Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 21.04-22.04 Rear window


21.04-22.04 Rear window

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: Ночь с 21 на 22 апреля, прохладно, чистое небо.
Местоположение: первый мост Шлатты, не самые благополучные районы Валдена
Участники: Кера, Генри Рейнольдс, Тень
Предыстория: На доске посланий висят два имени.

Два имени, конечно же, не согласны

https://i.imgur.com/1g5bl0C.png

Желаете ли внезапностей от мастера?: когда отказывались?

0

2

Если очень хорошо подумать, то Кера совершала очень большую ошибку и понимала это. Ей бы собрать вещи и исчезнуть из города до тех пор, пока проблема с расистами не решатся тем или иным способом, но женщина не была бы собой, если бы покинула город. Имя именем, а на ее плечах лежали гильдия, пернатый старик, парочка важных проектов и огромное желание найти того, кто решил ее убить.
А.Ч, по всей видимости, по мелочам не разменивался и был фэйри широкой души. К чему выбирать простых людей, если можно заявить о себе и убрать с политической сцены сразу двух глав? И выбрать легко – Урсула и Кинг были рождены в Сказке, Тень нельзя убить, и остается только Рейнольдс и сама О‘Брайан.
Убрать Генри – и вот уже Границы расползаются по углам словно тараканы под вспыхнувшим светом и грызутся между собой за право стать новым боссом. Отсутствие скрытой информации, хаос и вспышки преступности, отвлекающие на себя внимание патрулей, что будет только на руку расистам.
Убрать Керу – и взбунтуются ученые, обвинив стражей в халатности и осознанном допущении смерти одного из зеленых плащей. До поры башней управлять будет Карл по праву заместителя, а потом гильдия выберет нового главу. Увы, выборы займут время, а Карл со своей эмоциональностью и безумием успеет натворить глупостей.
И самым ужасным являлся тот факт, что свой Путь Кера видеть перестала и не могла предугадать дальнейшие события. Она вообще ничего не увидит до тех пор, пока реальность не отомстит ей за отрицание, и ожидание удара сводило женщину с ума. Именно поэтому этим вечером женщина собрала все необходимое в заплечный мешок, надела темное и неприметное, убрала волосы в косу и разослала винги – сначала Рейнольдсу, а потом и Тени. У неё было как минимум три основных плана действий плюс несколько запасных, включающих в себя и варианты развития событий в основных планах.
Ни дня без плана, ни недели без авантюризма. Ученая отправила голосовое послание вингом Филину с просьбой не волноваться – и где только его носит в последнее время? – и отправилась на первый мост через Шлатту, известный своими вечно не работающими фонарями и близостью к дому О’Брайан. Последнее и было эгоистичной причиной встретиться именно там – даже будучи раздражённой и упёртой в своём желании разобраться, что ща конченые твари хотят ее убить, ученая превосходно понимала всю опасность блужданий в темноте в одиночку по городу. Она бы взяла с собой Филина, но эта чертова птица вечно отсутствовала, когда была нужна, а ждать Кера более была физически не в состоянии. Ей необходимо было сделать хоть что-то, лишь бы не сходить с ума от неизвестности в стенах гильдии или собственного дома.
Сиреневые сумерки ночью казались растворенными в воздухе чернилами, густыми и плотными, а чёрные деревья – вырезанными из картона декорациями для низкобюджетного фильма ужасов. Ещё одна загадка – стоило только избавиться от картонного проклятия и вот уже новая беда.
Но в отличие от картона, материя растений не менялась. Да, цвет, да, запах, но не материя. Три сияющие в небе луны беспокоили своим неестественным светом О’Брайан куда больше – а кстати, в какой момент на город опустились сиреневые сумерки, а растения почернели? Кажется, она пропустила этот момент. Утром, днём, вечером? Неважно, с этим можно разобраться позже, а пока что есть Шлатта, есть мост и нет ни одной живой души поблизости. Кера вздохнула, огляделась по сторонам и залезла на широкую каменную ограду моста, усаживаясь верхом. Плитка под правой ногой, отражение лун под левой, плеск воды. А почему бы и нет.
- Я хочу выжить и узнать, кто мне угрожает, - заявила женщина тёмным водам Шлатты и, вытащив из кармана мелочь, кинула монетку в реку. Та упала с тихим бульканьем в отражение самой крупной луны и тут же ушла на дно.

+4

3

Мистрэ не забывает обидчиков. Простуда Керриан усиливается до явной температуры и сильного кашля. Где-то слышатся мелодичные колокольчики смеха богини.

0

4

- Некий А.Ч., непонятно откуда взявшийся, сообщает, что замочит короля всея Предместия через считанные дни. – Мужик, склонившийся в реверансе поднял голову и так отчаянно захлопал ресницами, что мог бы сдуть целое государство, стань оно между ним и Генри. – И, не побоюсь этого сказать, наглым образом, жаждет снести вашу, Ваша милость, голову.
- М. – Самопровозглашенный король вороватого сброда примеряет корону, сдвигая ее перед зеркалом то на правое ухо, то на левое, а то и вовсе на затылок.
- Так вот, надо бы вам, ваша милость, быть аккуратнее и не скупиться на охрану.
- М. – Генри решает что сдвинутая на лоб корона смотрится зрелищнее всего. Критически осматривает отражение, трёт подбородок, силясь отмыть с наглой хари сажу, старательно игнорируя собеседника в цветастом сюртуке и рюшным жабо. В таверне, сложенной из громаднейших брёвен дубов-столеток, среди чарок со всю башку и грязно-коричневых ржущих во всю голосину мужланов, данный экземпляр выглядел особенно неуместно. Начищенные миниатюрные ботиночки, украшенные бляхами со львами, золоченые узорчатые ножны короткого меча, аккуратный кружевной платочек в кармашке и красивые круглые часы на тонкой цепочке – таким был гость. И полной противоположностью ему был каждый в Предместье, включая и короля, а меньшей должности Генри не терпел.
- Я, как вы смогли заметить, являюсь отменнейшим магом, способным порождать неистовые бури и ураганы… - Красивым голосом пел ряженый в дорогие одежды мужичок, привлекая всё больше и больше внимания.
- Хорош, собака! – Генри перестает тереть подбородок, переключаясь на отражение. Злополучная сажа пачкает не главу гильдии «Границ», а закопченную поверхность зеркала.
- Благодарю! – Сияет столичный маг.
- Не ты хорош. – Со вздохом отвечает вампир, недовольно морща морду. – Я хорош. В этой дыре единственный лучик солнца сияет сейчас пред тобой. – У Генри дергается глаз, за ним судорога искажает всю правую часть лица и на мгновение складывается оскалом. – Из-за тебя, сволота подзаборная, весь эффект пропал. – К концу фразы он начинает шипеть подобно змее, разве что языком воздух не ловит. Так сильно разозлил своей глупостью, что упырь всё же решает посмотреть кто там пред ним распинается, заодно поискать во внешности недостатки, чтобы сообразить на основе них зловещие ругательства, принижающие если не всё достоинство, то хотя бы подорвать уверенность на корню.
Генри смотрит на мага, понимая что это просто чудеснейший способ самоубийства – завалиться в подобном виде к ним, нищим шакалам, в золоте и дорогих кружевах. А значит можно просто отойти чуть в сторонку и наблюдать – природа всё сама сделает.
- Простите. – Выдает очередной реверанс колдун-телохранитель, когда самый бомжеватый и широкоплечий член банды бьет о его голову тяжеленную бутыль с самогоном.
- Бог простит. – Салютует король, сложив руки на груди и довольно улыбаясь. Через секунду на наемника посыпались со всех сторон твари разного происхождения, вида и расы – кто-то срывал жабо, кто-то тащил часы вместе с цепочкой, а кто-то не брезговал и портками. Вся обеденная как по команде вмиг поднялась и бросилась грабить. Генри улыбался, глядя как стремительно зазнавшаяся красота становится рваньем.
Родное Предместье.
Сколько гордости вызывает звучание слова, сколько историй всплывает в памяти, и все до единой приятные. Здесь каждый знает свои задачи и делает их в совершенстве.
- И парик! Парик тащите, черти! – Заливается Генри. – Я слышал на рынке за такой сотню дают!... Как не парик? Ну, постригите его что ли… шиньон барышням сделаем.
Что-то мелкое вцепилось в ухо и повисло на манер клипсы. Оно жужжало, клацало челюстями и шипело, зачитывая очередное послание с набитым ртом. Если бы не сила привычки, король бы заверещал по-бабски от ужаса и попытался спастись, а так просто содрал пакостный винг в виде мини-принтера с уха и дослушал оставшуюся часть послания.
- …заявлено жертвенным и я предлагаю обьединить силы и найти тех, кто угрожает нам. Если вы согласны — жду вас через час на первом мосту Шлатты. Если нет… – Принтер подавился бумагой, ибо от стресса сразу начал печатать записку, еще не успев договорить, поэтому имя пославшего сию весточку было крайне сложно разобрать. – К…о…айан.
Чтож, вот оно и дело, не требующее отлагательств. Конечно отвечать на послание Генри не стал, ибо это были не его планы, а чужие. Вампир просто физически не переносил содействие без личных намерений, а уж тем более без выгоды. И да, угроза жизни не казалось ему чем-то новым, особенным или выдающимся. Это Предместье. Здесь ежеминутно нужно сообщать кто главный и ни в коем случае не падать до уровня всеобщей массы, иначе все, конец, на твоем горле чей-то сапог красуется. Окружение обязало быть влюбленным в свою натуру до зубодробительной дрожи.
Отвесив поклон стремительно оголяющемуся при помощи чужих рук магу, Генри направился к сверхсекретному телепорту. Раньше перелет вызывал в нем стоический ужас оказаться без руки или с жопой на голове, теперь же телепортация стала обыденной, словно лифт.
- Однажды поезда будут бороздить земли Сказки, а я буду за рулём самого первого локомотива. – Слова ударились о своды пустого помещения, усилились эхом и вернулись к говорящему. Необязательно было общать пустоту, просто осталась привычка проверять себя и мышление на целостность подобным образом.
Через двадцать восемь минут Генри подходил к мосту Шатты, щурясь и всматриваясь в образ сидящего на заборе персонажа. Всё же сейчас ему предстоит разгадать чье имя зажевал принтер-неврастеник.
- Э-ге-гей. – Глумливая лыба расчеркнула лицо, демонстрируя острые зубы, взгляд мазнул по лицу Керы и остановился в декольте. – Король явился. – Да, корона, сползшая на брови, была тому красноречивым доказательством.

+2

5

Тень рвал и метал — в самом прямом смысле этого слова. Мелкие бумажные ошмётки ровным слоем рассыпались по одеялу, а винг кубарем выкатился за окно, едва не поскуливая. На составление ответа Тень потратил добрых пять минут: слишком уж тяжело было обойтись без сквернословий спросонья. Конечно, всё просто не могло пройти по плану. Разумеется, в этом была замешана О'Брайан. Естественно, она плевать хотела на своё имя в непродолжительном списке жертв. И, что ещё более очевидно, никто не собирался позволить Тени выспаться в этот знаменательный вечер.

В такие моменты он обожал свою жизнь. Нет, серьёзно: второпях запутаться в собственных брюках, неудачно опереться о тумбу, снести стопку документов вместе с парой медицинских справочников и светлячковой лампой и распластаться по полу во всей своей мрачной повелительской красе — ну разве не прекрасное начало вечера? Совершенно превосходное.

До здания гильдии он мчался во весь опор. Добежать до архивов, стянуть Картограмму, расписаться, где нужно, — и обратно на выход. К счастью, оттуда до Шлатты было рукой подать.

Эй, док. — Ротт, нёсший свою бессменную вахту у ворот, успел вцепиться в плечо железной хваткой, кривенько ухмыльнуться и даже не выронить сигарету из пасти. — Ты рубашку наизнанку напялил, в курсе? Выспаться бы тебе уже как следует.

— На том свете высплюсь, — буркнул Тень в ответ, кое-как запихивая Картограмму в один из внутренних карманов и поправляя кобуру на поясе. — К завтрашнему утру надо усилить патрули, особенно в центральных квадратах. Займитесь в моё отсутствие.

Нечего отвлекать начальство при исполнении. Задержал на несколько секунд — получил лишней работы часов на восемь. Всё честно и справедливо. Наверное, в идеале Тени не следовало срываться на ни в чём не повинных сотрудниках, но О'Брайан одним сообщением умудрилась придать реактивной тяги не только ногам, но и мыслям. Сказанного не вернуть, а Ротт уж как-нибудь успокоится. Поорёт, пожалуется кому-нибудь на жизнь, истопчет все коридоры — и успокоится.

Самому Тени сейчас волноваться следовало совсем по другим поводам.

Когда за углом наконец показались знакомые очертания моста, он почти избавился от желания упрятать О'Брайан за решётку на ближайшую неделю. Почти. Слишком уж неожиданно со знакомой фигурой в тёмном поравнялась ещё одна. Корона, серьёзно? Если бы не этот цирк на выезде, он бы не признал Рейнольдса настолько быстро.

Говорят, во всём есть свои плюсы. Тень старался, но так и не сумел найти ничего положительного в том, что обе жертвы проклятого А.Ч. решили устроить совместный пикник у Шлатты.

— Доброй ночи, — процедил он сквозь зубы, стараясь держать распространяющийся вокруг ужас в узде. — Госпожа О'Брайан. — Взгляд исподлобья, прожигающий дыру где-то в районе чужой переносицы. — Господин Рейнольдс. — Предельно кислая гримаса с приветливостью на минимуме. — Рад вас видеть. Чертовски рад.

Самая неубедительная ложь на свете. Впрочем, он и не старался особо. Надо быть законченным идиотом, чтобы вывалиться на улицы Валдена и отправиться искать расистского ублюдка вдвоём, без вооружённого сопровождения.

— Я принёс Картограмму. Полагаю, отговаривать вас обоих от этой затеи бесполезно, поэтому остаётся всего один выход: составить вам компанию в этой увеселительной прогулке по городу. Есть, в общем-то, и другой вариант... Прямо сейчас в подвалах гильдии скучают без дела две комфортабельные камеры-одиночки, куда точно не заберётся никакой А.Ч. Нет, не нравится? Совсем? Тогда будем считать, что мы всё обсудили и пришли к взаимному согласию.

Раздражение ядом сочилось из каждого слова; с этим Тень ничего поделать не мог. Почему-то вопросами безопасности в этом Волей забытом месте был озабочен только он — и никто больше. На свете существовало великое множество способов помереть, так какого чёрта О'Брайан со своим добрым приятелем выбрали самый изощрённый?!

Что-то звякнуло в кармане, и Тень тихо вздохнул. Не хотелось до этого доводить, но, видимо, придётся. Быстрый оценивающий взгляд: наглая зубастая морда Рейнольдса; выглядит крепким, сдюжит, если придётся. А вот О'Брайан: отличается не менее нахальной физиономией, но вот в тёмном городском тупике ей явно не светит ничего хорошего. Максимум — успеет сбежать при должном везении. Минимум... Неважно.

Тень выудил из кармана пару одинаковых браслетов и протянул Кере один.

— Временная, но необходимая мера. Надеваешь его на руку — получаешь стильную татуировку в своё единоличное распоряжение. — Пожалуй, стоило продемонстрировать. Стянув перчатку с ладони и щёлкнув застёжкой, Тень вытянул руку вперёд: браслет исчез, но поверх запястья лёг простой рисунок. Вязь цепных звеньев — и ничего больше. — Я буду знать, если тебе угрожает опасность: эта штука пульсирует довольно ощутимо, так просто не пропустить. И смогу передать пару слов при необходимости. Без использования винга и прочих посредников, без помех, мгновенно. То же самое касается и тебя.

Могло сработать. По крайней мере, тогда ему не придётся заставлять отдел разведки вести тайную слежку за жертвами. Эта идея имело смысл, но паранойей от неё разило за километры.

— Ещё раз: временная мера. До тех пор, пока мы не разберёмся с А.Ч. Я не хотел, но ты не оставляешь мне выбора своими рискованными, спонтанными и совершенно безрассудными решениями.

Довольно неплохая замена искреннему «Какого блядского чёрта ты вообще затеяла?» или «Если ещё одна сволочь в этом городе решит помереть так глупо, я самолично приду и ускорю процесс, откусив ей голову». Да. Вполне этично.

— Что касается вас... — Тень обернулся к коронованному недоноску, нарочито медленно убирая руки в карманы. — Если бы я не знал госпожу О'Брайан, то предположил бы, что всё происходящее — ваша идея. Можете считать, что вам повезло, Рейнольдс. На этот раз.

+3

6

Богиня не забыла о предательстве. Колокольчики смеха зазвенели в ушах, Кера нервно вскинулась и завертела головой в разные стороны – и согнулась в приступе кашля. Стерва. Мало ей одного мертвого человека и войны жрецов в свою честь, ещё и болезнь насылать надо? Всемогущая злопамятная сука, не дождёшься. Врачи не дождались, судьба не дождалась и Мистре не дождётся.
Смех утих. Женщину кинуло в жар, потом в холод, и дело было вовсе не в появившемся из темноты главе Границ с его нелепой короной на голове и неприличными взглядами туда, куда не полагается смотреть коллегам по работе.О’Брайан ненавидела, когда люди не смотрели ей в глаза.
- Доброй ночи, господин Рейнольдс. – Ученая красноречиво пощелкала внезапно озябшими пальцами на уровне своего виска. Смотрите мне в глаза, уважаемый, смотрите в глаза, это совершенно не сложно, так ведь? – Рада видеть вас на территории валденской конфедерации. Впрочем, я не была уверена, что вы получили мое сообщение, - Кера перебросила ногу через каменный парапет, на котором сидела, и спрыгнула на узорчатую плитку моста рядом с небрежно брошенным рюкзаком. Зелья, планы – вот и четвёртый на месте, для реализации четвёртого господин Рейнольдс как раз и был нужен. Она коротко пожала руку коллеги и сощурилась, рассматривая острые зубы. Пережевывать ими, наверное, неудобно. Или у него только передние такие? Спрашивать женщина не стала, они не настолько хорошо знают друг друга, чтобы просить Рейнольдса наклониться и широко раскрыть рот. – Ответа я так и не получила и была уверена в том, что мой винг потерялся. Такой глупый, - вздохнула Кера, стараясь не задаваться вопросом о том, на кой черт собеседнику корона и не тяжело ли в ней. - Но в следующий раз я бы хотела увидеть ваш ответ.
Право слово, десять лет знакомы ведь, неужели так сложно нацарапать пару слов в ответ? Не то, чтобы О’Брайан чувствовала себя оскорбленной, но зелья из башни лучше брать с учетом точного количества участников и их веса. Кроме того, два плана из уже существующих включали в себя троих участников, ещё два – двоих, а самый последний был связан с самой Керой, с доставшимся на халяву револьвером и с веществами Карла, которые не рисковал принимать даже сам зельевар. Такие особые смеси из не прошедших испытания зелий, налитые в разных пропорциях в пронумерованные бутылочки и спрятанные в закрытой кладовой под пометкой «Не пить до изучения».
Возможно, стоило позвать Карла или Джихада с собой, но она не хотела рисковать ими. Кроме того, у Джихада была семья, а у Карла… это же Карл, в конце концов. Хорошо, что в итоге пришли все приглашённые на этот цирк с убийствами и расизмом.
Даже картограмма с прилагающимся к себе начальником стражи, которого она, между прочим, просила только о картограмме, а не о совместной прогулке под тремя лунами, его участие в планах О’Брайан ограничивалось исключительно доставкой карты.
- Нет, мы ещё ничего не обсудили, - возразила она и, нахмурившись, скрестила руки на груди. – Спасибо за картограмму, я очень благодарна, но есть и третий вариант – ты можешь уйти и спокойно спать дольше… - как и делают все уважаемые стражи во время угрожающей городу опасности и как делали они пару лет назад во время массового вырезания ученых, хотела было добавить она, но сдержалась. В некоторых случаях лучше промолчать. - …а мы разберёмся сами. Это личное дело.
Он же не ожидал всерьёз, что она и в самом деле будет сидеть спокойно и ждать, пока А. Ч. доберётся до неё? Самая предсказуемая реакция человека, которому угрожает смерть – убраться из города подальше и спрятаться в горах, в лесу, в далекой деревушке, но что, если на это чёртовы расисты и рассчитывают? Предположим, убийство должно быть ярким. Запоминающимся, как и положено заявлению о себе, и желательно публичным. Что бы сделала сама Кера, чтобы не испортить грядущее шоу? Поймала бы жертв и держала в плену до тех пор, пока не придёт нужное время. Озаботилась бы она слежкой за телепортами и передвижениями жертв? О да. Кто знает, может прямо сейчас за ними следят.
По спине пробежал холодок. Этот чертов наручник никак не поможет все равно, если ее поймают, магией телепортирования себя в пространстве до сих пор никто не овладел.
- Ты с самого начала планировал это, не так ли? – хмуро проворчала женщина, рассматривая браслет со всех сторон. Безвкусная готичная цепь под стать безвкусному готичному Тени, которому только чёрных ногтей для поддержания образа большого и страшного не хватает. Ей даже не пришлось расстегивать браслет, он с легкостью налез на запястье и обратился татуировкой у основания ладони. Кера потёрла пальцем одно из чёрных звеньев и поднесла запястье ближе к лицу, чтобы на грани слышимости шепнуть в татуировку: - Параноидальный контрол-фрик. – Она опустила руку и встряхнула ей, чтобы скрыть сине-фиолетовое под длинным рукавом.. Два дня прошло, все это время ученая обмазывалась лечебными составами и даже стащила один из прототипов карты магии восстановления, но ее умений хватило только на то, чтобы убрать следы побоев с лица. Этого было достаточно – лицо, знаете ли, чаще на виду, остальное можно спрятать под одеждой.
Что О’Брайан, собственно, и делала.
- Уточни точное время действия своих чертовых наручников. Понятие «пока не разберёмся» в нашем случае очень растяжимое и я не собираюсь быть собакой на цепи дольше сегодняшней ночи, - отрезала ученая тоном, не принимающим возражений, и отвернулась. Если потребуется, она ножом срежет со своей руки эти звенья. Сейчас это было практично, но идея постоянной слежки ей претила. – К слову, не логичнее было бы передать второй браслет господину Рейнольдсу, а не оставить себе? Он тоже в списке.
Кера уселась на корточки рядом с заплечным мешком и запустила в него руки.
- Дайте мне пару минут подготовиться и мы сможем приступить.
На каменной плите поочерёдно появились три зелья, пустой шприц, стеклянная бутылка с мутной жидкостью, шуршащий бумажный конверт и газетные вырезки. Последний на неверный свет ночных фонарей появился револьвер, который О’Брайан спрятала во внутренний карман пончо.

+3

7

Генри простой парень. Если дама что-то показывает – значит хочет чтобы это заметили. Пончо никак не преграда.
- Здравствуйте. – Заулыбался он, обращаясь все еще к декольте, впрочем, щелканье пальцев, хоть и с трудом, но отвлекло вампира, однако гаденькая довольная зрелищем улыбка никуда не делась. – Ой, да ладно тебе, дорогуша. – Генри развёл руками. – Я же сам явился, зачем тебе какой-то винг? – Он изобразил удивление, похлопал ресницами и красиво взмахнул рукой, обращая внимание Керы на свою персону. Корона дьявольски блеснула в ночи, отразив далекий огонек, в кустах редкими лампочками засияли светлячки, острая улыбка стала хищной. Гром не грянул, софиты не осветили героя, маленькие херувимчики не стали дуть в трубы, благословляя нового короля. Тем не менее образ короля-вампира сиял ярче светодиодных ламп. – Все винги глупы, милочка, все теряются. Иногда улетают куда неизвестно… - Генри увидел гневно марширующего к ним главу Стражей, подождал немного, чтобы последний услышал заключительную часть фразы - …приносят неизвестно что или кого. Ненужный спам так и прёт, так и прёт…
Пожалуй, это было самое любимое – смотреть как его яростно ненавидят, подозревают и ничегошеньки не могут сделать. И пусть даже ворюга ни в чем не виноват, но, черт возьми, как же стимулирует что когда что-то случается, думают о нем. Генри так и подмывало спросить сколько раз в день господин Тень изволил проклясть его имя. Достаточно ли хорошо спит? Может даже о поганце вспоминали только в редких случаях, но так гарантированно, подводя итоги дня в своей мягкой постели, господин Страж вспомнит одинокого холодного бандюгана, а заодно и цепочку головняков в виде проказ Граничного сброда, что стопроцентно помешает слуге закона сомкнуть глаз хотя бы на полчаса. А заклятых друзей лучше брать измором.
Король всё так же улыбается, по-отечески поглядывая то на Керу, то на Тень, любуется их лёгкой перебранкой, взъерошенным видом стражника и гипнотизирующим бюстом дамы. Ждёт, посмеиваясь, когда страж предлагает запереть их, что равносильно обездвижить и собрать в одном месте для легкой расправы врагом, лишить возможности убежать, в случае необходимости. Генри бы, например, очень порадовался, подкупил стражника или отправил своего засланца когда страсти поутихнут и спокойно бы траванул борщи пленников. Вряд ли у них в тюрьме дегустатор предусмотрен. В любом случае не зная А.Ч., запертым ему быть крайне не хотелось. Как же воинская честь – встретить врага в лицо, а трусость? Генри не трус. Отчаянный ебнутый психопат, но не трус.
- Ты чего пришел? – Король находит куда вставить слово. – Я тебя не звал, леди не звала. Ты какой-то невежливый. – Морщит нос, задирает лапки и по-царски шикает, помахивая в сторону Тени. – Кш-кш-кш, спам. Ну хочешь, обниму на ночь и поцелую в лоб, чтобы спалось крепче? Ты же за этим пришел?
Генри умиляется когда господин стражник передаёт браслет госпоже ученой и качает головой. По его мнению они не должны защищаться, они должны нападать. И вообще эта акция А.Ч. просто точка отсчета до начала геноцида. Смерти глав и всё: добраться могут до каждого, сводят счёты, травят, сжигают дома, у-ни-что-жа-ют. И ему очень интересно почему не проводится никакой агитационной политики, направленной на предотвращение бунта. Зачем подавлять то, что можно предотвратить? Зачем тратить людей, когда можно тратить слова. Нужно – соберите книгу жалоб, посадите самого древнего старосту просматривать каждую. И овцы целы, и волки жлобы строчат в Департамент Социальной Ответственности. Для важности можно два десятка старцев посадить, например. Всего-то нужно прислушаться к народу.
Он хмыкает себе под нос, но ни в коем случае не высказывается. Нет-нет-нет. Пусть всё идёт своим чередом, а с А.Ч. у него, пожалуй, есть необходимость подискутировать.
- Даришь дамам украшения? – Генри поправляет корону, бубнит под нос просто чтобы поворчать. Едва слышно, взирая на куда-то в туманную даль. – Похвально. А если ей ручку отчеканят, то смогут проследить за тобой? Да? Не? Я так… так, просто интересуюсь…
И когда его наконец-то одаривают вниманием, нагло заявляет:
- Все готово для борьбы против толпы разъяренных фейри, жаждущих провести маленький геноцид? Сколько патрульных ходит по городу ночью? Вы проводите какие-то мероприятия с народом? Есть ли у вас план на случай пожара, забастовки, массовой резни? Что вы уже сделали, с момента появления угроз в адрес человеческой расы? – Генри подходит к ученой, кладёт ей ладонь на плечо и смотрит в глаза стражу. - Может ли Кера, справившись с А.Ч., спокойно спать, не волнуясь о банальном – своей жизни? -  Он не спрашивает про себя, про основную массу населения, а интересуется девушкой, ради которой Тень подорвался посреди ночи. Ведь это не просто так, верно? Значит можно смело давить на эту мозоль. – Ты гарантируешь, что город не накроет резня, если нас этой ночью не станет? Как ответственный за спокойствие всея Валдена. Как страж, на чьих плечах мир и покой каждого жителя столицы. Ты ведь уже готов к этому?
И все, только стальной взгляд поднятого лица, буравящий стражника, расправленные плечи и ночная тишина. Сейчас он говорит не о сумасбродстве и даже не о собственной шкуре. Генри как никогда серьезен: даже корона потускнела в холодном мраке напряженной тишины. Ему не нужны ответы, ему нужно сказать это Тени. Лично или гласом народа – не важно. И ему все равно куда они пойдут – все равно смерть придет к ним сама, а следовательно нужно точить мечи, а не искать приключений.
- Нужен пустой дом, оружие. Дежурит один, остальные спят. И никто из фейри не должен подозревать что кто-то из нас напугался. – Генри говорит спокойным ровным голосом. – Никто не должен думать, что достаточно одного клочка бумаги, чтобы главы гильдий замерли в страхе.
Кажется, еще немного и мужики сорвутся мутузить друг друга кулаками в мордасы – дай только повод. Ох и сложно будет с ними Кере. Ой, как сложно.

Отредактировано Генри Рейнольдс (2018-04-12 01:29:10)

+3

8

Тень едва-едва удержался от того, чтобы не закатить глаза. Что за детские шутки, право слово; шепчущая в браслет О'Брайан выглядела по меньшей мере нелепо.

— Если под «самым началом» ты подразумеваешь полученный ночью винг, то да. Определённо. Я планировал это с самого начала. И разговаривать с запястьем необязательно: достаточно очень громко подумать что-нибудь оскорбительное. Ты справишься, я уверен.

Хотелось сказать что-то ещё, но мелькнувший под рукавом синяк заставил его проглотить все последующие слова. Тяжёлые воспоминания касались не столько визита в Зазеркалье (боги, он обнаруживал себя в куда более странных местах — особенно после той первой попойки с Бадабу и компанией), сколько последствий этого самого визита. Хреновых последствий. Откровенно постыдных последствий, смотреть на которые без мерзкого, назойливого скрежета в подкорке не представлялось возможным.

Кое-как проглотив застрявший в горле ком, Тень обернулся к Рейнольдсу. Редкий момент — прямо сейчас он был практически благодарен ублюдку за внезапно разгоревшееся желание поболтать; избавляло от необходимости выдавливать из себя слова по капле.

За время работы в гильдии Тень застал нескольких глав «Границ». Со многими договориться было легко (чем, впрочем, не спешил пользоваться экс-капитан Морт), некоторые чуть упрямились, третьи и вовсе не желали иметь никаких дел со Стражей. Оставшаяся часть представляла собой господина Генри Рейнольдса собственной персоной. Сложно было отыскать на свете существо более самовлюблённое и безразличное. Опыт, впрочем, давал о себе знать: обращать внимание на глупые выходки Тень перестал уже довольно давно. Реагировать на них — себе дороже; у него всегда находились дела поважнее и позначительнее бесцельных перепалок с «врагами». Сомнительное клише о слугах закона и его грязных нарушителях в Сказке давало сбой моментально. Тень никогда не стремился избавить мир от «Границ» и им подобных. Ограничить, свести к балансу — но не уничтожить. Без равновесия начал этому городу очень скоро пришёл бы конец.

— Весьма красноречиво, господин Рейнольдс. Ценю ваши старания, — сухо и довольно равнодушно отозвался Тень с неторопливым кивком. — Вы прекрасно проиллюстрировали тот факт, что всё происходящее касается меня напрямую. Именно поэтому идти домой и отсыпаться прямо сейчас я не собираюсь. Ответы на все интересующие вас вопросы вы можете получить лично от господина Мэйнарда; он всегда аккуратно ведёт необходимые подсчёты. Госпожа О'Брайан способна разобраться со своим режимом сна самостоятельно, а что касается планов гильдии по устранению волнений... Полагаю, вам стоит чаще выбираться из Предместья, чтобы иметь постоянную возможность наблюдать за результатами. Благодарю за отзыв. Ваши комментарии, как и всегда, представляют для нас наибольшую ценность.

Едва ли хоть одна душа в Валдене могла обвинить Тень в некорректности, когда дело касалось работы. Разумеется, если не считать того, что он примчался сюда в рубашке наизнанку с сонной мордой и откровенным беспределом на голове. Ещё раз большое спасибо, госпожа маленькая начальница. А ведь когда-то ему удавалось засыпать и просыпаться в строгом режиме...

— Думаю, сперва будет разумнее выслушать планы госпожи О'Брайан, — добавил Тень напоследок, разминая ладони и борясь с желанием закурить. Четвёртая за сутки — это уже перебор для того, кто почти что бросил. — Именно она собрала нас здесь — значит, ей и начинать собрание.

Они сейчас, конечно, далеко не в Общем Зале, но традиции следовало соблюсти. Наблюдая за приготовлениями главы учёных, Тень убеждался в этом всё больше и больше. Удивляться, конечно, не стоило — было бы странно, соберись она на самоубийственную миссию без достойного оборудования, — но всё-таки. Довольно впечатляюще. Даже револьвер тут — надо же, до сих пор целый и, кажется, вполне рабочий.

Устроившись на камне рядом с газетными вырезками, Тень задумчиво почесал подбородок. Игнорировать интересовавшие О'Брайан вопросы было по меньшей мере невежливо.

— Если схватят вас обоих, эта штука окажется совершенно бесполезной. — Ох, этот тон «я действительно хочу как лучше и прошу прощения за неудобства» всегда давался ему с огромным трудом. — Вам нужна связь с кем-то извне. Что тебе, что господину Рейнольдсу. — Поначалу он планировал нацепить второй браслет на кого-нибудь из гильдийных фэйри — на Ротта, например, — но... Да. Самые странные идеи всегда приходят в голову по ночам. Дуэт О'Брайан с этим псом был способен разрушить добрую половину Валдена за вечер, а подобная вечеринка в планы Тени не входила. — Это не наручники — всего лишь рядовой артефакт. Обещаю, я сниму его, как только мы раскроем личность А.Ч. и посадим его за решётку. До тех пор мне важно иметь связь с теми, на кого он объявил охоту. Важно для общей безопасности города.

Всё это звучало слишком похожим на оправдания. И почему, спрашивается, он должен оправдываться за своё желание защитить Валдена от очередного маньяка с расистскими замашками? Глупости.

Тень стиснул челюсти и уткнулся взглядом в асфальт. Иногда его стражеская профессия мало чем отличалась от былой врачебной.

+2

9

Во имя всего святого, неужели нельзя обойтись без пререканий и фаллометрии хотя бы один раз! На доске посланий висит послание с двумя именами – но нет, зачем спокойно обсуждать план действий, если можно стоять друг напротив друга и распушать перья, как Филин после очередной ночи с мышами на кладбище! Честное слово, Кера бы посоветовала найти им уединенное место и выяснить вопрос размера и крутости без свидетелей, но она была слишком зла сейчас. Зла на Генри с его милочками-дорогушами и распусканием рук, зла на Тень с его наручниками и вечным «я тут отвечаю за безопасность, все остальные, отойдите», зла на А. Ч. и немного зла на себя.
Да, с Карлом и Джихадом было бы проще, но ни тот, ни другой не имели в наличии картограмму или вкус к крови. Идеальных условий не бывает, думала Кера, в полу-уха слушая обсуждения о том, как надо бороться с угрозой жизни. Пустой дом со сменой караула? Почему бы не взорвать дом вместе с находящимися в нем, это достаточно ярко. На половину квартала будет видно. Постоянная связь с потенциальными жертвами? Как и сказал Рейнольдс, ей просто могут оторвать руку, не говоря уже о том, что чувство опасности не поможет при ударе по голове.
Ученая открыла конверт с волшебной пылью и осторожно высыпала ее в бутылку. Мутная жидкость вспенилась и почернела, замерцала искрами изнутри, горсть просыпавшейся пыли улетела в реку. Кера несколько раз встряхнула бутылку, подхватила шприц и, встав на ноги, распрямилась.
А теперь главное не начать орать и не вцепиться в воротники уважаемых глав гильдий, чтобы хорошенько встряхнуть их. Она взрослая, ответственная женщина с чувством собственного достоинства. Ее абсолютно не должны беспокоить напряжение в воздухе и чертов наручник, который, видите ли, будет на ней до тех пор, пока – если! – не поймают А. Ч.
- Господа, благодарю вас за прекращение петушиных боев и предоставление слова. – Возможно, не самое лучшее начало речи, но и мост далеко не зал собраний и даже не лекционная. – Господин Рейнольдс, прошу вас держать свои руки при себе и запомнить, что я могу постоять за себя. Господин Тень, ваш предшественник гордился бы вашим умением сажать ученых на цепь, поздравляю. – О’Брайан не выдержала, сорвалась почти на шипение и пару раз медленно хлопнула в ладоши. – Но давайте перейдем к делу.
Бутылку с темной жидкостью на парапет, по зелью в каждую пару рук, шприц Рейнольдсу, газетные вырезки Тени, спрятанная в поле пончо длинная и острая игла ей самой.
- Послания на доске объявлений появляются каждую ночь и все, что сегодня нам потребуется – терпение и незаметность, - Кера с сомнением осмотрела Генри и его корону, но решила пока ничего не говорить. Сначала план, потом детали. – На площади мы подождем разносчика посланий и проследим за ним. Какое интересное совпадение, что он является фэйри и работал прошлой ночью, не правда ли? – И какое интересное совпадение, что прошлой ночью гулял не только фэйри-почтальон, но и сама Кера под ручку с редактором в попытках найти украденную девочку и похитителей заодно. Синекожий мальчишка пронесся мимо них с Кеем с такой скоростью, что ученая успела увидеть только его огромную сумку и оранжевый шарф. Если бы не оранжевый шарф, она бы даже не обратила на него внимание, но сочетание синего и оранжевого заставили содрогнуться. Господин Кей обмолвился, что уже видел этого мальчишку пару раз в компании взрослых фэйри, и на данный момент это было единственной зацепкой. А ещё – что этот мальчик работал каждую ночь. – Кроме того, в выпусках Хаш Хаш за последние полгода упоминались ежемесячные собрания фэйри по вечерам каждого двадцать первого числа. Не то, чтобы прямо каждого, я нашла упоминания скоплений за декабрь, февраль и март, но вы поняли, к чему я вижу. Мы подождём появления мальчика, проследим за ним, и если нам повезёт, он приведёт нас к месту получения листовок. Я бы сказала, что надеюсь, что он приведёт нас на место собрания, но перспектива нахождения в агрессивно настроенной против людей толпе меня не привлекает. Однако, - женщина замолчала и тут же на неё снова напал приступ кашля. Красная стерва, она же не одна была в маяке, так какого черта Мистре решила наградить болезнью именно Керу? – однако, прошу прощения. Следить будем через картограмму, чтобы избежать ненужного внимания, трое людей ночью вызовут подозрения. В случае, если мы все-таки найдём собрание, то вот эти чудные зелья превратят нас в мутантов. В каких, не знаю, но разве вы не хотите получить рога или копыта на шесть часов? – О’Брайан искренне заулыбалась. Господам главам совершенно не надо знать, что это и были те самые экспериментальные зелья из сейфа Карла, которые он прятал от всех. Сюрприз, маленькая месть и тестирование зелий в одном флаконе! Карл будет в восторге, в последнее время он замкнулся в себе и и почти не выходил из лаборатории. Женщине не нравилось подобное состояние заместителя, в такие дни он с одинаковой страстью заливался как алкоголем, так и жестокостью в виде уличных драк. Боги, иногда Кера чувствовала себя мамочкой великовозрастного сыночка, который прыгнул из пубертата прямиком в кризис среднего возраста. – А для того, чтобы в нас не почуяли людей, есть вот эта чудесная бутылка.
Последний сюрприз. О’Брайан взяла бутылку, снова встряхнула ее и двумя быстрыми движениями облила лицо сначала Рейнольдса, а потом и Тени, после чего вылила остатки тёмной  жидкости на ладонь и умылась сама. При соприкосновении с кожей искры пропали, а темнота растворялась, оставляя после себя мокрые пятна на лицах. Кера спрятала бутылку в заплечный мешок и закинула его на плечо.
- Вопросы, предложения, информация по поводу А. Ч. или собраниях фэйри?
А ведь завтра рабочий день, последний понедельник перед отпуском. Целый месяц спокойствия и ничегонеделания, масса свободного времени, никаких нервотрепок и поездка в Мираэль. Что же она будет делать целый месяц без работы.

+2

10

- Слышал тут семью людей вырезали… - Буркнул Генри под нос, заинтересовавшись собственным маникюром. – А что если сейчас сюда прилетит что-то массивное и обжигающее и одним махом грохнет всю нашу шайку? А что если мы собираемся пренебречь законом во имя спасения и нам не нужен сующий свой нос куда не звали Страж? – Впрочем все эти бурчания были скорее для имиджа, ибо стойкая психика Тени и невероятная способность монотонно игнорировать сами по себе сводили всё желание выебываться на нет. Таким образом Генри начинал скучать, если на его болтливый фарс не велся никто и искал новых зрителей. Его натура жаждала быть в центре внимания столь же сильно, сколь и стремилась провоцировать. Неизвестно почему он еще оставался жив, возможно тому причиной была только вампирская регенерация.
Но вот кто точно тайно и тихо поддерживал его бунты – это Кера. Возможно она сама того не ведала, но часто взбалмошно поддерживала жгучие стремления Генри к веселью.
- Почему бы нам просто не захватить этого ублюдка и не выбить всю нужную информацию? – Генри скучал. – Ломаешь палец – ждешь ответ. Ломаешь палец – ждешь ответ… Или как у вас там в тюрьме принято? Стрела в колено, подвешивание за ребро, срезание мяса? – Невинно смотрит на собравшихся, на полном серьезе интересуясь. Да-да. В голове коронованного главы нереальных размеров снаряд.
Генри стаскивает корону, вертит ее на пальце как баскетбольный мяч, подбрасывает, ловит локтем и прогоняет по плечам к другой руке. Стальная золоченая цацка звенит о ремни, размашистым жестом возвращаясь на голову короля.
- Так значит стоит только поспрашивать кто вхож в собрание фейри и мы узнаем о чем там ведутся диалоги? – Генри заинтересованно разглядывает стекляшки, которые выудила Кера. Особенно те, что способны изменить личину. Генри тянется к ним, словно сорока, среагировавшая на оставленные без присмотра на подоконнике сокровища модной дамы. Они и блестят, и манят, и полны интересных возможностей. – О как! Говоришь, что рога и копыта будут? А долго? А интеллект пострадает? А тестирования проводились? – Генри уже вертит бутылочку в руке. – Только пить я не буду. Сначала вы. – Колбочка исчезла в рукаве. - Поймите правильно, но я один. А вас двое… - Паранойя холодом окатила плечи, лизнула затылок и зашептала на ушко обезличенным голосом «они здесь для того чтобы арестовать тебя, Генри». Король отступил на шаг и коршуном прищурился. Он отчаянно делал вид что ничего не знает о готовящейся засаде, но все же зажевал губу и больно укусил себя дабы пустить крови Вдруг шальная стрела угодит прямо в сердце? Будет несколько секунд чтобы успеть залатать дырку, иначе все. Генри взмок. Ему очень хотелось жить. Лучшая защита – это нападение.
Королю показалось, что прокушенной губы для регенерации мало и он тут же вцепился зубами в собственное мясо на предплечье. От боли едва не заскулил, но только сильнее вцепился в мясо, чем вызвал еще больше боли. Напрягшиеся нервы немного отрезвили короля и паранойя отступила. Ненадолго.
Так собственно и дослушивал, слизывая проступающую на коже от острых зубов кровь.
Плесь!
Король сильнее стиснул челюсти, подавив в себе жажду булькнуть даму нахрен с моста. С царем, так?! Пущай тоже искупается. Медленно клыкастая замазанная собственной кровью пасть разжалась, Генри вытер с лица неизвестную жижу, стряхнул остатки под ноги и уставился на Керу таким тяжелым взглядом, что с неба немедленно должны были посыпаться кирпичи на ее голову. Чем она там в рожу плеснула – неизвестно. Слова словами, но вдруг это кислота какая?
Генри улыбается, надвигаясь на даму, тянет руки, чтобы вцепиться в ее тушку и осуществить план «купание 0.1.». Да и мост-то не сильно высокий…

+2

11

Недавно старый знакомый Тени из Латт Свадже посоветовал ему дыхательные практики в ответ на очередную возмущённую тираду о работе — в шутку, конечно. Прямо сейчас, впрочем, он готов был воспринять эту рекомендацию всерьёз и всерьёз же попробовать пару методик. «Сажать на цепь», действительно? Слишком откровенный удар по больному, чтобы оскорбиться по-настоящему, но осадок всё равно остался. Скользкий, мерзкий осадок, не позволивший сразу сосредоточиться на чужих словах. Прекрасная благодарность за пробуждение посреди ночи и чёртову Картограмму, ничего не скажешь.

Отстранённо листая газетные вырезки, Тень даже не пытался вчитываться в заголовки. Только тогда, когда его внимание привлекли знакомые имена, он вдруг встрепенулся и забарабанил пальцами о парапет, вспоминая. Госпожа Люпен из этих светских столичных жителей и господин Яшер, часовщик. Да, те самые прославленные на весь Валден ксенофобы из наигустейших сливок общества, давно состоявшие на особом счету у аналитиков. Вечные гости папок «главные подозреваемые» и «улик не найдено». По долгу службы Тени часто приходилось листать газеты, так что новая информация шокирующей не стала. И всё-таки...

— Октябрь и ноябрь, — заметил он как бы между делом, поднимая глаза на О’Брайан. — И даже немного сентября. Раньше это были официальные домашние собрания клуба именитых граждан Валдена, но клуб распался. Чего, впрочем, не скажешь об этих сборищах...

Если Люпен с Яшером и вправду были замешаны в деле об А.Ч., Тень обязан получить этому подтверждение любой степени значимости. Значит, пробраться в стан врага напрямую и посмотреть на ситуацию изнутри — в этом состоял план госпожи маленькой начальницы. Слишком рискованно, чересчур нагло, но определённо стоит того. Определённо.

Убрав газетные вырезки в сторону, Тень вытащил из кармана сложенную в несколько слоёв Картограмму и расположил её здесь же, на парапете, не особенно церемонясь. Кодовые слова он произнёс заранее, так что артефакт был полностью готов к использованию. Оставалось только разобраться с этим — как там сказала О’Брайан?.. Фэйри, разносчик посланий, работал вчера ночью... Нет, всё ещё слишком мало информации: рябь из имён и мелькавших тут и там следов заметно поредела, но отыскать в этой белиберде единственно верный вариант по-прежнему не представлялось возможным.

— Так как он... — Мелькнувшая прямо под носом бутылка — и что-то искристое перед глазами. Искристое и мокрое. — ...выглядел.

Предупреждать надо, между прочим. Мало ли вокруг нервных личностей; в любой другой ситуации, не будучи окончательно вымотанным, Тень мог среагировать совсем по-другому.

...ну да. По-другому, но не настолько же. Адекватным Рейнольдс, мягко говоря, не выглядел. Смерив скептическим взглядом прокушенное плечо, Тень на пару секунд вернулся взглядом к Картограмме, а когда поднял глаза снова, то осознал — отвлекаться не стоило. Большинство уважающих себя представителей боевого отдела в такие моменты сразу хватались за кобуру, но он так и не выработал этой славной привычки. Один рывок — и ладонь крепко вцепилась в здоровое плечо вампира. Угрозу Тень чуял почти так же остро, как страх, — за версту.

— Спокойно, — размеренно, едва не по слогам проговорил он сквозь стиснутые челюсти, чуть сжимая пальцы. — Не разводите панику, господин Рейнольдс. У нас здесь важная операция по спасению собственных шкур, и вы её непосредственный участник. Это ясно, я надеюсь?

Просто превосходно. Один параноидальный Рейнольдс с прокушенным плечом и одна излишне энергичная О’Брайан с этой её бутылкой и полным отсутствием манер. Идеальная команда — не столько для грамотной диверсии, сколько для массового самоубийства.

— Как я уже сказал, — начал Тень, оборачиваясь к главе учёных, но далеко не отходя, — этим собраниям не меньше полугода. Мирный характер, ничего подозрительного не выявлено. Официально они под крылом госпожи Люпен — слышали о такой, может быть. Что касается разносчика посланий... Мне понадобится помощь, — он кивнул на Картограмму, тем самым предлагая О’Брайан самостоятельно оценить все её приятные свойства. — Просто вспомните этого своего фэйри как следует и коснитесь пергамента. Она может слегка сопротивляться, но вы найдёте общий язык. Это нетрудно.

«Даже для вас, с вашей упёртостью», — мысленно добавил Тень, на всякий случай смерив Рейнольдса ещё одним предупредительным взглядом.

Когда-нибудь эта игра в терпеливого воспитателя ему обязательно надоест.

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Настоящее » 21.04-22.04 Rear window