Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 22.04 Q: Укради мне то, чего нет


22.04 Q: Укради мне то, чего нет

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 22 апреля, полночь и далее.
Местоположение: начало - зал суда комедиантов, дальше - куда занесёт.
Участники: Ивонн Моро, Ева Аве
Предыстория:

Хитрые цирковые обманщики и дети кровавого карнавала, что зовут себя комедиантами! Зову вас найти то, чего нет, и доставить его мне, вашему сочувствующему за несколько сотен звонких монет. Те, кто мне поможет, встанут рядом в будущем и снимут фиолетовый плащ позора. Найдите меня в зале вашего суда в ночь полной луны.

Отредактировано Ивонн Моро (2018-04-02 12:41:28)

+1

2

За некоторые возможности ты уцепишься не раздумывая, ты вгрызёшься в них зубами чего бы тебе этого не стоило. Как только в воздухе запахло призрачной возможностью вернуться в город без фиолетового плаща комедиантов, налагающий на тебя позорный отпечаток грешности, Ивонн отменила все насущные дела на ближайшие пару дней, выдала основательных подсрачников своему ассистенту по кухне и крепко задумалась над сообщением, которые гильдия получила несколько дней назад. Какой-то таинственный заказчик предлагает им украсть «нечто» в обмен на полную реабилитацию перед обществом. С одной стороны, конечно, заманчиво, но с другой как-то неудобно - вроде бы, комедианты её приютили и сразу бежать сломя голову за возможностью оставить лесной лагерь было бы как-то не слишком красиво.
   Но... но чёрт возьми, «Ножка скага» всё ещё стояла заколоченной, уныло поблёскивая в свете фонарей тусклыми пыльными стёклами. Ох, как бы она засияла вновь! Всего-то и нужно что новая команда, немного свечей и тот чудесный соус из лесных ягод, который она навострилась варить из подручных материалов в своём сарае-кухне. Снова бы длинные очереди вились далеко-далеко, снова бы звучала живая музыка и роскошные пары танцевали бы под неё между переменами блюд, нахваливая фруктовую сальсу и утку Ивонн... Люди бы радовались, люди бы благодарили её и рассыпали похвалы словно рис на деревенской свадьбе. Эх, если бы. С другой стороны, счастливые лица довольных вкусной едой бандюганов, воров и артистов, которые как добродушные гиены ржали вокруг костра, уплетая нанизанные на прутики домашние колбаски... Что ещё нужно? Да, это, конечно, не высший свет, но Шеф была для них существом иного порядка, творящее прикосновением ладоней не только хаос и разрушение, но и какое-то особенное кулинарное чудо. Их нельзя придавать. Короче, дилемма про два стула.
   Тем не менее, рыжая пришла. как не прийти? Надо хотя бы послушать что требуется, а там уже решим, стоит ли в это ввязываться, вдруг загадочный наниматель попросит луну с неба, а если задание будет провалено - воткнёт каждому исполнителю перо под ребро. Ивонн, конечно, славилась изрядной долей безрассудности и горячим желанием искать приключений на веснушчатую задницу где попало, но влезать совсем не понятно во что с риском для жизни слегка перебор даже для неё.
   Естественно, она была не одна - оказалось, в комедиантах серьёзное количество народу мечтало об избавлении от фиолетового плаща. Впрочем, плащ это ведь не фракция? Вон, даже прекрасная госпожа Аве здесь, она-то определённо свой фиолетовый плащ ни на что не променяет. В кои-то веки Ивонн, запахнутая поверх практичного тёплого платья в глухой плащ с медными пуговицами, пришла вовремя, заняв неприметное место в нише возле стены. Ну, если огненной леди вообще можно попытаться казаться неприметной.

+2

3

Вода сомкнулась над головой и уши тут же заложило. Секунда. Полминуты. Задерживать дыхание стало невыносимо трудно. Глаза щипало от мыльной воды, но закрывать их Ева совсем не хотела. Она досчитала до пятидесяти и вынырнула, жадно вдохнув порцию воздуха. Весь  столетний слой краски стекал по лицу, шее и груди сероватыми разводами, тут же окрашивая воду в беловато-противный мертвый цвет.
Он приказал ей не привлекать к себе внимания, особенно после того, что случилось пару дней назад. Очередное оборотное зелье искать не хотелось, и Ева решила пойти самым простым путем - смыть все со своего размалеванного лица циркачки. Так как своей ванны у нее не было, ей пришлось  воспользоваться чужой, пока хозяйка дома отсутствовала. Однако ее длительное отсутствие не означало, что можно нежиться в пенной водичке и забыть о деле, тем более что это поручение вызывало внутри Евы неподдельный…интерес. Ей как всегда было сложно подобрать слова, чтобы описать то, что она чувствует. Если это не касается негативных эмоций, конечно же!
Закончив и выскочив из ванны, девушка спешно натянула на влажное тело одежду, прихваченную с собой из лагеря комедиантов: чуть широковатые штаны, заправленные в сапоги и блузу. Остальное нужно будет раздобыть здесь, пока короткие волосы сохнут, а распаренное лицо все еще красное от горячей воды. Необходимое нашлось быстро, дополнив комплект растянутым старым свитером и серым (какая ирония) плащом. В зеркале отражалось какое-то недоразумение. Видеть свое лицо, не скрытое под привычной белой маской, которая как казалось, уже въелась в кожу – это все равно, что раздеться прилюдно. Не то, чтобы Еву это напрягало, но Глава прямо таки акцентировал на этом внимание, и ей пришлось согласиться.
А еще он просил все разузнать о заказчике. Кто таков, каковы его мотивы, действительно ли собрался помогать, выполнит ли обещание или это просто глупая шутка. Хотя, какой идиот решит шутить с комедиантами? Пришла пора это проверить. Ева не раздумывая сделала шаг вперед и скрылась зеркальном мире.

Никто из Комедиантов не любит говорить о своем суде (если они не отбитые на всю голову мазохисты). Суд Железной руки – это точка невозврата, тяжелое воспоминание о прошлом, которого Еву лишили. Лично с ней все было быстро и просто. Будучи плохой девочкой, она очень не понравилась представителю Стражей, который самолично запер ее в темнице. Осознание произошедшего пришло к Еве позже чувством дикого отчаяния, долгие месяцы сводя с ума. Но теперь-то ей все равно. Она насытилась и болью и гневом и страхом господина Тернари, заставив его заплатить за каждый день, проведенный ею в тюрьме. Воспоминание об этом было приятно, так приятно, что Ева даже ускорила шаг, спешно врываясь в залу, где комедианты, мечтавшие снять с себя плащ позора, толпились в тени. Если присмотреться, то никто из них не желал занять самое вакантное место, располагающееся почти в середине. Место, что любезно предоставлялось обвиняемому. Все взгляды с кресел, уходящих амфитеатром, должны были быть направлены на униженное и подавленное существо, которое через несколько минут раздавят Валденским правосудием. Но, черт возьми, это место действительно было самым лучшим! Немного жестковато, но если закинуть ноги на стол, то вполне сносно.
Было еще кое-что, о чем попросил Глава, показывая Еве записку от неизвестного. Он приказал запомнить всех и каждого, кто тут был. Да-да, всех эти, прячущихся по углам в тени и шепчущихся в пол голоса. Судя по всему, ее узнали. Еще бы. Комедианты – это вам не жители Валдена, переживающие набеги бешеной циркачки периодичностью пару раз в несколько лет.

Отредактировано Ева Аве (2018-04-05 03:09:29)

+2

4

Все собрались. Этого он и ждал. Мужчина с розой в руке, алой, как кровь пролитых жертв Комедиантов, встал в месте, где их судили. Место обвиняемого и преступника, которое все делили между собой в начале этой большой и дружной семьи. Плащ его, черный с алым подбоем, лежал плотно и скрывал лицо. Но, судя по рукам и голосу, он был молод.

- Я рад, что вы собрались, - твердый голос, строгий в своей уверенности.
Мужчина оглянулся, посмотрел на всех в этой зале, в этом месте, тяжелом и сложном для всех Комедиантов. Но им нужно было встретиться здесь. Всем им.
- Как я и обещал, вы все сможете снять фиолетовые плащи, если пойдете за мной, - роза в руках не дрожала, лишь привлекала внимание. - Сколько из вас были осуждены лишь потому что не понравились Страже? Лишь потому, что защищали свое мнение, своих близких, своих любимых? Вы снимете плащи. Есть лишь одна вещь, которую для этого нужно сделать.

Небольшая пауза, чтобы они могли обдумать. Все эти люди и фэйри, что оказались заперты в рамках закона, который их самих не защищал. Сколько из них были наказаны несправедливо? Шаг вперед, к ним, этим существа, решившим избрать иную жизнь, закончить это путешествие Комедианта.

