Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 18.04 Wibbly wobbly, timey wimey stuff


18.04 Wibbly wobbly, timey wimey stuff

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 18 апреля г. Радужной птицы, утро.
Местоположение: берег за Туманным морем
Участники: Кера, Тень, галлюцинации.
Предыстория:

[...]Эссенция времени - одна из трех предположительно существующих, но не найденных эссенций наравне с ментальной и призрачной. В теории она и есть время, замерзшее и законсервированное, до которого можно дотронуться и которое даст возможность управлять собой.
На практике временная эссенция пока не обнаружена, хотя мои исследования найденных карт магии свидетельствуют о наличии временных аномалий в нанесенных на бумагу знаков. Меня интересует именно замерзшее время и то, как при активации карт оно выходит из состояния стазиса и позже вновь замирает. Опасен ли контакт с эссенцией времени? Безусловно, и это утверждение не требует подтверждение на практику, любому здравомыслящему существу или хотя бы человеку из эпохи фильмов о путешествиях во времени будет понятно, что вмешиваться в естественное течение времени опасно. Мысли, действия, слова - все имеет влияние на будущее и в случае нахождения чистой эссенции времени я буду настаивать на ее изоляции и охране. Возможно, мне следует прекратить свои поиски, но ни одно открытие не обходилось без риска. Я готова рискнуть.[...]

Желаете ли внезапностей от мастера: а как же иначе?

0

2

Ей не снилось ровным счётом, и это было прекрасно. Сон коматозника, сильнее наркоза и глубже обморока. И такой же странный перед пробуждением.
Кера проснулась так же внезапно, как и уснула. Кажется, перед сном она что-то говорила – а где, кстати она? Это совершенно точно не деревянный потолок спальни и не белый камень башни ученых.
Это пещера. И волшебные кусты со светлячками, которые покрывали ее тело плотным слоем. И ещё одно тело с окровавленным рукавом рядом. Она все вспомнила.
Картонное проклятие, площадь, прыжок в огонь. Поцелуй Мистре, ее просьба и ярость, маяк. Кровь повсюду, мертвый старик – и снятое проклятие. Слишком много событий для одного дня.
Женщина недовольно застонала и потянулась, стряхивая с себя чертовых насекомых. Огромное спасибо им за тепло и свет, конечно, но боги, как же омерзительно чувствовались на лице движения их лапок и хитиновый шорох прозрачных крылышек. Как там Тень обозвал этот кустарник, калофикус, калорификус? Совершенно неважно, про себя О’Брайан уже окрестила растение сонным кустом. Мечта пьяниц – упасть в подобное растение в счастливом состоянии хмеля, и спать до тех пор, пока пинками за сон в неположенном месте не погонят. И впрямь, стоит отрезать корешок. Или собрать семена. Или побеги, черт побери, чем размножаются эти кусты? Кера не была ботаником и ее познаний в гербологии хватало лишь на то, чтобы отличить пеял от сорняка и хризантему от розы. А вот розу от шиповника она отличала уже с трудом. Когда она только пришла в гильдию и познакомилась с Карлом, тот пытался рассказать ей про растения, но если честно, Кера его и не слушала.
Зря, пожалуй. Возможно, если бы тогда она прислушалась, то знала бы, можно ли есть этот хренолификус или нет, ибо пить и есть сейчас хотелось сильно – как и полагалось после отката концентрата.
- Бу. – Ученая заставила себя подняться и встать на ноги, скидывая с ног остатки светлячков, листья и злосчастный зелёный плащ с бурыми пятнами на левой поле, который разумеется, не выкинули куда подальше. Собственный голос казался хриплым и сухим, прохлада обжигала тело под отсыревшей одеждой и, наверное, за сохранённый плащ стоило поблагодарить, но она этого делать не будет. Она сделает другое – выйдет навстречу мутному утреннему свету и разберётся с вопросом воды.
Совершенно не так она планировала провести четверг, четверг был днём бесплатного кофе, и вряд ли на этом берегу существовала подобная услуга.

