Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 20.02. Что вам известно о драконах?


20.02. Что вам известно о драконах?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время:  20.02  Год Красных Яблок
Местоположение: Норвежский лес
Участники:Лир, Кера
Предыстория: Парочка ученых решила разузнать почему льды в Норвежском Лесу никогда не тают. Снег, метели, Ледяные Драконы - все включено.
Желаете ли внезапностей от мастера? конечно

+1

2

Хотя февраль близился к концу, но зима не спешила уходить.Она укутала Валден белым одеялом снега. Крупные снежинки падали с неба пушистыми хлопьями. Снег уютно скрипел под сапогами. Мягкий свет лился из окон лавок и магазинов.
В такую погоду больше всего хотелось сидеть в тепле и есть что-то вкусное и горячее, например сладкий пирог.

- Черт! - Лир споткнулся о камень, который не заметил за сугробом и едва не упал. Падение, вероятно, было бы для него смертельным, ибо тяжелый рюкзак за спиной придавил бы его, а усталость не позволила бы подняться. Тогда он заснул бы в снегу и с этим изнуряющим походом было бы покончено. Однако, Воля уберегла его от падения. Он распрямился и устало выдохнул. Сложно было сказать, сколько они уже идут в лесу. Но достаточно, чтобы радость ученого сошла на нет и появилось чувство утомленности и непонимания, почему в такую погоду они здесь, а не в Башне, где тепло и уютно.
"И зачем мне вообще способность управлять льдом, если это не дает устойчивости к холоду?" - ворчливо подумал он.
- Знаешь, Кера, - начал он не оборачиваясь, - лично я намерен встретить этого Ледяного Дракона в любом случаи!  Не зря мы же сюда пришли. В феврале! - Лир говорил так воодушевленно, что смог  даже самому себе поднять настроение. На некоторое время

●●●
- Далей что хочешь, а остаюсь на привал! - Лир снял с себя рюкзак и кинул его на землю, а сам потер спину. Они прошли уже прилично и вышли к небольшой поляне, где вполне удобно было расположить палатки. Ничего интересного они пока не нашли, а может слишком устали, чтобы искать.
- Думаешь Дракон обитает здесь потому что тут холодно или тут холодно, потому что тут обитает Дракон? - спросил он и начинал разбирать вещи для привала. Он уже давно заметил, что тут намного холоднее, чем в городе. А вообще растет ли тут хоть что-нибудь под слоем снега, если тут вечные льды? Лир решил, что выяснит это позже, потому что сейчас он слишком устал, чтобы копаться в снегу