- Пусть каждый из вас принесет мне сердце человека, - голос разнесся, кажется, в полной тишине. - Живого и дышащего человека. Кровь за кровь. Плоть за плоть. И я буду уверен, что вы на моей стороне, а вы - что за моей спиной безопасно. И чтобы это было коротко и быстро...

Кровавые сгустки под протянутой ладонью с жаждой потекли к нему от каждого Комедианта. Пустота и темнота в ребрах, нет больше пульсации-птицы, нет сердца, которое бы говорило о совести и морали.
- Я верну их, как только вы принесете мне чужие. Я буду ждать вас здесь... в вашей зале Руки, где вы осудите тех, кто судил вас.
А.Ч. собрал их все в один пылающий, огненный сгусток и исчез в этом пламене, свернувшись в сияющий шар. Я буду ждать...

[nick]А.Ч.[/nick][status]Алая роза[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0409/01/276991edff7c5eb9ae9c35296aa73701.png[/icon]

0

5

Нет.
   Просто «нет». Она не станет этого делать. Она не сможет. Совсем одно - выскребать ножом кишки из большой серо-стальной рыбы, потрошить и ощипывать кур и совсем другое - убить человека. Ивонн не может этого сделать. Никак. Ни при каких условиях. Да, так уж получилось что из её ресторана вынесли несколько обугленных трупов и чёртову кучу обожжённых идиотов, которым не повезло оказаться не в том месте и не в то время, но то было непреднамеренное убийство и причинение тяжких телесных. Мадемуазель Моро не способна убить человека. У неё так в личном деле написано, между прочим. Она может сколько угодно орать, драться, кусаться и выдавать такое количество непристойной брани, что у всех сапожников Валдена уши сворачиваются в трубочку, но чтобы с холодной головой взять и оборвать чью-то жизнь...
   Нет.
   Просто «нет».
   У неё вынули сердце. Рыжая действительно ощутила тишину и пустоту в груди. То горячее, что гоняло по её тушке жизненную силу, исчезло. Не «затихло» - это бы означало что оно есть, просто не работает как следует, оно именно исчезло. Страшно. Она в тот момент живо представила как подносит свои раскалённые ладони к чьей-то шее и душит, душит, и кожа плавится и шкворчит, сворачиваясь как шкурка ошпаренного кипятком помидора... И такое исступление в глаза и так страшно, и так плохо.
   Нет.
   Чёрт с ним. Чёрт с ним со всем. Она не сможет этого сделать. Этот, в плаще, так сказал ещё - «не понравились страже». Ивонн сразу вспомнила Майрона. Милого, улыбчивого писателя, который разговаривал с ней долгими зимними вечерами. Шеф представила что это его мягкая кожа оплывает от её рук, что это он корчится и хрипит, суча ногами по земле и захлёбываясь остатками собственного дыхания. Это так страшно. Это так ужасно. Он ведь почти ничем не отличается от остальных живых и дышащих людей, которые были к ней добры. Учителя, повара, учёные, строители, дети, родители, братья, сёстры, жёны. Кто она вообще такая, чтобы вот сейчас выйти на улицу, поймать такое человеческое существо, дышащее, радующееся, страдающее и сжечь его, оставив только горячее трепещущее сердце? Не такой ценой она хотела снять фиолетовый плащ. Дура рыжая, вот ведь чёрт понёс! Сидела бы у себя в сарае, варила бы суп, нет, понесла нелёгкая, сердце гордое затрепетало, тщеславие за задницу укусило.
   Ивонн любила жизнь. Правда, очень. Нет на свете более жизнелюбивого человека чем хохотушка Ивонн. Кто как не она умеет наслаждаться рассветами, улыбками и утренним кофе? Кто, несмотря на скверный, тяжёлый характер, так любит хороших людей? Она, конечно же. Жалко ей было этой жизни, очень жалко. Жалко закатов над Парижем, жалко своих талантливых рук, жалко того величия, которого она уже теперь никогда не достигнет. Но чего же всё это будет стоить, если она сейчас, в ночи, найдёт какое-нибудь несчастное слабое человеческое существо и принесёт его в жертву? Ни-че-го. Ровным счётом ничего. Каждый раз после, когда она будет видеть закат, перед глазами будет вставать кровавая пена и предсмертные конвульсии. Не такова Ивонн Моро, чтобы обменять восстановление своей чести на чью-то жизнь. Жаль, конечно, горячего сердца, жаль того, что жить ей осталось пару часов от силы. Она было уже подумала о том, что, может, получится подсунуть мудаку в плаще свиное сердце, но... Да глупо, не получится ничего.
   О смерти рыжая не думала. Будешь думать - станет страшно, а страх-то и толкнёт тебя на убийство. Страх поглотит с головой, перемелет и выплюнет наружу ту истеричную Ивонн, которая может сжечь любого, кто косо на неё посмотрит.
Не бывать этому, нет, не бывать.
   Женщина вышла из своего убежища, сбросив с рыжей непокорной головы, встала напротив того места, откуда только что с яркой вспышкой унёсся в неведомые дали неизвестный, которому теперь принадлежало её сердце.
   - Что за херня?

+4

6

Ева с интересом подалась вперед, лишь только таинственный человек предстал перед ними. Как и ожидалось - его личность была скрыта плащом, его голос был незнаком и тем более - он не хотел задерживаться среди комедиантов. Пара громких слов о их нелегкой судьбе, бравада о том, что нужно сделать, чтобы завоевать признание незнакомца. Невообразимо скучно.   
Принести сердце человека, чтобы стать свободным? Убить и совершить преступление, чтобы снять плащ позора? Есть ли в этих словах логика? С таким же успехом можно было плюнуть представителю стражей в лицо - мгновение безрассудства, дающее ощущение самодовольства и вседозволенности, но никак не меняющих положение вещей. Твой фиолетовый плащ останется при тебе. Это твое знамя преступника. Пусть когда-то раскаявшегося, но преступника. И вы хотите сказать, что после таких предложений кто-то последует за существом, что скрывает свое лицо? Кто никак не доказал, что он вообще в состоянии даровать кому-то «свободу», кроме как громких слов и напускной таинственности.
«А кто ты вообще такой, а?»-хотела было спросить Ева, но не успела. Мужчина не желал лишних вопросов, поэтому старался не прерывать своей речи.
План незнакомца по вербовке кучки комедиантов ознаменовался бы провалом, если бы не….
Сердца не стало. Чужая магия забрала последние крохи человеческого, что кое-как уживались в теле монстра.   
Для Евы ничего не изменилось. Может быть стало чуть-чуть пусто и легко. Если этот мужчина хочет, чтобы ему принесли человеческое сердце - Ева ему его принесёт. А вот в остальных она не была уверена. Она вальяжно поднялась со своего места, осмотрев всех собравшихся. Даже в комедиантах оставались те, кто находил в себе силы цепляться за нормальную жизнь, находя даже в жопе мира положительные моменты. А у Евы не было ничего. Ей давно уже нечего терять и у нее есть несколько причин, чтобы убить любого невинного. Первая- это просьба начальника Гильдии, вторая – любовь творить беспредел, третья- можно жертвой выбрать того, кто когда-то пробудил в монстре жажду. На дворе ночь. Все беззащитно спят в своих кроватках. Идеальное время для охоты. 
Если собрание можно считать завершившимся, то Аве, пожалуй, пойдет и сделает то, что от нее требовалось.
-Херня?-чья-то фраза, гулко произнесенная в толпе молчаливых комедиантов, заставила Еву обернуться. Ах, это взрывная дамочка Ивонн. Мисс «пара обугленных трупов из-за испортившегося настроения».
-Нет, это действительно шанс, что выпал нам всем! – говорить слова, противоположные мыслям, было легко. На самом деле Ева считала, что их всех поимели. Причем довольно жестко. А самое веселье начнется потом...
-Этот господин дал нам выбор, и мы можем отступить и вернуться, доживая свои последние годы, презираемые и высмеиваемые всеми.-не было никакого выбора.
Ева подошла к Ивонн и ободряюще положила руку ей на плечо.
-Это только твое решение, Ивонн,-да-да, она обещала начальнику Гильдии не питаться эмоциями комедиантов, чтобы не превращать их в безэмоциональные растения, но сомнения рыжеволосой были настолько явными, что ими можно было питаться три года хоть каждый день.
Не волнуйся, милая Ивонн, я заберу последние крохи твоих сомнений.

+2

7

[nick]А.Ч.[/nick][status]Алая роза[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0409/01/276991edff7c5eb9ae9c35296aa73701.png[/icon]

Огонь вспыхнул так же ярко, как и минуту назад, окутывая Ивонн плащом и заставляя исчезнуть в неизвестном направлении. Голос А. Ч.  загрохотал, отзываясь эхом от стен судебного зала.
- Ее решением было придти сюда и это действие определило ее судьбу, - известил голос из пламени. – Дальше вы будете следовать моему решению. Принеси мне два человеческих сердца, девочка, и получишь свою подружку вместе с наградой. Откажись, и последуешь за ней. У тебя есть время до утра.
Огонь вспыхнул так же внезапно, как и появился.

Ивонн Моро выбывает из квеста.

0

8

Как бы Еве не хотелось посмотреть, чем закончится ее личное представление, но у А.Ч. видимо, были серьезные планы на утро, и ждать, пока кучка комедиантов расшевелиться и пойдет выполнять его великолепный приказ, он не намерен. Громогласный голос вновь огласил зал суда, ознаменовав появление темного мага и исчезновение Ивонн в его цепкой хватке. Да, Ева, теперь ты его карманный монстр, он выбирает тебя, шантажирую тем, что часть твоей «семьи», одна из самых нерешительных особ, теперь надежно укрыта под покровами плаща злодея. Жди, Ивонн, сейчас Ева раздобудет клинок и ринется вызволять тебя из плена, словно она тут самая крайняя, а остальные стоят просто как массовка. Кучка шепчущихся идиотов.
Ева вопросительно изогнула бровь, посмотрев на собравшихся «согильдийцев».
«Он выбрал тебя, вот и иди»-читалось в их взгляде. Усмехнувшись и махнув на них рукой, Ева спешным шагом покинула суд Железной руки. Интересно, на что рассчитывали собравшиеся, придя сюда. Что им предложат выпить вина и накроют праздничный стол? Еве стоило поскорее забыть о них, иначе по возвращении в лагерь ей будет сложно выполнить приказ Абьорна – никого из них не трогать и не питаться их эмоциями, превращая каждого посмотревшего на нее, как на крайнюю в безэмоциональное растение.
Если идти вниз по улице, то через пару кварталов можно найти магазин клинков братьев Грайс и еще дальше, мясную лавку. Погода была прохладная, но этот холод был ничто, по сравнению с вечным морозом Зазеркалья. Можно было и пройтись, заодно выбрав считалочкой того, кому выпадет честь стать избранной жертвой во имя… Нового конфликта в Валдене. Запах резни уже стоял в городе, а у Евы нюх на всякие кровавые заварушки. В магазине клинков все еще горел свет. Недовольно фыркнув, Ева пошла дальше. Как и ожидалось, мясная лавка была закрыта. Обогнув здание, девушка нашла черный вход. Прислушалась. Тишина. Огляделась по сторонам – в округе ни души, даже собаки замолкли. Идеальное стечение обстоятельств.
Зеркальная плоскость разлилась под ее ногами, растекаясь дальше, в промежуток между каменной плитой порога и дверью. Проникать в чужие дома без приглашения, взлома и лишнего шума было всегда так просто, что, если бы не полное отсутствие заинтересованности в материальных благах реального мира, Ева бы стала воровкой. Проскользнув в лавку, монстр тут же столкнулся с выбором. С выбором инструмента. Топоры для рубки мяса, висевшие на крюках и поблёскивающие металлическими гранями, были один лучше другого. Выбрав орудие, что удобно ложилось в ладонь, Ева крылась в своем мире.
Сейчас стоило сделать новый выбор. То, что жертва монстра должна быть из гильдии Ученых – это оказалось как-то само собой разумеющееся. Выпиливание представителей этой шайки башковитых нарушителей спокойствия Валдена иногда не входило в планы Евы, но порядить их ряды не мешало. Монстр на секунду замер, закружился на месте волчком, заворачивая зеркальную реальность в спираль, а затем помчался куда-то на северо-запад города, лавируя среди многогранных отражений и следуя по пути, что был указан нитью.
Кажется, будущая жертва работал в отделе разработки магических карт. Как его звали – Ева не помнила, зато знала, где он живет. Потому что любила иногда следить за теми, кто занимался полезными делами. Этакая занимательная игра «Отыщи их всех». Ряд зеркал на выбор. В спальне ученого-совсем маленькое, сквозь которое видно, как в темноте комнаты кто-то, накрывшись пледом и свежей газетой, мирно отдыхает на диване. В тесной прихожей – поудобнее и побольше. Отсюда монстр и зайдет.
Ева беззвучно вышла из зазеркалья, так же тихо преодолела полуоткрытую дверь в комнату, посильнее сжала в руке топор для мяса. Приближаясь и занося над человеком свое орудие, она даже затаила дыхание, лишь бы не спугнуть сон несчастного.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 22.04 Q: Укради мне то, чего нет