также в его душу и тело.

   Потеря лица в прямом и переносном смыслах серьёзно пошатнула моральное и физическое состояние Бенедикта. Он ослеп на один глаз, лицо представляло собой непонятную кашу из гнилой плоти и мяса, а коллеги высмеяли его неудачу, что больно ударило по самолюбию дорожившего своим престижем учёного. Конечно, были и сочувствующие. Маг из отдела целителей помог ему сделать маску, в точности повторяющую его лицо. Тем не менее, он затаил обиду и с утроенной интенсивностью начал работать над своим проектом. Ведь теперь, когда Гниль стала его частью, он наконец-то смог найти те самые недостающие кусочки паззла.

   Время от времени в гильдии происходили разного рода неурядицы: то чьё-то заклинание сработает в обратную сторону, то лабораторные крысы передохнут, то в чьей-то лаборатории во всех склянках с зельями заведётся выводок пауков с очень агрессивно настроенной матерью. Никто и не подумал списать это на Бенедикта, который открыл для себя мириады вариаций эффектов, к которым может привести порча. Однажды у соседа-орнитолога пропал чёрный ворон, а спустя месяц-другой у Бенедикта уже появилась своя собственная птица, ворона напоминающая лишь отдалённо. Она практически целиком была создана из материализованной Гнилью порченной плоти, укрытая тёмной вуалью смрада. У неё даже было своё подобие примитивного интеллекта, синтезированного магией. Бенедикт ласково назвал его Невермор и стал хранить в карте, используя время от времени для передачи рабочих записок или посланий туда-сюда по гильдии, ну или чтобы незаметно свистнуть что-то у коллег.

   Годы и десятилетия ползли неуклонно. Репутация и известность в гильдии вернулись к Бенедикту, заодно и с налётом иррационального страха. У него появился свой собственный отдел. Впрочем, в подмастерья он себе никого не пускал. Полки заполонили альбомы с одноразовыми картами, которые он теперь мог сотворить с закрытыми глазами. Чтобы улучшить качество жизни для себя и соседей по этажу, он даже смог нивелировать гнилостный запах, сопровождавший каждую инстанцию сотворения  магии порчи. С каждым использованным заклинанием Гниль запускала свои когти всё глубже в его сердце, высасывая из его характера эмоции, чувство сопереживания, оставляя только язвительный яд, тщеславие и жестокость. Взамен, правда, она вернула ему зрение, позволив видеть своё присутствие в пространстве. Бенедикта не очень сильно интересовал внешний мир, и отныне его существование являло собой лишь погоню за магическим развитием. С ним опасались спорить, потому что иногда угрозы из его уст звучали чрезвычайно красочно. Конечно, вряд ли бы он решился убить кого-то в пределах гильдии... ведь так? Хотя никто и не сомневался, что на его руках определённо есть чья-то кровь.

   И только когда Бенедикт уже и думать забыл про тот злополучный день, когда им с Гнилью предстояло познакомиться поближе, договорённость с Лояшем вновь дала о себе знать. Семьдесят шесть лет прошло с момента, как он променял одну несчастную жизнь на другую, как вдруг тьма нашла его. С повелителями ужаса Бенедикт напрямую не контактировал, но был наслышан о них, лишь только инстинктивно догадываясь об их существовании по ярко выраженному ощущению иррационального страха, который они всегда у него вызывали. Он не мог даже подумать о том, что когда-то станет одним из них. Уважение и какой-никакой авторитет напрямую сменились страхом, превратив Бенедикта в страшную сказку, обитающую где-то в мрачной башне гильдии.

   Надо полагать, каждому своё.

Магия:
Аура: Гниль — работает постоянно, поскольку является неотъемлемой частью Бенедикта. При интенсивном использовании в виде энергии проявляется как полужидкий-полугазообразный эфир. При взаимодействии с огнём превращается в ядовитый газ как при выпаривании яда. Водой не разбавляется, в склянку собрать нельзя. Аура Гнили позволяет Бенедикту видеть повреждённым глазом места скопления плохой энергии порчи (болота, кладбища, руины и прочие не самые приятные для посещения места) и вытягивать её для себя. Гниль позволяет Бенедикту создавать мощные одноразовые карты с проклятиями, сглазами и порчей, на использование которых у него монополия: каждый, кто попытается использовать такую карту, рискует заиметь в лучшем случае лёгкий лишай на руке. Среди худших — заражение червями-паразитами, мгновенное разложение и прочие прелести. Также аура Гнили влияет на растения: нахождение Бенедикта вблизи растительности некоторое время (~1-2 часа) заставляет её медленно увядать. На пищу не действует за редкими исключениями. На людей и существ действует лишь психологически, угнетающе. Чем хуже Бенедикт и собеседник знают друг друга, тем сильнее эффект.

Активное: Дурной глаз — крайне грубая, несовершенная и непрактичная магия: Бенедикт может заглянуть поражённым Гнилью глазом практически из каждого места в Сказке (если там не ограничивается применение магии) в свой фолиант с картами и использовать одну любую, которая попадёт в его поле зрения. Использованная карта сгорает.

Активное: Сглаз — очень малой концентрацией силы Гнили воздействует на поля вероятности в относительной близости от Бенедикта, вызывая мелкие неприятности и неурядицы: дверной замок заклинит, заклинание даст осечку, меч выскользнет из руки, кто-то подскользнётся или споткнётся. Для наложения сглаза нужно, чтобы цель была в поле зрения поражённого глаза. Далее сглаз действует до тех пор, пока не выветрится, либо цель не уйдёт на достаточное расстояние от Бенедикта, либо он сам не отменит действие.

Питомец: Невермор — Гниль в воплощении пурпурного ворона, раза в два превышающего размеры обычной птицы. Наделён синтезированным Гнилью интеллектом, но, тем не менее, довольно туп. Понимает только прямые указания и не всегда выполняет их в точности. Материализуется и дематериализуется старой магической картой, приспособленной под его "жилище". Невермор каждый раз новый, но сохраняет части воспоминаний предыдущих инстанций.

Связь с вами:
jukka.smells.burning.people — Skype
VK

Отредактировано Бенедикт Харгрейв (2018-04-02 01:45:11)