Вернулась Кера спустя пятнадцать минут, сердитая и с насквозь помокшими ногами – попытки набрать воду прямиком в добытый всеми правдами и неправдами ещё лет двенадцать назад железный термос успехом, конечно, увенчались, но О’Брайан успела пару раз поскользнуться на мокрых камнях и едва удержалась от паления. Нелепо было бы пережить разборку богов и разбить себе голову черт знает где.
И где же капитан Яр, когда он нужен, получил ли он ее винг, смог ли придумать, как переправить корабль? Он непременно последует за вингом, который сам же и сделал, в этом женщина не сомневалась, но его появление прямо здесь и сейчас было бы очень кстати. Корабль с едой, водой и элементарными удобствами, что может быть лучше? Только пятизвёздочный отель вместо кустов, но увы, на горизонте не наблюдалось ни того, ни другого.
- Эй, - крикнула ученая, устраиваясь у входа в пещеру на коленях и начиная обустраивать рабочее место, - доброе утро, вы проснулись? Тень?
Две стопки камней, расширяющиеся сверху, открытый термос с морской водой на них, помятый шейный платок на горлышке термоса и горелка между двумя стопками.
Замечательно, а теперь нужно что-то плоское и металлическое, наука способна творить чудеса только при наличии нужного оборудования, а из длинного и металлического у Керы были только пряжки на сапогах. А вот у стражей должны быть ножи, та самая степень длины и металла, что требовалась учёной.
Тень не отзывался. Это беспокоило – О’Брайан рассчитывала на его пробуждение ещё по возвращению в пещеру, но этого не произошло, очередное нарушение планов. Она вернулась к кустам, пару раз сильно хлопнула начальника стражи по щекам, ткнула его в бок и обшарила одежду – жив, слабо дышит, скоро проснётся, нож за пазухой. Чудесно. Кера забрала нож и отправилась обратно, уселась перед камнями и включила горелку. Та вспыхнула синим огнём под донышком термоса, Кера вытащила нож из футляра, дождалась появления пара и разместила лезвие над ним под углом, позволяя влаге конденсироваться и стекать в подставленную крышку.
Великая сила выпаривания, школьный курс общей науки лет сто назад, магическая горелка и безграничное воображение человека, которому очень сильно хочется пить.
Жаль, половину пирожка пришлось выкинуть. За сутки, проведённые в сумке, он начал подозрительно попахивать, а последнее, что нужно было женщине в этом чертовом и фонящим магическими аномалиями месте – испорченный пирожок.
Вода медленно, но уверенно стекала по ножу в крышку. Через пару минут температура внутри термоса повысится, и пара станет больше, а вода потечёт быстрее.
Наука, мать вашу. И после этого стражи ещё называют ученых неженками.

+1

3

Сон всегда оставался для Тени одним из самых любимых видов времяпрепровождения. На многие увлечения не хватало времени, некоторые хобби попросту перестали доставлять удовольствие, но сон по-прежнему занимал в его биографии чрезвычайно важное, сокровенное, почти свято оберегаемое место. Именно поэтому Тень терпеть не мог, когда его будили. Особенно, когда будили так: бесцеремонно и, признаться, довольно грубо. В ответ на пару крепких пощёчин он пробурчал что-то невнятное и попросту перевернулся на другой бок, пряча лицо под зарослями кустов. Вроде, сработало. По щекам, по крайней мере, никто больше не бил.

От посягательств на свою физиономию Тень, конечно, избавился, но заснуть снова уже не смог. Спасибо, О'Брайан. Отличная работа. Наверное, стоило возмутиться хотя бы тем, что ему так и не дали как следует отдохнуть. Однако от вполне искреннего ощущения бодрости деваться было попросту некуда — значит, и поводов для жалобы нет. Обидно.

Выбравшись за пределы пещеры, первым делом Тень внимательно осмотрел воссозданную О'Брайан... конструкцию. Или как это официально называлось в высоких учёных кругах?

Нескольких секунд хватило на то, чтобы понять предназначение этой штуковины. Ещё пары-тройки — чтобы вскинуть брови и задумчиво склонить голову набок. Окончательно выветрив сонливость из головы, Тень веско заметил:

— Это мой нож.

А подумав ещё немного, добавил:

— Умнó. Пойду умоюсь, не теряйте. Доброе утро.

Немного не в том порядке, но в целом почти верно. Сойдёт.

Направляясь к берегу, Тень мучился тяжёлыми мыслями. Он действительно не заметил, как О'Брайан — не какая-нибудь хитрая крыса из «Границ», а всего только О'Брайан! — утащила у него единственное оружие из-под носа? Так себе ситуация. Спать ему определённо стоило почаще и почутче. Умереть от одного тычка собственным же ножом — сомнительная перспектива для главы Стражи, даже с учётом всех даров специализации.

Море было холодным. Нет, не так: море было ледяным, пронизывающим насквозь, а камни — скользкими. Отвратительное сочетание для того, кто только-только продрал глаза, но просыпаться следовало как можно быстрее. Просыпаться — и думать о том, как покинуть это богами забытое (каламбур так себе, на троечку) место.

Вот только есть хотелось куда больше, чем шевелить мозгами.

Кое-как смыв с лица заспанное выражение и пригладив растрепавшиеся волосы, Тень расправил плечи и широко, от души, зевнул. Куда лучше. На мелководье должна была водиться какая-никакая живность, и приготовить её на своеобразный завтрак по всему выходило быстрее, чем часами осматривать окрестности в поисках плодоносящих растений. Значит, решено.

На весь процесс, впрочем, он потратил куда больше времени, чем планировал изначально. Собственная тень сегодня поддавалась с огромным трудом — видимо, как раз она и не успела доспать последние минуты благодаря стараниям О'Брайан. Импровизированная сеть то и дело норовила слепиться в антропоморфную фигуру и постоянно тянулась обратно к ногам, как пёс, первый раз в жизни увидевший воду. Может, ей просто не нравилось море? Тоже вариант. Однако обыкновенного человеческого голода это ничуть не умаляло.

В конечном счёте, с добычей Тень разобрался. Если не обращать внимание на некоторые мелкие неудачи (огнедышащая улитка под водой. Серьёзно, Туманное море? Даже не смешно), всё прошло как по маслу. Морские моллюски и иже с ними отправились доживать свои последние секунды в пиджак. Про себя Тень уже прикинул, что этот верой и правдой служивший ему кусок ткани придётся, видимо, оставить здесь: подводным миром от него разило за милю.

— Я не особо разбираюсь в местной фауне, но это выглядит съедобным. — Он уронил свою ношу здесь же, напротив пещеры, движением ладони отгоняя заинтересовавшихся светлячков. — Ну, вот те штуки точно похожи на мидий, есть ещё пара туманных крабов: кажется, их неплохо готовят у Райли... В любом случае, не в нашей ситуации привередничать. Кусты мы есть не будем. Светлячков тоже.

Стоило на всякий случай сказать об этом напрямую. Мало ли, на что способны учёные, пока их обуревает голод.

+1

4

Первая порция воды набралась еще до того, как из пещеры выполз начальник стражи, мрачный в той же степени, в какой пребывал всегда. Кера взяла крышку в свободную руку, принюхалась к воде, поболтала ее и сделала глоток. Пресная и невкусная, но женщине было плевать – она пила взахлеб, стараясь не расплескать ни капли. Концентрат был потрясающе полезной в жизни штукой, опасной в больших количествах, но полезной – и черт возьми, кто бы мог подумать, что после его использования она окажется вместо собственной постели и заказанным плотным завтраком на дом черт знает где и черт знает с кем. Очень интересно и захватывающе, но к подобным приключениям стоит готовиться заранее и планировать с учетом погоды, местности и наличия еды и воды, а не сидеть тут и пытаться из подручных средств сделать воду.
- Да.
Да, это ваш нож, господин я-ломал-маяк. Да, умно. Да, умыться вам не помешает. А утро вот совершенно не доброе и говорить нам не о чем, все уже было сказано. Кера допила до дна и вытерла рот, вновь принимаясь за дело. Еще на один раз должно было хватить, но черт знает, что было в этой воде Туманного моря – жажда пропала так же внезапно, как и появилась.
Облако пара обожгло пальцы. О’Брайан чертыхнулась, чуть не уронила нож, но продолжила выпаривание. В мысленном списке вспыхивали пункты один за другим – взять образец воды, взять образец кустарника, поймать пару светлячков, дождаться капитана Яра, изучить природу магии в пещере и свалить из этого кошмара. И никогда, никогда больше сотрудничать со стражами и не покидать башню, во имя всего святого, где корабль капитана и его запасы еды?
Снова наполнилась крышка. Кера выключила горелку, оставив ее и почерневший термос остывать на камне. Прикасаться к нему значило получить ожог, а руки ей пока что были нужны.
За спиной тихо зашептало. Ученая резко обернулась – нет, никого, но ей кажется, или светлячков становилось больше?
Сдавило виски и грудь, перехватило дыхание, и это абсолютно точно не были последствия концентрата. Там, в глубине пещеры, было что-то еще, кроме теплых кустов и светлячков. Что-то аномальное и магическое.
Что-то неизвестное. На губах О‘Брайан сама собой появилась счастливая улыбка. Вот он, смысл ее новой жизни – находить загадки и решать их, применять решение на практике и пинками гнать гильдию и жителей в светлое будущее прогресса и науки. Когда-нибудь по Валдену будут ходить волшебные трамваи, ночные фонари никогда не погаснут, а жители перестанут страдать от перебоев с электричеством. Когда-нибудь в этом мире появится свой аналог мировой сети и люди не будут страдать от контракта, в небесах будут парить флотилии дирижаблей на двигателях из воздушных эссенциях, а рядом с ним в облаках будут нырять охранники-драконы с блестящей чешуей.
Женщина вскочила на ноги и расстегнула сумку, проворачивая большим пальцем кольцо на руке. Кристаллы вылетели из сумки с бешеной скоростью, завертелись около руки и выстроились в ряды – мутно-белые сверху, красные и желтые широким поясом посередине и синие снизу. Точно аномалия, белые кристаллы появлялись только при незнакомых элементах. Совершенно не божественные чары, это ученая могла сказать точно. Эта магия чувствовалась естественной, в отличие от тяжести Мистре или Лояша. Естественной и опасной – как раз то, что любила Кера.
У входа в пещеру с влажным шлепком что-то упало. Женщина обернулась и скептически осмотрела сначала Тень, потом морскую живность, а потом снова Тень.
- Вода на камне. Не обожгитесь. – Это что, глаза на ракушках? А это огненная улитка? О’Брайан принюхалась и сморщила нос. Морепродукты она любила, туманных крабов тоже, но не думает ведь начальник стражи, что она будет сидеть и готовить все это пахнущее морем и водорослями богатство? У нее сейчас было другое, куда более важное дело и даже заурчавший от голода желудок не мог ее остановить. Кроме того, был и другой момент, говорить о котором Кера не особенно любила. – Я не буду это готовить, моих кулинарных навыков хватает максимум на жареную картошку и очень часто она подгорает. И прежде чем вы выскажетесь на эту тему, попрошу заметить, что я не поленилась оставить воду и вам, пока вы плескались со своими друзьями в море. Что это вообще такое? – Она пихнула носком сапога нечто длинное и покрытое темным хитином с шипами. – Выглядит, как половой орган шурмку.
О’Брайан вытянула руку вперед и прошла наружу мимо вонючей кучи, вернулась ко входу и снова скрылась в темноте пещеры. Да, чем глубже она шла, тем ярче сияли белые кристаллы и тем больше слетались светлячки. Чертовы насекомые – это что, дверь? Тяжеленная дверь в пещере в паре шагов от кустов? Как же они сразу не заметили.
Хотя после всего произошедшего сама Кера не заметила бы и самого Ледяного дракона, если бы тот приземлился прямо перед кустами и начал зачитывать рэп конца двадцать первого века.
Белые кристаллы засияли ярким светом и женщина сняла кольцо с руки, которое осталось висеть в воздухе в окружении медленно вращающихся кристаллов.
- Здесь аномалия, - крикнула из глубины пещеры ученая и бегом кинулась к выходу, даже не пытаясь скрыть радости, - здесь магическая аномалия, я была права вчера! – Вчера? Позавчера? Как сложно измерять время без часов и после суточной летаргии. – Послушайте. Я знаю, что вам не понять, насколько это важно, но это очень, очень, - она чуть было не вцепилась в рукав от переизбытка эмоций, но вовремя остановила собственные руки, вместо это взмахнув ими так, что чуть не ударила в нос Тени, - важно. Она не связана с физическими свойствами и я никогда раньше не встречала ее, но… Ох, да кому я объясняю.
Кера перестала размахивать руками и, тоскливо вздохнув, уселась на камень. Действительно, кому она объясняет? Стражи поголовно тупы как пробки и никогда не поймут важность исследований неизвестного и мечты о прогрессивном будущим.

+1

5

И что, готовить действительно придётся ему? Ну здорово. Сам поймал, сам сварил — логично было предположить, что и есть всю эту кучу подводного счастья тоже предстояло одному только Тени. Впрочем, если подумать, вряд ли от учёных стоило ожидать идеального владения курсом молодого бойца-выживальщика. Он и сам-то не очень представлял, как готовить местную живность. Но, как известно, не попробуешь — не узнаешь.

С коротким вздохом Тень устроился рядом с горелкой и подтащил добычу поближе за рукава пиджака. Шипастая штука заметно разнервничалась, но пинок носком ботинка быстро привёл её в чувство. Замечательно.

— Может, это и есть половой орган шурмку, — задумчиво отозвался он, сопоставляя размеры термоса с размерами глазастых ракушек. Десять-двенадцать точно поместятся за один раз; очень неплохо. — В таком случае куда полезнее будет захватить его с собой и продать за бешеные деньги какому-нибудь кулинару-виртуозу, как думаете? Эти твари известны своей питательной слизью, но мясо у них ничуть не хуже. Другое дело, что добраться до него сквозь шкуру — та ещё задача... Зато, если получится, запасов хватит на добрые полгода. Но кому вообще придёт в голову делать долгосрочные мясные запасы... Вот вы делали когда-нибудь?

Поворот головы — и абсолютная пустота в радиусе нескольких метров. Ну да, действительно. Ничего необычного. О'Брайан, вероятно, уже скрылась в этой своей пещере, с этими своими кристаллами и прочим. Довольно невежливо с её стороны, но Тень привык. С вежливостью в Сказке всегда было препогано.

Пахли глазастые штуковины вкусно. Сам он никогда не фанател от такого рода деликатесов, а вот Оливиоли они, должно быть, очень бы понравились. Даже у мышей, которых Тень приносил из тюремных подвалов, она всегда первым делом выклёвывала глаза. Однако ни шипастую бандуру, ни ракушки никому по ту сторону Туманного моря пока не светили. О состоянии спасательной операции он у О'Брайан пока не осведомился — а зря. Следовало бы.

Глотнув воды, Тень почувствовал себя заметно лучше. Моллюски, в которых он серьёзно сомневался поначалу, размякли в кипящей воде, и на вкус оказались более чем приемлемыми. Очень даже приемлемыми, если начистоту. Чертовски вкусные моллюски, несмотря на повышенную глазастость.

Жизнь заиграла новыми красками. Даже показавшаяся из темноты физиономия О'Брайан не испортила ему настроение, а это о чём-то да говорило.

— ...но вы чрезвычайно хотите отправиться туда прямо сейчас и всё исследовать, — спокойно заключил Тень, вытирая лезвие ножа краем рубашки. Пещерная аномалия его не особенно смущала — всё-таки магическая флора и фауна не обитала где попало, — а показывать свою искреннюю заинтересованность было как-то... несолидно, что ли. — Я догадался. Вот только вы ужасно расстроитесь, если грохнитесь в голодный обморок посреди своих изысканий, не так ли? За десять минут ваша аномалия никуда не денется, а вот моллюски уже успеют остыть. — Он кивнул на горстку ракушек. — На вкус как курица, а ещё они забавно хрустят на зубах. Приятного аппетита.

Направив осторожный взгляд в сторону пещеры, ничего необычного Тень там, конечно же, не увидел. Пара светлячков гонялись друг за другом, ещё несколько заинтересовались свежепойманной живностью — и только. Никаких духов, подозрительных порталов и ощущений грядущей опасности — вообще ничего. Но О'Брайан и её кристаллам было, как ни крути, виднее.

— Я пойду с вами, если не возражаете, — добавил Тень как можно более небрежно, игнорируя покалывание на кончиках пальцев. Проклятье. А ему казалось, что чёртов исследовательский азарт подох уже давно, где-то между мучительной смертью любопытства и гибелью любви к сладкому. — Вдруг вам срочно понадобится страж, вооружённый ножом с ароматом подводного мира. Уверен, рано или поздно такой момент наступает в жизни любого исследователя.

Только теперь Тень осознал, что совершенно забыл уточнить, как им отсюда выбираться.

Ладно, возможно, ему и вправду было интересно. Самую малость.

+1

6

Ну конечно, она хотела отправиться и исследовать все-все-все! Впервые в истории Сказки человек оказался за Туманным морем, где росли незнакомые растения и плавали странные существа, как можно отказаться от возможности исследования? Ни за что.
- Я не расстроюсь, если упаду в голодный обморок, в обмороках сложно расстраиваться, - проворчала Кера и взяла одну из ракушек, разламывая створки раковины. Глаза вывалились из отверстий и печально повисли на ниточках-связках-как оно правильно называется. Женщина двумя пальцами оторвала глаза и, скривившись, выкинула их за пределы пещеры. Сами ракушки и впрямь были… съедобными. Хорошо, более чем сьедобными, первую О’Брайан съела за считанные секунды и тут же потянулась ко второй. – Спасибо, что не отравили. Они ведь не ядовитые? – Если моллюски и впрямь ядовитые, то будет очень плохо. Разумно ли есть незнакомую еду на незнакомом берегу? Честно говоря, Кере было плевать, она просто хотела есть и исследовать аномалию. Ох, если бы с ней сейчас были ее команда и оборудование! Она бы закопалась в пещере и не возвращалась бы до тех пор, пока не узнала все тайны далекого берега. Будет ли у неё шанс вернуться сюда? Одной Воле известно, но раз ученая находилась здесь, то ей следовало выжать из сложившейся ситуации как можно больше. – Буквально напротив кустов есть дверь, мы ее не заметили сначала, такая большая и тяжелая дверь! – Кера взмахнула руками, описывая полукруг над собой. На самом деле та дверь была намного больше, но слишком хорошо сливалась с цветом камня пещеры. – Так вот, попробую объяснить так, чтобы даже вы поняли. – Ещё одна ракушка хрустнула в пальцах. – То кольцо с летающими кристаллами, которое вы видели позавчера – показатель уровня и типа магии, бонусом повышает внутреннее восприятие магии и позволять чувствовать ее в местах с уровнем, превышающим нормальным. – И ещё одна ракушка. Кера не заметила, как перешла на профессиональную манеру разговора, которую использовала исключительно во время работы над проектами и во время проведения собраний. – Желтые кристаллы показывают стихийный тип, красные – физический, синие – ментальный. С белыми все намного интереснее, - женщина с удивлением для себя обнаружила, что еда закончилась. Она встала, вытерла пальцы о брюки и начала ходить от одной скалистой стены к другой. Рассуждения вслух давались легче. – Белые кристаллы это все остальные, неизвестные типы волшебства. В теории неизвестные типы можно вычислить с помощью второстепенных показателей, но что такое теория без практики?
О’Брайан презрительно фыркнула. Когда она пришла в гильдию, аномалии изучались исключительно в теории и основываясь на опыте предшественников из библиотеки. Были редкие экспедиции, в которые Кера рвалась как на фестиваль в честь Кануна земли и неба, но позже стало ясно, что экспедиции нужны были исключительно ради огораживания аномалий. Чтобы никто не подходил и не трогал. И как, спрашивается, в таких условиях работать, если ни к чему нельзя прикоснуться?
К счастью или к сожалению, но из прошлой жизни женщина принесла не только знания в ядерной физике, но и привычку работать с опасными для жизни материалами. Чем выше риск, тем громче успех и тем ближе светлое будущее с аналоговыми технологиями. Не копирка из родного мира, нет – взрыв восточного крыла десять лет научил О’Брайан многому, но принцип работы во всех мирах оставался одним и тем. Источник энергии, ее направление, свойства и реакции – и волшебство ничем не хуже синтеза тяжелых ядер.
- Не возражаю. – Кера сложила руки на груди и сощурилась. – Более того, я надеялась на вашу помощь. Кому-то ведь придется снести дверь, а вы показываете большие успехи в разрушении строений, не так ли? – Она криво улыбнулась и развернулась на каблуках, направляясь обратно к мерцающим в темноте кристаллам. Близость черных теней к лицу ей еще долго в страшных кошмарах. – Только ради всего святого, не делайте необдуманных движений, если не хотите закончить как один из моих ассистентов.
Кера передернула плечами. Она ведь говорила не трогать вечный лед, от Финна потом пришлось по кусочкам отколупывать лед и пытаться понять, где начинается он, а где – Финн.

+1

7

— Не ядовитые, — вполне уверенно пожал плечами Тень, запивая морской привкус одним жадным глотком. Морепродукты никогда не входили в список его любимых деликатесов, но конкретно эти были очень даже ничего. Да и на противоположном берегу Туманного моря выбирать, как известно, не приходилось. — Я успел разделаться по меньшей мере с парочкой и прекрасно себя чувствую. А если местная кухня всё-таки смертельно опасна, будьте уверены: я узнаю об этом первым.

На самом деле, волноваться было не о чем. Вроде бы именно этих глазастых моллюсков Тень видел в одном из ресторанов Валдена, куда их с Роттом однажды затащила Шейли. Кажется, в тот раз главе боевого отдела впервые в жизни запретили появляться на пороге приличного заведения... Хороший был денёк.

В любом случае, собранная и настороженная О'Брайан лучше расслабленной и невнимательной. Особенно тогда, когда дело касалось странных дверей в странных пещерах. Пусть подозревает опасность даже в невинных моллюсках — осмотрительность в их ситуации было трудно переоценить.

Дальнейшее Тень выслушал молча, прерывая чужую речь разве что редким хрустом ракушек в ладонях. Терпения хватило даже на то, чтобы пропустить мимо ушей едкий комментарий в адрес стражеских умственных способностей. Комментарий, между прочим, вовсе необоснованный: ничего сложного О'Брайан так и не сказала. А картинка, в свою очередь, начала проясняться: вероятно, выбор места для ночлега позавчера был связан не столько с эмоциональным состоянием госпожи маленькой начальницы, сколько с поведением этих самых кристаллов. Опустевший маяк с мёртвым телом у стола представлялся, очевидно, куда менее лакомым кусочком.

Если последний язвительный комментарий проигнорировать было легко, то на словах о «разрушении строений» Тень заметно напрягся. Он извинился, между прочим! Или это было уже после того, как О'Брайан уснула?.. Неважно. Адресовав самодовольной спине кислую гримасу, Тень слегка успокоился и поднялся с места, убирая нож обратно за пазуху. Незапланированная диета из морепродуктов вряд ли повлияет на его самочувствие слишком хорошо, но они вернутся обратно уже очень скоро. Обязательно. Не стоило переживать зря.

Потушив горелку и убрав в сторону термос, Тень разогнулся и расправил плечи. Ну хорошо. Подозрительная дверь посреди пещеры — это, конечно, не совсем его специализация, но тоже сойдёт.

— Необдуманные движения, — повторил он чужие слова, продвигаясь вглубь пещеры и медленно расчищая себе путь тем же, позавчерашним образом. На этот раз гигантская ленивая тень подчинялась куда охотнее, пусть и не без сопротивления. — Давайте уточним заранее. Дамы вперёд? Самооборона допустима, или вы всегда мечтали посмотреть на то, как повелитель ужаса рассыпается в прах на месте смерти? А ушами, например, шевелить можно? Или это недостаточно обдуманно для серьёзного пещерного исследования? Я разберусь в терминах по ходу, договорились?

Светлячки, видимо, решили сопровождать процессию от начала и до конца и теперь заинтересованно теснились в углу, наблюдая за тем, как Тень ощупывает стены. Действительно, дверь. Не поспоришь. Дверь довольно громадная и, ко всему прочему, весьма тяжёлая — по крайней мере на вид. Благо, темноты вокруг хватало — нужно было только сосредоточиться и уместить как можно больше в одной точке, а потом... Ну да, как обычно. Ничего трудного.

— Ладно, отойдите в сторону. Ага, именно туда. Если повезёт, хватит и одного раза; только для него мне нужно как следует сконцентрироваться.

Нехорошее предчувствие как никогда ярко смешивалось со жгучим любопытством и откровенно проигрывало ему. Пара медленных вдохов-выдохов, тугое скопление теней по правую руку, начинённое крепкой сталью, внимательные взгляды светлячков откуда-то поодаль — и один резкий, мощный удар.

+1

8

Кольцо все так же парило в воздухе перед огромной дверью. Снова надевать его на руку Кера не рискнула – ей хватило вчерашней ломоты в висках и сегодняшней дрожи от пронизывающей пещеру магии. Вчера она чувствовалась не так сильно, слабыми отголосками, но сегодня стала сильнее.
- Прекратите язвить, это серьезное дело. – О’Брайан поджала губы, подхватывая кольцо и засовывая его в сумку. Кристаллы последовали вслед за ним, вспыхнув напоследок ярко-белым, и только проклятые насекомые зачем-то летели следом. В глубине души женщине они нравились, но нелепость встречи с ними перекрывала всю симпатию к ним. Да и стремительно увеличившееся количество светлячков вызывало подозрение. Предположим, они выползли из кустов, но Кера отчетливо помнила, что раньше их было меньше и связь с проснувшейся из ниоткуда магией была очевидна. – В таких «пещерных исследованиях», как вы изволили выразиться, в своё время были открыты мертвые эссенции, вечный лёд и грибы ойхху, которые используются при наложении охранных чар. И ради всего святого, вы превосходно поняли, что я имею в виду под необдуманными движениями – ничего не трогать, далеко от меня не отходить и слушать, что вам говорят. – Ученая тяжело вздохнула и послушно отошла в указанное место. Ломателю – ломать, ищущему – искать. – Послушайте, я не пытаюсь задеть ваше эго, но сейчас вам лучше слушаться меня. Мы далеко от Валдена, никто нас не увидит и не расскажет на улицах о том, как грозный повелитель ужаса следует указаниям безумной ученой. Кроме того, вы же не думаете, что своё место я получила, читая книжки и работы своих предшественников? И пожалуйста, не надо разваливаться в прах у меня на глазах, - если честно, на процесс распада повелителей ужасов Кера бы посмотрела с интересом. То, что живет вечно, умереть не может, а значит, бессмысленной смерти не будет, - это отвратительно.
Железная дверь содрогнулась под ударом и с громким скрежетом упала за пределы пещеры, загрохотала по ступеням и, судя по звукам, упала во что-то жидкое.
- Потрясающе! – выдохнула Кера и сорвалась с места, кинувшись к проему на месте железной двери. Ее распирало от волнения, интереса и детской радости от нахождения нового и неизвестного. Сразу под ногами начинались высеченные из скального камня ступени, грубые и широкие, которые вели в светлое подземелье.
Светлое подземелье. С солнечными лучами.
И это при том, что утро было туманным и пасмурным, а единственный вход в пещеру находился достаточно далеко от двери, чтобы ту невозможно было заметить в темноте. Только благодаря светлячкам и показателю магии находка подземелья стала возможной. И благодаря глупой удаче, что занесла запаниковавшую О’Брайан именно в эту пещеру.
И все же – солнечный свет в глубине? Странно даже для Сказки. Кера стащила с ног сапоги и меткими бросками поочерёдно спустила их по ступеням вниз – сначала по одной стороне, а потом по другой. Никаких ловушек, можно спускаться.
- Идём. – Ученая махнула рукой и осторожно ступила на первую ступень. Ноги обожгло холодом, и это было единственным неудобством. – Выбирайте любую безопасную сторону и спускайтесь.
Пятнадцать ступенек, и две нижних полностью утонули в воде. Кера достала из сумки перо и ткнула в воду – и вода безопасна. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Закрытое подземелье, в котором нет ловушек на лестнице и опасностей в воде и преградой в которое служит лишь дверь? Ну разумеется, где-то здесь есть подвох. Где-то прячется неприятный сюрприз, скорей бы добраться до него.
Впрочем, стоило признать одно – в этом подземелье было чертовски красиво и чужеродно. Высеченные из скалы ступени переходили в темную квадратную плитку под ногами так естественно, будто врастали в нее, сквозь прямоугольные стекла окон в идеально круглую комнату лился свет, с потолка свешивался упирающийся корнями в такую же, как и на полу, плитку, а вода застыла без движения. Словно жидкий и очень прозрачный лёд, подумала Кера, с опаской трогая пальцем воду. Ни кругов, ни движения, ни-че-го, только мокрое и тёплое ощущение на пальце. Женщина выловила из воды свои сапоги, встряхнула их и снова натянула на ноги, прежде чем ступить на выбитую железную дверь. Она отчетливо слышала плеск, когда дверь скатилась, так почему же сейчас на воде не расходятся круги?
- Кажется, у нас тут пространственная аномалия, - с задумчивостью в голосе объявила Кера. Она сомневалась в собственных словах – при приближении к двери кристаллы сияли белым, а не красным. – Кажется. Никогда раньше не сталкивалась с подобным.
А ещё в воздухе парили чёрные бусины, блестящие и гладкие. Абсолютно непроницаемые и без отражения света на боках.

+1

9

Если честно, Тень не думал, что дверь поддастся с первой же попытки. Вышло даже слишком просто, чересчур гостеприимно. Выдохнуть, пару раз встряхнуть ладонями и выпустить темноту на волю — пальцы до сих пор легко подрагивали от напряжения. Едва ли ему раньше попадался настолько своевольный материал. Обычно он предпочитал работать со знакомым — благо, собственная тень уже привыкла к подобному обращению, — но на этот раз требовался куда больший запас энергии, куда большая сила и концентрация.

С мерзким грохотом дверь проскользила куда-то вниз, а за ней оказались... ступени. Действительно.

Всё происходящее медленно, но верно начинало напоминать странный сон. Тень с трудом представлял, кому подобная идея вообще могла прийти в голову: устроить секретный бункер под случайной пещерой на противоположном берегу Туманного моря, да ещё и ступени проковырять для удобства. То ли у кустов были ещё какие-то недвусмысленные свойства, помимо согревающих, то ли глазастых моллюсков в таких количествах есть всё-таки не следовало. В любом случае, это было... интересно. Как минимум. Как максимум — совершенно точно небезопасно. Но кого вообще волнует безопасность в подобной ситуации, а? Точно не застрявшего за морем и слегка бессмертного главу Гильдии Стражей.

Однако бдительность всё равно следовало сохранять. Кивнув О'Брайан, Тень осторожно зашагал по ступеням, на всякий случай подмечая вокруг самые тёмные уголки. Таковых, между прочим, было мало. Подозрительно мало для прохода, начинавшегося в пещерном мраке. Как будто кто-то там, внизу, оскорбился на весь мир и вырастил своё собственное солнце взамен обычному человеческому.

Солнца внизу, впрочем, не обнаружилось. Зато обнаружилась вода — неожиданно много неожиданно странной воды. Тень сделал шаг вперёд вслед за О'Брайан и остановился. Никаких необдуманных движений, да-да, он сюда не за маленькие чёрные штуки, парящие в воздухе, хвататься пришёл. Хотя рассмотреть их поближе, конечно, ужасно хотелось.

Присев на корточки, он стянул с ладоней перчатки, засучил рукава и коснулся подушечками пальцев водной поверхности. Идеально гладкая, как будто полностью игнорировавшая внешнее вмешательство. Даже рука проходила сквозь воду необычайно медленно, словно преодолевая какое-то препятствие. Он вспомнил: что-то подобное умел Дортмунд из аналитики. Как-то раз Тень неудачно махнул рукой у него над столом и чуть не снёс кружку с недопитым кофе на стопку отчётов от боевого отдела. Дортмунду хватило всего одного резкого взгляда, чтобы остановить её прямо в полёте. Тот кофе слишком напоминал местную воду — такой же поразительно неподвижный.

— Не только пространственная. Пространственно... временна́я? — предположил Тень, окуная руку в воду полностью и шевеля пальцами на пробу. — Я имею в виду воду. Выглядит замершей — очевидное влияние магии, но обычно она оказывает воздействие лишь до тех пор, пока рядом есть заклинатель.

Заклинателя не было. По крайней мере верить в это очень сильно хотелось. Неприятное ощущение волной мурашек пронеслось по спине и застыло где-то на тыльной стороне шеи — да нет же, право, никто не мог за ними наблюдать...

— Это сделано кем-то, как считаете? — Очевидная мысль, но Тень ощущал острую необходимость поделиться ей с О'Брайан. — Для Воли здесь всё слишком искусственно, слишком продуманно.

И подозрительно. Тоже слишком.

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 18.04 Wibbly wobbly, timey wimey stuff