+1

3

Норвежский лес. В феврале.  Ради исследований структуры вечного льда, вероятности получения парочки эссенций и еще ради одного, микроскопического, шанса встретиться с Ледяным драконом.
Во имя всего святого, экспедиции с более сложными условиями Кера не могла припомнить за все годы своего пребывания в Сказке. Были дожди, были грозы и сбивающие с ног ветра, было даже подводное землетрясение однажды, но метель и набивающийся во все незащищенные места снег? Уж лучше снова подводное землетрясение пережить.
- Я думаю, что не буду откапывать тебя из-под сугроба, когда твою палатку снесет ветром и заметет снегом сверху. – Кера оттянула натянутый на нос шарф. В рот тут же набился снег, который ученая поспешила выплюнуть. Чертов холод, его женщина ненавидела даже больше комочков в каше и ежемесячных собраний глав. – Ты собрался ставить палатку на открытом месте? Боги, Лир, ну выкопай хотя бы яму в снегу.
О’Брайан махнула рукой следующим за ней людям и фэйри, давая знак остановиться. Кое в чем малыш Лир, годившейся ей по возрасту и мышлению во внуки был прав – дальше идти было невозможно, метель не давала видеть дальше пары десятков метров и успокаиваться, по всей видимости, не собиралась. Предполагаемые скопления вечного льда были в глубине леса и должны были быть видны издалека – но метель, но снег, но чертов холод! Кера снова натянула шарф на лицо и поправила меховой капюшон шубы. Шуба была отдельной причиной ненавидеть холод. Толстой, тяжелой и мешающей свободному передвижению проблемой.
Кто-то подергал ее за рукав. Ученая обернулась.
- Я забыл положить в сумку пламенный мох. – На лице Финна мешались стыд и неловкость. Он съежился и только тяжелая шуба и плотный снег под ногами мешали Кере отвесить ассистенту подзатыльник. Он забыл положить в сумку пламенный мох, человек, ответственный за огонь и тепло, забыл взять с собой топливо и теперь они застряли посреди метели в проклятом лесу без возможности развести костер и согреться. Точнее, развести-то было чем, сама О’Брайан не расставалась с огнивом и растягивающейся на месяц пачкой сигарет, но вот поддержать огонь было нечем. – Извини.
Подсчет до пяти не помог. До десяти тоже, и до двадцати. Глава ученых взвыла и вцепилась в шарф Финна, притягивая его к себе и то и дело встряхивая с силой.
- А свою коллекцию плюшевых медвежат ты не забыл, значит? – рявкнула Кера, хлопнув ассистента по поясу, на котором действительно болталась длинная связка маленьких плюшевых игрушек в виде разноцветных медведей. Кажется, это были амулеты, но прямо сейчас женщине было плевать как на медведей, так и на чувства несчастного Финна. Перспектива ночевки на холоде не прельщала от слова совсем. – Ты бы так в отдел магзоологии заглядывать забывал каждый день!
Да что с него взять. Кера отпустила ассистента и потерла нос, больно царапая его шерстью перчаток. То, что ни одна экспедиция ученых без происшествий не обходится, знала чуть ли не половина Валдена, но столь нелепое начало даже для гильдии безумцев было слишком. Роли были распределены, груз тоже, все было замечательно – так какого черта, спрашивается, Финн не мог сказать об этом раньше, когда еще не поздно было вернуться в ближайшее поселение?
И вокруг одни холодные снега и замерзшие стволы деревьев, половина из которых была скована льдом.
- Просто ничего не говори. Иди помоги установить палатки, - Кера скинула собственный тяжелый рюкзак и пихнула его в руки Финна, - я разберусь.
Как всегда. Казалось бы, взрослые и серьезные существа, должны понимать всю серьезность исследований, но нет – словно дети неразумные, господа ученые создают вокруг себя хаос.
Если задуматься, за это она и любила своих сотрудников, за хаос, жизнь и бесконечную энергию. Но не прямо сейчас, нет – прямо сейчас одного конкретного сотрудника хотелось порвать на мелкие кусочки. А чем, спрашивается, занят географический гений всея башни? Вот уж кому невозможно испортить настроение. Всегда весел, всегда энергичен, всего поставляет больше всех проблем.
- Лир, расчехляй свои навыки путешественника, - Кера дошла до беспечно распаковывающегося Лира и чихнула. Нос щипало от мороза. – Финн забыл пламенный мох, мы идем искать ему замену. Моху, не Финну.
Женщина невольно улыбнулась. Да уж, сложно найти замену своим растяпам.

+1

4

Когда Кера подошла к нему, Лир уже разобрал все свои вещи и внезапный порыв творчества заставил его оставить все важные дела. Он стоял перед ледяной глыбой и задумчиво тер подбородок. Лед был несложным материалом, если речь идет, например, о сплошной стене, но когда нужно сделать более сложное, то это уже не так легко. Возможно, дело в том, что Лиру не хватало практики? Он не так часто создавал ледяные скульптуры. Главным образом потому, что лед быстро тает.
Поэтому Лир стоял напротив ледяной скульптуры, напоминавшей огромную фасолину. Он резко обернулся к Кере и заговорил:
- Я назову ее "Падение Финна" ! Нет! "Кера ест голову своего сотрудника. Композиция со слов очевидцев!" - Лир провел руками в воздухе, будто над его головой должны были появиться слова. Выглядел он крайне довольным и наконец-то обратил внимание на то, что ему говорили.
Он прижал руку к груди в театральном жесте:- А что ты мне сказала, когда я собирал свой аккордеон? "Нет, Лир, даже не думай!"
То,что Лир был проклят Волей за то, что попытался спеть о ней песню было известно уже всем ученым. Как ни странно, Лир научился извлекать из этого пользу.
- Но нет. Ты доверяла Финну больше чем мне и что теперь? Но, так и быть, я тебя прощаю! - Лир, кажется, закончил свое представление. К несчастью умение создавать ледяные скульптуры действительно не давало устойчивости к холоду, -Что от меня нужно?

Отредактировано Лир (2018-04-29 06:56:48)

+1

5

Если бы не страх приморозить ресницы к векам, Кера бы закатила глаза, но увы и ах, холод и снег мешали обзору. Так что глава ученых ограничилась складыванием рук на груди и тяжелым вздохом в шарф.
- Ты думаешь, что твой аккордеон горел бы всю ночь и согревал весь лагерь? – поинтересовалась женщина и осмотрела ледяное нечто. В ее мире такие скульптуры назывались произведениями современного искусства и стоили больших денег, разве что создавались они не изо льда, а из нержавейки. – И я не ем головы своих сотрудников, Лир. Я ем их сердца и только в случаях особого непослушания или дерзости. Осторожнее со словами, - О’Брайан положила руку в толстой перчатке  на грудь Лира и тут же отняла ее, - особенно в присутствии посторонних.
Это разговор происходил не в первый раз. Лир дерзил, Кера грозила урезать зарплату или понизить в должности, Лир снова дерзил, Кера отправляла его в наказание помогать Альберту с бумагами – и ничего не происходило. Нет, на определённое время ушастый учёный затихал, но потом снова возвращался к старым привычкам.
Где-то за спиной неловко пытался уйти от вопросов других ученых Финн. О’Брайан внимательно посмотрела на происходящее, оценила обстановку и отмахнулась – справятся и без нее. А вот пламенный мох – нет. Спасибо, Карл, за пьяные признания в любви пламенному моху и его свойствам. Легко воспламеняющееся оранжевое растение, растущее на деревьях даже в самых суровых условиях, используется путешественниками для поддержания огня и зельеварами для приготовления околонаркотических составов. Пламенный мох и пеял - вот и все гербологические познания главы ученых.
- Мне нужно, чтобы ты пошёл со мной и потом привёл обратно в лагерь. Да и лишняя пара рук в сборе мха не помешает, - Кера выловила из вещей Лира опустевший тканевой мешок и запихала его за пояс шубы. – Финн занимается палатками, оставь. Метель усиливается, и чем раньше мы найдём мох, тем лучше.
Ученая развернулась и, махнув рукой, побрела в сторону заледеневшего леса. Чёрные стволы деревьев казались в белом мареве исполинскими монстрами с лапами-ветвями и ногами в единичном экземпляре, ноги утопали в сугробах по колено, а вмерзшие в прозрачные пластины льда листья сверкали в мутном свете, когда соприкасались краями. Это было бы красивым зрелищем в иные времена – но не сейчас, когда проклятый холод хватал за лицо. О, Финн, забери тебя семеро, чтобы ещё раз доверить ему позаботиться о снабжении! Вот что бывает, когда не контролируешь происходящее самолично.
- Не отставай, - повысила голос Кера, перекрикивая шум метели, - и не теряйся из виду. Нам нужно темно-оранжевое растение, оно выглядит как неаккуратная борода и растёт на деревьях.
Должно расти, по крайней мере. Страшно представить, что будет, если на деревьях не окажется мха или если один из них потеряется в метели. Следы заметало быстро и надёжно, и вся надежда на успешное возвращение в лагерь была на Лире.
Серьезно, больше никогда и никому доверять сборы она не будет. И эта экспедиция точно станет последней, в родной башне намного теплее и уютнее. Что было сначала – ледяной лес для Ледяного дракона или Ледяной дракон для ледяного леса? Оба ответа неправильные, сначала были умные идиоты, которые поперлись в метель без пламенного мха.

0

6

Лир выслушал ее и кивнул. Как обычно, он пропустил мимо ушей ту часть, в которой Кера намекала ему на то, что начальству дерзить не следует. Они оба знали, что Лир неисправим.
Почему она выбрала в спутники именно его, было, в принципе, понятно: Лир был неподражаем и незаменим. Ну, еще у него была карта, над которой он упорно работал с тех самых пор, как пришел к ученым. Карта, на которой отображались географические изменения в Сказке, так что если она вдруг решит за время их прогулки построить между ними и лагерем горы, то на карте это отобразится. Но Лир надеялся, что Воля не настолько сильно их ненавидит. Вообще, пока картой мог пользоваться только Лир просто потому, что на ней было куча пометок, а в некоторых местах проступало творческое прошлое Лира и географические объекты были излишне стилизованны.  Лир, если честно, не был уверен, хочет ли он сделать ее читаемой для всех или оставить только для себя.
Но, вообще-то, решение этой важной проблемы можно оставить и на другой, более теплый случай.
Сейчас же Лир высматривал мох, подходя к каждому дереву.
И ничего.
Лир поежился. Снег уже забился в рукава и сапоги. Волосы, хоть и были собраны в хвост, но выбивались из капюшона и Лир пытался заправить их, но делал только хуже, потому что теперь они заледенели и торчали во все стороны.
- Знаешь, что самое смешное, - начал он, в очередной раз пытаясь убрать волосы с глаз, - умереть от  холода, будучи ледяным магом! Нет, действительно. Мы тут скоро в ледышки превратимся, а все, что я могу - это создать еще немного льда!
Многие скажут, что Лира вообще невозможно расстроить, но сейчас за его болтливостью скрывалась тревога.  Он не хуже Керы понимал, что если они не найдут мох, то не переживут эту ночь, а чем больше они с Керой находятся в этом лесу, тем более уставшими и рассеянными становятся.
- Наши шансы тают буквально на глазах,  - Лир тихо усмехнулся, - Смешно.
Тем не менее, Лир даже не думал о том, чтобы уйти. Он просто не представлял, как они могут вернуться в лагерь и сказать, что ничего не нашли.

+1

7

Холодные деревья темнели в метели. Темно-коричневые, почти черные, выбеленные и скованные льдом, покрытые лишайниками, серым мхом, зеленым мхом – но только не оранжевым. Не пламенным, повсеместно растущим мхом, что горел на протяжении восьми часов и выделял при горении ровный жар. Уже от этого хотелось повеситься, но Лир выбрал именно это время для того, чтобы пожаловаться.
Как будто О’Брайан без него не знала, что каждая минута на счету. Двое в лесу, одиннадцать на опушке – и кто первым замерзнет? Сначала двое, а потом и одиннадцать, которые не дождутся огня и не смогут уйти в этой метели. Заметка на будущее – найти способ управлять погодой, чтобы больше подобного не повторилось.
- Лир, - Кера обернулась и прищурилась. На ресницы сразу налипли хлопья снега, мешая обзору, и женщина проморгалась. – Прекрати драматизировать и держись так, чтобы видеть меня. Никто сегодня не умрет, тем более от холода.
Конечно, если сидеть на месте и мерзнуть, то холод усыпит насмерть. Выход был один – двигаться вперед, через белую пелену и сковывающий мороз, пока не найдутся хотя бы намеки на пламенный мох.
Не находились.
Полчаса они бродили от одного дерева к другому, и ни одной яркой вспышки оранжевого. Только заросший корнями тёмный проем в пещеру. Огромный, чертовски огромный проем – но мох не растёт в пещерах. Кера растерла перчаткой неприкрытые части лица и тут же пожалела об этом – кожу лица обожгло словно огнем.
Возможно, она ошиблась и пламенный мох не растёт повсеместно и конкретно в Норвежском лесу нет ничего, кроме вечного льда и холодных стволов. Боги, Воля, перепады давления и горный климат, как можно быть столь бессердечными ублюдками и устраивать вечную мерзлоту в одном отдельно взятом лесу? Как здесь выживают животные и птицы? Хотя, если подумать, животных и птиц Кера не замечала.
Она остановилась около огромного провала и встряхнула Лира за плечо, присматриваясь к нему. Без шапки, с натянутым на самое лицо капюшоном и с оледеневшими прядями волос он отнюдь не казался привычным Лиром, который в считанные секунды мог привести свою начальницу в состояние крайнего раздражения или выпросить папу лишних артефактов из отдела изучения магических аномалий. Обычный приунывший фэйри с острыми ушами и покрасневшим носом. Кера молча сняла с себя шарф и обмотала его вокруг шеи непутёвого сотрудника. Один мох забыл, другой шарф, третий заливается веществами в комфорте – ни одного нормального существа!
- Лир. – О’Брайан нахмурила брови и с силой сжала плечо сотрудника, - Посмотри мне в глаза, мне нужно, чтобы ты посмотрел на своей карте, в какой части леса мы находимся. Я помню, что на юге было теплее и росли другие растения.
До юга они, конечно же, не дойдут до вечера. Но если на юге росли другие растения, то возможно, стоило пойти сразу на юг, а не ходить во вьюге куда глаза глядят. Она ничем не лучше Финне, если не обдумала маршрут сразу – но чертов мох должен был, просто обязан расти на деревьях! Это же сорняк, что растёт повсюду. Растение-паразит, что пару лет назад уничтожило целый перелесок неподалёку от лагеря комедиантов.
Жаль, что не их самих. От одной отдельно взятой комедиантки-перевертыша Кера бы с удовольствием избавилась, да вот только та отличалась на удивление сильной выживаемостью.
Не то, что бы О’Брайан пыталась ее убить или запереть где-нибудь. О выживаемости вышеупомянутой комедиантки легенды слагали и секретные архивы писали.

+1

8

Лир уже не столько искал мох, сколько ходил за Керой, обнимая себя за плечи, и сонно хлопал глазами.  Он пытался зацепиться за какую-то мысль или сказать что-то остроумное, но не выходило. Не было сил даже злиться на Финна, который был виной всему этому. Хотелось залечь в ближайший сугроб и заснуть.
Раз уж они все равно все обречены....
Когда Кера схватила его за плечо, Лир уже почти спал. Он недовольно буркнул и потряс головой, чтобы скинуть сонливость. То, что Кера отдала ему свой шарф, оживило и пристыдило его. Молодец, Лир, скинул на даму всю работу. Ученый зарылся носом в пушистый шарф и окончательно проснулся.
- Я ничего не смогу посмотреть, если ты сломаешь мне плечо, - Лир усмехнулся, возвращая себе свое хорошее настроение. По крайней мере, его видимость.
Замерзшими руками Лир развернул карту и начал внимательно ее изучать. В ситуации, когда в глаза лез снег, а ветер стремился вырвать кусок бумаги из рук, это было проблематично.
Предметы на карте не были статичны. Например, изображение реки двигалось, изображая течение, а над Норвежским лесом прямо сейчас висела туча и падали, нарисованные снежинки. Лагерь тоже появился на карте в виде схематичного рисунка палатки.
Лир чуть нахмурился, рассматривая посреди Норвежского леса три точки. Одна - это, конечно, он сам. Вторая - это Кера. А третья? Она была больше остальных двух и находилась еще глубже к северу.
- Мы ушли от лагеря довольно далеко, - но не так далеко, как казалось Лиру, если судить по его усталости, -Юг-там.
Лир развернулся с картой и указал в сторону, где должен был быть юг, который ничем не отличался от севера. Кажется, что в этом лесу холодно было везде и всегда.
- Но смотри,- Лир поднес карту к Кере и ткнул на самую большую точку,- тут что-то есть. Или, точнее, кто-то. Я не знаю, кто, но может он сможет нам помочь?
Предположение Лира звучало весело, но одновременно с тем неуверенно. Лир не хотел признавать, но под этой точкой мог скрываться вовсе не друг, а очень даже наоборот. Или, что вероятно, там вообще могло ничего не быть. Эта карта была все еще не закончена и не всегда была точна.
Выбор надо делать сейчас. Скоро на лес опустится вечер. Они не успеют сходить и на юг и на север. Если они не найдут мох на юге, то не смогут дойти до точки на севере до наступления темноты. Лир напряженно думал о том, где вероятность найти спасение больше. Карта могла врать, а мох они могли просто не найти.

Отредактировано Лир (2018-05-06 03:38:53)

+1

9

Кто-то еще посреди заснеженного леса? Вот это было неожиданной новостью. Кера вцепилась в карту Лира, чтобы присмотреться повнимательнее. Изображение палатки, изображение туч, изображение трех точек... и впрямь, кто-то еще. Ученая стянула края капюшона около носа и присмотрелась – ну да, точки на севере ближе, чем до юга. Потрясающе, просто потрясающе. Выбор между близким и неизвестным и далеким, но в перспективе более надежным. Ученые исходят из данностей, принимают решения в соответствии с ними и никогда не рискуют без твердой уверенности в результате. В теории. На практике все происходило ровным счетом наоборот, и выбор был очевиден. Женщина отдала карту Лиру и взяла его за руку, утаскивая за собой на север.
- Возвращаться с юга, чтобы проверить, кто там сидит, будет глупо. – А может, там сидит какой-нибудь бруг, кэйв или гигантский паук. Очень гигантский и очень голодный, и к тому же не один. Пауки всегда живут стаями… ах нет, точка же одна. Значит, пауки отпадают. – Твоя карта показывает только разумных существ или живых вообще?
Если разумных, то все значительно упрощается. Метель могла загнать одинокого путника в одну из пещер в поисках убежища, и у путника мог быть пламенный мох или его аналоги. Путнику можно было предложить присоединиться к экспедиции в обмен на еду и тепло. Но каких размеров этот путник должен был быть? По карте точка казалась больше точек Керы и Лира раза в три.
- Веди. – О’Брайан подтолкнула младшего ученого вперед. Его чувство направления было не в разы лучше ее собственного, и игнорировать его знания было бы глупо. – Если твое найденное существо сможет нам помочь, я сделаю все, чтобы уговорить его. Или ее. – Кера задумалась. А ведь и впрямь интересно, кто может в одиночку сидеть посреди вьюги и не беспокоиться о возможной смерти от холода в лесу. – Надеюсь, что твоя карта не приведет к разумному монстру на последней стадии филлио, мне хватило одной встречи.
В ранние годы своего пребывания в гильдии очарованная Сказкой и ее темными загадками ученая успела побывать почти во всех уголках мира и встретиться с таким количеством существ различных форм и размеров, что гигантские говорящие черви с крыльями и дюжиной хвостов казались нормальным явлением, в отличие от непредсказуемых разумных монстров, которые то и дело прятались то в болотах, то в пещерах, то в горах. Некоторые из них были миролюбивы, другие – безумны и склонны к агрессии. Самым неприятным воспоминанием женщины была встреча с одной из роэнн, на территорию которой она с Карлом зашла лет семь назад. Роэнн была безумна и ученые даже не поняли сначала, с кем столкнулись. Обычная женщина в темноте, спокойная и приветливая – а потом из-под земли полезли мертвецы и Карл пошел к роэнн и не отзывался до тех пор, пока та ему не рассекла грудь. Им повезло – будущий заместитель отделался шрамом, Кера – парой царапин на ноге от ногтей мертвецов, а роэнн исчезла так же внезапно, как и появилась. Кто ее спугнул или что – неизвестно, но ученые быстро убрались из тех краев.
И честное слово, с подобными монстрами О’Брайан сталкиваться больше не хотела. Одно дело Карл и его медвежьи габариты, и совсем другое – Лир, что был выше самой Керы от силы на пару сантиметров.

+1

10

- Разумных, - коротко ответил Лир и облегченно вздохнул, когда Керриан приняла решение за них двоих. Да, конечно,он знал, что она сделает все, чтобы уговорить это существо помочь им. Если оно там будет.
Лир некоторое время шел молча, рассматривая ориентиры и временами обращая к карте. Кера, кажется, говорила что-то еще. В определенный момент Лир слегка замедлил шаг. Он смотрел в карту, хотя прекрасно знал, что за этим камнем им надо идти только прямо до поваленного дерева.
- Я ничего не обещаю,- сказал он, как бы между делом, как будто они говорили о погоде. Которая, к слову, была ужасна.
Лир не обернулся, чтобы посмотреть на Керу. Он просто убрал карту и пошел дальше. Она и без его слов знала, что уйдя далеко на север, они могут найти ничего. Или злобного монстра. И неизвестно, что лучше.

Чем дальше на север они уходили, тем холоднее становилось. Скоро Лиру стало казаться, что они сами в итоге превратятся в ледяные статуи. Путешествие превратилось в "дойти до следующего ориентира и  не превратиться в лед"
Даже у Лира отпало желание шутить на тему того, что ледяному магу замерзнуть будет крайне глупо. На самом деле они оба шли почти в полной тишине. Разговоры отнимали слишком много сил, да и о чем они могут говорить? Лиру казалось, что оба они думают лишь об одном - о том, что кроется за этой черной точкой на карте. Враг? Друг? Ничего?

К тому моменту, когда они вышли на поляну, посреди которой росло гигантское дерево, Лир буквально не чувствовал ног. И все-таки он нашел в себе силы обратиться к карте. Судя по ней, точка должна была находиться прямо перед ними. Но там ничего не было. Хотя...Лир внимательно посмотрел на дерево и резко вздрогнул.
- Кера...- там, бесспорно, лежал дракон. Его можно было не заметить, так как он сливался со снегом, а путники были вымотаны, но все равно там, под деревом, это был дракон. Что он тут делал - не понятно. Если это тот самый, ледяной, то он должен был жить дальше, где-то в пещере. Но, наверное, Лиру не стоило решать, что должен делать Ледяной Дракон.
- Ты тоже его видишь?

Отредактировано Лир (2018-05-13 03:51:48)

0

11

Пещера была. Дальше. Он не всегда сидел в ней и не всегда там спал. И уж-жасно любил вот так, под высоким деревом, которые были таковыми только в Норвежском лесу, у самых гор Хап, за которыми только неизведанное и далекое, лежать на снегу. Он давно наелся, поохтившись, и теперь предал себя короткому забвению, что смертные именовали сном. Позже обещал придти Паук, принесли знаки и поиграть, но его не будет до ночи, когда не проснутся его мрачные твари под первыми далекими и яркими звездами здесь.

Приближающихся он давно заметил. Услышал, увидел. И все надеялся, что они пройдут мимо и не придется реагировать на них, как будто ему было дело. Хвост нетерпеливо ударил по снегу, подняв столб белого крошево, осевшего искрами на драконе, его старой броне. Дракон открывает один глаз - огромный, синий с белыми прожилками и ледяными кристаллами на дне, и отворачивает громадную морду.

"Уходите".
Голос в голове звенит набатом. Он громкий, грубый и прямой, не взирая ни на какие защиты и артефакты, глупые зелья и силы щенков из Валдена. А он не сомневается, что они из Валдена - ведут себя нахально, гуляют здесь, пахнет от них тем городом, теми людьми и фэйри. Существа из Мираэля обычно падают ниц и начинают что-то там себе бормотать, какие-то глупые молитвы.

[nick]Ледяной дракон[/nick][status]Старейший из драконов[/status][icon]http://i105.fastpic.ru/big/2018/0516/91/7cdbecb2201fdcce82afc17bea32d991.png[/icon]

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 20.02. Что вам известно о драконах?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC