Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 22.04. Дурная кровь.


22.04. Дурная кровь.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 22 апреля. 10:30 AM
Местоположение: Латт Свадже, третий этаж, кабинет доктора Эдриана.
Участники: Йованн, Эдриан Свадже, мед. персонал.
Предыстория: "Кровопийство - дело тонкое. Находясь совсем на другом уровне пищевой цепи, сказочные вампиры хоть и не обязаны пить кровь, но вынуждены серьезно и ответственно относиться к выбору той, которую собираются употребить внутрь. Это должен быть проверенный донор подходящей специализации, находящийся в добром духе и здравии. Только так можно гарантировать отменный вкус и отсутствие возможных пищевых аллергий. Очень важно уделить хранению крови особое внимание. Я рекомендую использовать пробирки из Пеялова стекла, чтобы сводить связь донора со своей кровью на нет. Важно помнить, что связь может длиться до десяти лет. Все испытанные донором эмоции за этот промежуток времени могут отложить вкусовой след на его крови не взирая на расстояния..."
(Отрывок из научной работы доктора Влада Ц. "Кровавый Пир")


Все имеет последствия. Каждая пролитая капля. Но откуда было знать Йованну, что кровь, взятая у главы гильдии Стражей аж четыре года назад может принести столько проблем?


Желаете ли внезапностей от мастера? не откажемся.

+1

2

Откуда же он знал, что все будет так плохо? Четыре года прошло, половина крови была использована на полезные артефакты, а вот вторую половину... Вторую половину вампир решил ради эксперимента выпить. И теперь со страшной головной болью полз к знакомому врачу, который будет задавать минимум вопросов, но максимум поможет. Уж если он, как говорили, помогал жителям Предместья, то и ему... светскому законопослушному гражданину. В конце концов, он траванулся кровью главы Стражи!

Нет, он понимал и помнил, как вампир не первый год, что состояние жертвы и свое собственное очень сильно влияют на кровь. Как и магия, сила, срок и все прочее. А теперь вот решил сделать эксперимент... Такой глупый в итоге... Йованн плелся по улице, пытаясь не скалиться на тех, кто задевал. Особенно у Латт Свадже. Слава всем вампирским богам, потасовки кончились, хотя орденцев все равно приносили, приводили, привозили в больницу. Но, кажется, столпотворение кончилось, и он мог хотя бы не ждать полдня. Съесть кого-нибудь.

Потому что даже если договорился на прием, это не значит, что Свадже не вызвали на какую-нибудь супер-важную-операцию или еще что. Нужно пожертвовать лечебнице лайнов, что ли... может приветливее смотреть будут.
- У меня запись... к Эдриану Свадже на одиннадцать.
"Просто отведи меня, иначе я тебе в шею вопьюсь..."
Конечно, он бы этого не сделал, но как же больно! В Сказке кровь (точнее, магический след ее) выводился не ранее, чем через пару суток, а он просто не выдержит с такой болью 48 часов.

- Эдриан... - уже в кабинете, постучавшись и сцепив клыки. - Утра тебе. Злого.
Проводили, посадили, а он решил постучаться раньше. Потому что дальше уже не мог терпеть. И теперь бледным белокурым существом с тысячей чертей во взгляде стоял перед лекарем, щурясь из-за головной боли.
- Я бы сказал, что больше не буду экспериментировать, но это будет ложь. Сделай что-нибудь с головой, она сейчас взорвется от боли.
Что там Тень делал в тот момент? Проблемы мирового господства решал?!

+2

3

Если коротко - это был понедельник. Да, люди ломали себе что-то, подхватывали разную хворь, калечили друг друга и в другие дни (к примеру, в четверг), но по медицинской статистике в понедельник таких случаев было больше. В довесок, ордена Лояша и Мистре вновь перешли на тесный контакт, а некоторые фейри принялись кидаться на людей. Пациенты так и сыпались, будто Латт Свадже выиграл джек-пот в каком-то проклятом казино.

В общем, суматоха была еще та. Неудивительно, что про Йованна и его "головную" боль Эдриан попросту забыл. Да и в самом деле, беспокоить главврача с такой проблемой... Но вампир все же застал молодого Сваджа как раз во время утренней планерки: тот, вопреки приличиям сидел на столе, окруженный персоналом, и распределял обязанности на сегодняшний день. Он уже был готов выпалить свое любимое "подождите за дверью", покуда не встретился с вампиром взглядом. Боль, ярость, голод. Где-то внутри чутье архонта включило тревогу - очередной темный, нуждающийся в спасении.
- Так! - Эдриан громко хлопнул и указал своим сотрудникам на дверь, - Все на выход! Квинс - операция на тебе. И ради всего, прекратите определять враждующих фанатиков в одну палату! 

Эриан извлек из нагрудного кармана серебрящийся блистер, одну из собственных разработок. Щелчок, - и он уже протягивал Йованну голубую таблетку, похожую на шершавый леденец.
- Держи под языком. Не глотай, даже когда рот станет ватным. Это обезболивающее, - проинструктировал Свадже, осматривая друга, - Паршиво выглядишь, экспериментатор.

- Расслабь… - скомандовал Эдриан оттягивая веко вампира большим пальцем. В другой руке появился сферический предмет, напоминающий кусочек янтаря. Легкое нажатие, и сфера выплюнула луч света прямо в расслабленный глаз. Несколько тонких жгутиков отделились от основного луча и принялись лизать глазное яблоко.
Эдриан поджал губы. Взгляд не обманул. Сосуды багрового цвета с явно выраженными черными вкраплениями, увеличены. Зрачок расширен, нестабилен. А за ним - тьма: бурлящая, скребущая, всеми силами рвущаяся наружу. Во что же ты вляпался, Йованн?

Свадж коснулся уха, активируя дремлющий винг, потратил пару секунд на поиски Джиллиана, главного лаборанта, и громко и четко произнес сообщение:
- Подозрение на начальную гемоноксию. Две.. нет! Три пробирки и линзу на третий этаж. Гриф "cito"!

- Обезболивающее должно было уже подействовать, - Эдриан поправил наручные часы и вновь присел на рабочий стол. И хоть в сложившейся ситуации без анализа крови по-Марсону узнать что-то наверняка было бы попросту невозможно, Свадже все равно упорно перебирал в голове одну теорию за другой. В каком ты дерьме, дружище? Может будет правильнее спросить, какое дерьмо "в тебе"?
На столе щелкнул хьюмидор из красного дерева, и в руках Эдриана завертелась толстая сигара, - Хочешь как другие, без вопросов?

Отредактировано Эдриан Свадже (2018-05-06 02:31:05)

+2

4

Какую угодно таблетку. Какое угодно гадкое зелье - вампир сейчас был готов на что угодно, лишь бы не сожрать кого-нибудь от этой адской боли, что гробила состояние. А ведь столько планов было на сегодня, столько всего хотел успеть!
А теперь он сидит в это кабинете, в Латт Свадже, где со временем появления в Сказке был от силы раза два, и хочет побыстрее выйти. Хотя нет, лучше получить помощь.

"Гадко..."
Лекарство вампира не обрадовало. Осмотр - тоже. Вздрогнул от голоса Свадже - серьезного такого, как будто собирается сообщить новость об умирании. Ничего, и не такое переваривали, стоит только вспомнить кучу наливок, что испробовали с Леонардом у него на кладбище в особо дождливые дни.
- Что за гемоноксия, мать твою, Свадже?

Это даже испугало обычно спокойного вампира. Он готов был зарычать, но слишком уважал друга. Итак... итак, пока он жив. А вопрос был правильным, чертовски, мать его, правильным!
- Все, что я могу тебе сказать - кровь Повелителей ужаса хороша в артефактах, но плохо внутренне. И этот Повелитель был момент отдачи крови не самым радостным и спокойным на свете. И нет, оно тдал ее добровольно! - предупреждая вопросы.

+1

5

- Эй! - он вскинул ладонь с сигарой, жестом перебивая Йованна. - "Без вопросов" - значит без вопросов.
Не то, чтобы ему не было интересно, просто он не доверял вампиру, как и не доверял его рассказу. А лишние слова могли принести лишнюю информацию. Сбить с толку. Уж лучше он подождет анализ и там все узнает. Знаете, как говорят - кровь не врет.

Вампир боялся, а Свадж это чувствовал. Если верить россказням, что темные специализации чувствуют чужой страх как некий тонкий, едва уловимый сладостный аромат, то с архонтами же все было иначе. Страх был похож на смрад. Густой и едкий, сочащийся клубами каждый раз, когда Йованн открывал свой рот. Признаться, именно по этой причине Эдриан и закурил в надежде, что терпкий сигарный дым перебьет запах страха, а так же осознал, что надо бы успокоить его пациента, пока тот тут вконец все не провонял.

Что за гемоноксия? Синдром черной крови. Проще - передоз от темной магии. Нехилый такой передоз, когда эта самая тьма сочиться буквально из всех щелей. Только вот как объяснить это Йованну, чтобы не довести того до инфаркта? Эдриан медленно выпустил клуб дыма, встал и сделал пару шагов к вампиру.   
- Ничего необычного. Расслабься. - Попытался успокоить его Свадже, дружественно похлопав по плечу, - Если коротко и совсем уж понятно, то в крови каждого темного есть следы свойственной вам эссенции. У кого-то больше, у кого-то меньше - тут все зависит от генотипа. Также в организме есть грань - определенный уровень, который эта эссенция не должна превышать. В обычном состоянии за контроль грани отвечает печень, фильтруя и пропуская через себя определенный процент темной эссенции вместе с кровью. Ты же.. - архонт демонстративно развел руками, - хлебнул НАМНОГО больше, чем твоя печень в принципе в силах пропустить. Итог - почти полная дисфункция печени, повышение уровня эссенции в крови, интоксикация тьмой и вот ты сидишь передо мной, извиваешься и страдаешь.
На последок Эдриан издал слабый, хриплый смешок, невольно понимая, что, скорее, еще больше напугал вампира, нежели успокоил. Еще одно облако дыма наполнило кабинет и сигара отправилась в пепельницу. - Вот такие дела, дружище.
 

В дверь постучали. Четыре коротких удара, полуминутная пауза, как немой вопрос "У вас снова ЭТИ пациенты?", и в кабинет вошел невысокий юноша с металлическим подносом - тот самый Джиллиан.
Если бы не белая форма и герб Латт Свадже, его бы было невозможно принять за часть персонала: черные растрепанные волосы, глубокий шрам, огибающий большую часть левой щеки и пересекающий тонкие губы, и холодный расчетливый взгляд почти бесцветных глаз, так свойственный жителям Предместья. Хотя, это совсем другая история.
- Ты сам обработал линзу? - Эдриан схватил стеклянный диск с подноса и, щурясь, принялся разглядывать его поверхность, - В пяти процентном ликсанидиуме?
Джиллиан кивнул, что-то показал на пальцах и указал на вампира.
- Нет-нет... - Свадже на секунду оторвался от линзы и бросил беглый взгляд на изнуренного болью вампира, - это друг. Не волнуйся, я сделаю все сам. Подготовь шприцы. 
Пока Джиллиан гремел подносом, архонт зафиксировал блестящий диск на столе, используя опору из трех латунных фигур, извлеченных из внутреннего ящика, и теперь наносил какой-то символ на линзу с помощью той же янтарной сферы, которой недавно сканировал вампиру глаз. Какой бы продвинутой медицина в Латт Свадже не была, но со стороны она походила больше на магию нежели на точную науку.
Джиллиан закончил первый. Подсунув поднос со шприцами поближе, он мельком взглянул на Йованна и вновь изобразил какие-то жесты, ведомые лишь архонту.
- Нет, он от природы бледный. - Эдриан подмигнул лаборанту, аккуратно завершил символ и, улыбаясь, весьма фамильярно произнес: - Господин Йованн, не стесняйтесь, снимайте верхнюю одежду.

Отредактировано Эдриан Свадже (2018-05-06 02:30:12)

+2

6

Йованн постоянно забывал с лекарями, что им-то все равно порой, какую кровь кто пил. Это не сбор вампиров и не подпольные махинации с амулетами и зельями, чтобы думать о донора. Тут другие правила, по которым Йованн не хотел бы играть просто потому что это больница. Кто тут вообще играть хочет?

Про страдаешь и извиваешься - это точно. Но Йованн даже рассмеялся, правда быстро об этом пожалел - все равно было нехорошо для громких эмоций и впечатлений. Но все равно объяснение Свадже отчего-то очень развеселило, было бы о чем веселиться, правда, в таком-то состоянии...
- Это, типа, алкоголизм в три раза быстрее?

Помощник, больше похожий на демона-ветерана, напряг Йованна. Он понимал, что ничего плохого ему лекарь не сделает, но стресса в больнице явно прибавлялось. А терпения у вампира - явно убавлялось, особенно из-за собственной беспомощности, в которую приходилось даже не играть. Жить в надежде, что через пару часов его отпустит. Или хотя бы часов, а не лет!

А вот за манипуляциями следил. Старался. Пока приглушенная таблеткой боль позволяла. Нет, вампир никогда не стремился лечить - разве что настойками, но то было не из благих побуждений, а за деньги. А тут медицина во всей красе, хотя вампир еще помнил обычную, земную. Светлые стены и запах лекарств.

Удивленно приподнял бровь. Хотя укол ведь. Ладно, любую боль перенесет, чтобы избавиться от этой. Не разговаривающий демон-ветеран нервировал все больше, но вампир послушно распутал шнуровку обычной мягкой рубашки, на "юном" вампире напоминающей тунику, и оставил рядом. Посмотрел. Мол, и дальше что?
- Что это вообще, Свадже?
"Господин" он проглатывал уже как пару лет, как и со всеми, кто два года вынес вампира не только из разряда купи-продай.

+1

7

- Не думай об этом. Сфокусируйся. Будет... больно. - Эдриан не хотел ни врать, ни отвечать.
Первый образец он решил взять из груди, чуть выше и левее солнечного сплетения. Пальцы нащупали еле уловимый бугорок, и холодная игла с присущей ей легкостью медленно вошла в бледную плоть. Раздался приглушенный хлопок, как будто кто-то лопнул пузырь защитной пленки, и в шприц хлынула темная кровь.
В случае с вампиром Эдриан старательно избегал попадания в сосуд или вену: такая концентрация темной эссенции сильно влияла на регенерацию даже у вампиров, и кто знал, как далеко могло бы распространиться поражение от одного единственного прокола. Не меньшая сложность заключалась и в том, что тело Йованна начало претерпевать изменения. Прежде мертвенно-бледная кожа уже успела покрыться легкой черной паутиной из набухших пульсирующих капилляров. 

Первый шприц был полон уже через минуту. Свадже аккуратно извлек его, прикрыл след ватным тампоном и направился к своему столу.
- Продолжи, Джил, где-то между печенью и желчным.
Просвечивая содержимое над прибором на столе он заметил, что кровь темнела на глазах. Такая странная патология слегка насторожила. Пока Джиллиан занимался Йованном, Эдриан дважды встряхнул шприц и опорожнил вспенившуюся кровь на линзу.
Архонт что-то шепнул механизму, и диски под линзой загудели, начиная свое вращение. Следом из линзы ударил столп света, создавая в воздухе над ней голографическую проекцию извлеченной крови под многократным увеличением. Свет плавно перешел в розовый диапазон, постепенно насыщаясь цветом и мириадой кровяных телец. Но вот мелькнул черный цвет. Один раз, два раза, три...

А потом сработали защитные чары и все потемнело.
Электропитание в комнате перешло на аварийное, подготавливая помещение к карантину.

Это была не гемоноксия. То, что первоначально было ошибочно принято за заражение крови, на деле оказалось не чем иным, как мутацией. Завершенная проекция показывала, что изменению подверглась вся структура крови: эритроциты, тромбоциты, лейкоциты - все они были переплетены и обвиты десятками крошечных черных щупалец. Организм вампира стремительно пытался обратиться в повелителя. Но это была не единственная проблема.       
- Нет! - Вовремя успел среагировать Свадже. Еще секунда, и крепкие руки Джиллиана без лишних колебаний свернули бы Йованну шею. Он тоже понимал опасность их положения.
- Не смей! - Эдриан кинулся к вампиру, извлекая из него второй шприц и отталкивая от него своего помощника. Тот скалился, щетинился, пытался что-то яростно доказать на языке жестов.
- Нельзя их просто убивать. - Свадже в гневе швырнул шприцы в сторону. - Вон. И никому ни слова - это приказ.

Джиллиан остановился у порога. С минуту он пристально смотрел на Свадже, после чего изобразил какой-то замысловатый жест и скрылся за дверью. Раздался сигнал, повествующий о включении карантина в кабинете и дверь захлопнулась.

Погас свет.

Эдриан резко развернулся. В окружающей тьме четче всего было видно глаза архонта, пылающие праведным гневом. Рука тотчас вцепилась вампиру в челюсть с такой силой, что, казалось, еще вот-вот - и она раздавит её как скорлупу.   
- Ты.. ты хоть понимаешь, ЧТО притащил в мою больницу?
Свадже стоял над ним, давя своей светлой аурой, как сияющий исполин, и выжигал взглядом.

Отредактировано Эдриан Свадже (2018-05-12 23:30:35)

+2

8

Больно? О да, было! Он старался не смотреть. И не смотрел. Потому что кровь-то он любил, но вот из себя отдавать обычно не торопился, особенно ученым и лекарям. Вампир мученически сжимал зубы, сжимал кулаки и пытался вытерпеть. Что-то там делали, втыкали шприцы и вытаскивали из него... что?

А потом свет погас, и Йованн открыл глаза.
- Что происходит? - несколько хрипло.
Вряд ли у них в Латт Свадже проблема с оборудованием. Лечебница финансировалась как ничто другое - это он, как торговец,знал точно. Ведь сам видел отчеты, цифры...

И хорошо, что не пытался применить силу. Потому что непонятно было, что произойдет. Впрочем... Впрочем он не пытался ровно до того момента, как Свадже не отправил помощника и сам не вцепился ему в лицо.
"Убери руки, мать твою..."
У него не было крови с собой, чтобы выпустить хлыст и помочь себе. Но это и не потребовалось. Черный и более разбросанный, чем привычно, он рванул позади Свадже, разбив какой-то шкафчик.

Взгляд Йованн был непередаваемым. И восхищенным. Вампир всегда тяготел к безумным экспериментам, не только с кровью. Тела у некромантов, эмоции у бестии... Он смотрел во все глаза и... улыбался. Насколько мог в такой хватке. Перевел взгляд на Эдриана.
Матьтвоюсвадже, что это?!

Он бы хотел вызвать еще раз. Попробовать. Распробовать на вкус эту тьму, которая звала и манила к себе, как мотылька на огонь. Как всех Повелителей звала их личная черная Бездна однажды в жизни.

+2

9

Свет от линзы тускнел с каждой секундой, гул затихал, и через мгновение кабинет накрыла густая тьма. По настоянию Эдриана в таких ситуациях не было принято использовать ни аварийные огни, ни прочие мигающие при карантине лампочки, и единственным источником света оставались высокие окна с темными сиреневыми сумерками позади. По стенам в дикой пляске носились уличные тени, черными змеями бились в стекла, опрокидывали предметы, устремляясь в центр кабинета к вампиру и архонту. В конечном итоге, они обвили и их.

А в глазах у друга была темно. Вкус всесилья манил внутреннюю, изнывающую от голода, Тьму. Она скалилась и смеялась над Эдрианом; над его стараниями изменить уже выбранный Путь.
Глупец, говорила она.
Я не вторгалась в него.
Он сам впустил.
 

- Послушай меня, Йованн. Послушай очень внимательно, - Свадже все еще не ослаблял свою хватку, так как только так он мог контролировать и хоть временно, но подавлять ту темную энергию, что бушевал в его друге, - Иногда грань между верным и неверным столь тонка, что осознание ошибки придет к тебе уже слишком поздно. Если придет вообще, - Он чувствовал, как тьма противится: пульсирует под челюстью вампира, переливается, стремится завладеть каждой клеткой его тела, проникая все ближе и ближе к сердцу.
- У тебя еще есть шанс. - Сжимая зубы, не унимался Эдриан, - Борись. Борись с этим. Борись, чего бы оно тебе не сулило.
Пальцы жгло, тьма уже набрала достаточно сил, чтобы начать противостоять архонту. У него почти не было времени. Тени уже подступали к шее, пытаясь заткнуть его.
- Потому что.. когда.. ты примешь это.. - Последние слова оцарапали горло. - Я убью тебя.

В глазах друга по-прежнему было темно. Тьма утоляла голод бессилия и сулила новые горизонты. Йованн смеялся над Эдрианом, и Тьма смеялась вместе с ним. Вампир выбрал свой Путь.
Глупец, говорил он.
Она не вторгалась в меня.
Я сам впустил.

Отредактировано Эдриан Свадже (2018-05-13 23:09:10)

+4

10

Свадже что-то говорил. Говорил горячо и просяще, и Йованн честно пытался его услышать. Разобрать, глядя на чужие губы, что же он имеет в виду, чем он так взволновал. Ведь все в порядке, ведь все честно. Он так долго ждал ее и впустил, и она расплела свои нити, украла его сердце и свила на его месте гнездо с когтистыми чернокрылыми птицами.

Он так долго искать Тьму, что даже не заметил, как она наконец обрела свое дитя. Преданное и чистое дитя, которое всегда ей служило. Возможно, все дело было в том, что рядом оказался архонт. Возможно, все дело было совсем не в крови Повелителя ужаса, который дал ему всю тьму мира в обмен на всего лишь один проход. Теперь тот мир принадлежит и ему. Он манит гранями и высокими мостами, манит шпилями черной материи и бесконечными дорогами, по которым он идет плавно и мягко, как никогда не умел.

Внутри были раздрай - теперь баланс. Внутри была какофония сомнений - теперь тишина. И Йованн проваливается в нее с головой, пускает в себя и лишь в последний момент мелькает тень страха в ответ на неслышные слова Эдриана. А вдруг Она - обманула? Нет, нет... не могла. Он упорно ищет свое в ней и находит уже в самом себе.

Зачем ты хочешь убить меня, Свадже? Только лишь потому, что я наконец нашел себя и стал темнее, чем был? Темнее, чем ты? Ну так что, каждую бестию убивать на пороге твоей лечебницу? Тьма вокруг мягкая и острая, плотная и тонкая - любая, черт побери! И от этого становится так легко, так просто, что Йованн готов вечно сидеть вот так, слушать ее и обожать.

Отпусти...
Отпусти, Свадже, ты уже ничего не изменишь.

Не своими руками ты создал монстра и пытался помочь. Искренне и честно. Просто не сложилось. Просто не стоит, все бесполезно, нет смысла, я сдался. И обрел. Здесь была бы банальность о том, что стоит порадоваться за друга, но вряд ли архонт мог порадоваться тому, как его друг становится Повелителем.

Тьма была другого мнения. Хозяина обижали, и она, приняв образ не хлыста, но щита, с силой оттолкнула Свадже, впечатывая куда-то в несчастные шкафы, разбитые еще с прошлого удара. Йованн смог нормально выдохнуть. Он не злился на лекаря. У того не было, наверное, выбора, но как же было хорошо!
- Ты в порядке? Извини.

+1

11

Говорят, ниглумы могут не только чувствовать магию, но и в редких случаях предугадывать её на доли секунд, улавливая чувствительными крыльями тончайшие колебания, исходящие от магического объекта. По этой причине они крайне эффективны при обнаружении разного рода магических утечек. Эдриан читал об этом в книгах, но сам никогда не видел. До этого момента. В мгновение ока самая темная стена, - там, где висел инсектарий, - превратилась в бурлящее багровое облако. Безудержно хлопая крыльями бабочки бились о витрину, всеми силами пытаясь предупредить архонта о намерениях вампира и неминуемой опасности.

И тьма нанесла удар: сильный, быстрый, необузданный - с легкостью сбивший архонта с ног и швырнувший к обломкам книжных шкафов. Боль волной раскатилась по спине, а после иглой кольнула между ребер. Тени хохотали, видя стремительно темнеющий врачебный халат. Их забавляло, как Эдриан зажимал бок, пытаясь остановить кровотечение.

Почему ты не сопротивляешься?

Я четко помню, как раз за разом спрашивал это у отца, когда впервые узнал о его болезни. Помню, как упрекал его в том, что спасая людей от смерти он был не в силах постоять за себя. Напоминал, как мы сотни раз находили выход, и могли бы найти его и сейчас. Долгие годы я просил его бороться. Быть сильным. А он молчал, как дурак, и смотрел в окно. На эти проклятые сливы.

Трус.

Кровь не останавливалась. Склизкие пальцы нащупали осколок стекла, плотно впившийся между восьмой и девятой реберной костью.
- За что ты извиняешься? - спросил Эдриан, сплевывая кровь на пол, - За рефлексы? Самозащиту? - во рту стоял вкусом металла, - Брось, ты сам этого хотел.
В кромешной тьме на ощупь свободной рукой архонт выискивал в обломках что-то, что могло бы помочь в этой неравной борьбе. Но кругом были лишь обломки и битое стекло.
Свадже издал кривой смешок.
- Посмотри на себя! - прохрипел он, - Ты нестабилен. Неконтролируем. Опасен. - не останавливался Эдриан не смотря на то, что каждое слово отдавало пронзающей болью в живот, - Я не выпущу тебя из этого кабинета живым. 

Почему ты не сопротивляешься?

Я помню, как спрашивал это у Элис, когда ей поставили диагноз. Помню, как тысячу раз говорил ей, что болезнь психологическая. Что нужно верить, бороться, и ремиссия не заставит себя ждать. Сколько раз я говорил, что не нужно боятся; что я рядом. Напоминал ей, что Свадже плюют в лицо смерти. А она плакала и говорила, что Свадже - я, а не она.

Слабачка.

Тьма ликовала, плясала извивающимися тенями, видя, как печать, сдерживающая вампира и архонта в кабинете, трещала по швам. Этот дурак, Джиллиан, завывая, усердно колотил дверь со стороны холла. То, что он сломает барьер и, ворвавшись, вцепится вампиру в глотку теперь было лишь вопросом времени.
Нет, Эдриан не мог такого допустить.
Но прежде ему хотелось узнать ложь, которую для себя успел выдумать его друг, а потому задал последний имеющий смысл вопрос:
- Скажи же мне, Йованн, почему ты не сопротивляешься?

+2

12

Однажды он был в психиатрической лечебнице. Нет, совсем не похожей на Латт свадже. В той больнице было светло до ломоты в глазах - или ему так казалось. В той больнице он пил лекарства, которые погружали в дрему и грезы весом с тонну.
Взгляд следил за тем, как течет кровь. Пульсация ощущалась почти ощутимо. Кровью пахло невыносимо вкусно. Вампир глубоко вдохнул ее, словно глоток чистого воздуха после толщи воды, в которой жил.

Бабочка внутри трепала крыльями так же кроваво и нетерпеливо, желая выпорхнуть, явить всем эту тьму! Смотрите, радуйтесь, умирайте! Кровь хотелось собирать языком и выпотрошить Свадже, чтобы получить ее еще больше.
сила внутри пыталась перекроить, сталкивалась с разумом, захватывала и мешала трезво соображать. Упиваться! Свадже прав - он этого хотел. Лекарь, сам того не зная, должно быть, подталкивал еще ближе к краю.

Вокруг было темно, кто-то колотил, крошилась защита, как свой собственный разум под тьмой. Йованн почти сполз вниз к другу, еще отрее ощущая этот запах. Не крови. Боли. Наполняла, растекалась по телу, по венам и капиллярам, травила органы.
- Ты сам сказал, - восхищенно. - Я хотел этого. Мне нравится это. Твоя боль. Кровь. Разбитое растерзанное тело, - почти выплюнул это желание под тьму вокруг, плясавшую в безумно танце безумного сознания.

К чему сопротивляться? Это нагнеталось с каждым словом, руками можно было пощупать, насколько было близко, как тяготило. И рвануло.
Комнату разметало темнотой, ищущей выход, попало по окнам, по мебели и несчастным шкафам. Направленная, тягучая, врезала в податливое тело, вырывая еще крови, еще боли, еще страха! Йованн бы вцепился в эту шею, притянул бы, раздирая до костей зубами, если бы друг не был архонтом.

Еще удар. Еще один. Белое становилось красным еще все больше, стремительно меняло цвет под тьмой, котоаря нещадно просила большего. Давай же, давай же, давайже, давайжедавайжедавайже дай мне еще! Он бы выжрал всего Свадже изнутри, если бы мог. "Нет" осталось только потому что тьма ощущала чужую светлую магию, ненавидела ее и стремилась покрошить, уничтожить, разорвать!

Даже когда Свадже не смог бы сопротивляться, он бы все равно бил, оставляя растерзанный труп. Горели легкие, нервы до предела были натянуты, фиолетовое, яркое филлио проникало внутрь и разъедало, как кислота, нашедшая благодатную почву прорастало.

+1


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 22.04. Дурная кровь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC