Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 21.03. Игра в прятки


21.03. Игра в прятки

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время: 21 марта года Кровяного Затмения (29 лет назад), ночь.
Местоположение: поселение Марленд близ Норвежского леса.
Участники: Тень, Полночь.
Предыстория: двадцать девять лет назад при неизвестных обстоятельствах был уничтожен крошечный, никому не интересный Марленд. Гильдия Стражей не обнаружила зацепок: погибли все жители поселения до единого, а свидетелей разыскать не удалось. Дело закрыли; в текущий момент произошедшее в Марленде официально считается проявлением сказочной Воли.
Желаете ли внезапностей от мастера? Их достаточно.

+1

2

Confiteor quia peccavi nimis cogitatione, verbo et opere.

Этот, последний, смотрел ему в глаза до последнего вздоха. И потом — продолжал смотреть. Смотреть насквозь мёртвым, стеклянным, бессмысленным взглядом. Трупное пятно — единственный след от единственного выстрела — медленно переползало на ключицы, шею, подбородок и совсем ещё ребяческое лицо.

А ещё у него были веснушки.

Тень отвернулся от тела, проворачивая рукоять револьвера в ладони. Чистая работа.

Сколько раз Смерть настигала его здесь, на улице или в очередном покосившемся домишке? Сухие числа не вмещали Её в себя, не объясняли то, как это ощущалось изнутри. Не объясняли, как это: когда солнечное сплетение расходится под ржавым лезвием и тут же переламывает его пополам. Матерь заращивала раны на нём быстрее, чем он успевал достигнуть Чертогов. Роскошный, богатейший подарок в день появления на свет любимого ребёнка.

А у того, другого ребёнка были веснушки, но Тень отвернулся вовремя. Ещё не всё.

Бесконечный цикл: из этого мира в тот, настоящий, родной. Матерь выдёргивала его обратно почти насильно, снова вкладывала в руки револьвер и указывала ладонью, направляла: ступай. И он ступал. С гримасой злобы, искажавшей то, что некогда было лицом; с оружием, дарившим медленную, неторопливую гибель — такую, чтобы каждый из них успел восславить Смерть до личной встречи; с одним желанием: отомстить. Заставить их страдать так же, как страдали Родерик и Лорелея.

И они — каждый из них — действительно страдали. Давились собственными лёгкими, падали ему под ноги, хватались за горло, или живот, или грудь, или голову, или...

За углом жались друг к другу ещё двое. К тому моменту, как он заметил, во рту уже пересохло от пепла. Двое, должно быть, кричали: что-нибудь о пощаде, о помиловании, или просто плакали навзрыд. Последние из живых даже не пытались бежать; и он был уверен: покинуть это место не удалось никому. Матерь не допустила бы. Её холодные ладони легли на горло: не мешкай, Стрелок. Догоняй.

Они, должно быть, кричали, но Тень слышал только пару выстрелов, раздавшихся в спокойной ночной тишине.

Mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa.

Широкая дорога меж домами вбирала в себя кровь. Влажная, тёплая, напоенная сполна земля смиренно склонялась под каждым новым шагом. Он чувствовал весь Марленд: от паутинки в самом далёком пыльном углу до хриплого вздоха последней жертвы. Он был тенью хлипкой крыши вдалеке, тенью колодца в центре поселения, тенью свисавшего из окна тела-подношения и тенью каждой проклятой травинки, продавленной подошвой сапога; а потом вдруг снова стал собой. Теодором Ноксом, повелителем ужаса, стражем первого отряда, спокойно покидающим место преступления.

И было хорошо.
[AVA]https://i.imgur.com/2VGLK9I.png[/AVA] [STA]confiteor[/STA]

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 21.03. Игра в прятки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC