http://f23.ifotki.info/org/a6d814f767b3a0ba4acb0a407e6b0cca254ed6311668781.png

Внешность: Используется представитель расы Рейфов из сериала "Звездные врата: Атлантида" (StarGate: Atlantis)

Фамилия и имя: Шерх, это имя, данное в далекой юности, знают единицы, коих можно пересчитать по пальцам одной руки, да еще и свободные останутся. Ныне зовет себя Зверь.

Раса: разумный монстр

Возраст: 156 лет, в двуногой форме выглядит примерно на 35-40  человеческих лет

Специализация: Общая

Гильдия, Орден, профессия: шериф Предместья

Кем вы были в реальности: -

Здоровье: -

Отличительные черты внешности:
Антропоморфен.  Обладает удивительной гибкостью и в тоже время какой-то надломленной грацией.
Лицо неподвижное, пустое,  холодное, белое. Половину этого хищного лица покрывает сложная вязь красной татуировки-метки. Бледные глаза с россыпями алых искр вокруг точки зрачка затянуты тусклой пеленой. Создается впечатление, что Зверь слеп и отчасти это так и есть. И все же он все равно смотрит. Зверь не видит, но каким-то образом обозревает все вокруг. Только не как человек. Взгляд его очень вещественный. Кажется, что монстр ощупывает каждого, кто приближается к нему
Тонкие нервные ноздри подрагивают, - видно, что Зверь улавливает запахи, которые окружают его: тепло чужих тел, холодную величественность деревьев, мягкий шелк травы. Порой кажется, что он воспринимает окружающую его действительность не только при помощи зрения, но запахов, звуков, волн воздуха, окутывающих его поджарое тело.
Голову венчают три пары рогов: одна пара, самые длинные из всей костяной короны, начинается ото лба, вторая - от висков и третья пара – за остроконечными ушами, и рога направлены остриями вниз. Все три пары рогов покрыты похожим на изморозь  узором, напоминающим изысканную тонкую резьбу.
Совершенное, сухое и жилистое тело, длинные складки бледной кожи с таким же рисунком-вязью, как и на лице. Длинные волосы сливаются цветом со складками кожи, но часть прядей багрового цвета, словно по ним постоянно течет кровь.
Худой, в светлом длинном «одеянии», Зверь передвигается так, словно плывет над землей. Но видно, что эта плавность в любое мгновение может смениться убийственной стремительностью.
Мощные лапы покрыты белой же шерстью от скакательного сустава до когтистых пальцев (Зверь пальцеходящий). Шерсть, длинная,  густая и жестковатая на ощупь, полностью скрывает пальцы, оставляя лишь кончики необычайно острых когтей. Руки с подвижными пальцами с кривыми когтями. Крепкие когти бледны и кажутся стеклянными из-за отсутствия пигмента.
Кипенно-белые крылья длинные, каждое примерно втрое, а то и в четверо, больше его роста, спускаются до ступней, они слишком сильно заведены за спину. Белесая перепонка крыльев мягкая и теплая на ощупь. Зверь способен к полноценному и продолжительному полету. При перемещении по скалам крылья служат дополнительной опорой и «руками», помогая движению монстра.
Хвост длинный и гибкий, по внутренней стороне  примерно на треть длинный  покрыт  шипами. С обоих сторон от основания расходятся несколько пар довольно длинных шипов,  которые соединены между собой перепонкой и в последующем с крыльями. Эти шипы образуют подобие  дополнительного «хвоста», который служит рулем при полете. Обычно в спокойном состоянии лежит у лап Зверя, точно свернутый кольцами хлыст. Он вполне способен послужить грозным оружием в бою.
В Звере нет правильности и совершенства, но он излучает такую внутреннюю силу и цельность, что понятие «красота», кажется, переходит на новый, недоступный осознанию уровень. Его красоте присуща завораживающая и тревожащая дисгармония. Его сознание — бескрайняя темнота, озаренная редкими вспышками серой стали, воли и опыта череды нескольких поколений предков. Все мысли, которые Зверь пытается донести до окружающих, ему приходится формулировать в специально упрощенных образах.
Этот монстр настолько чужд, настолько иной, что понятия «жизнь» и «смерть», а также любые их сочетания, теряют по отношению к нему всякий смысл.

В человеческом облике Зверь высокий (метра два, если встанет в полный рост), худющий и костлявый, но что-то такое в манере держать себя, в резких движениях, заставляет всю фигуру мужчины воспринимать как массивную. Он по-своему красив. Матовая светлая кожа, снежно-белые с багрово-алыми прядями волосы рассыпавшиеся по плечам и спине. И гибкие иглы-шипы. Кипенно-белые с красным узором гибко-жесткие и длинные иглы-шипы смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву. Обычно ничего не выражающие, затягивающие, точно бездонная пропасть,  глаза скрыты в глубокой тени капюшона.
Руки с подвижными пальцами и длинными кривыми ногтями, похожими на когти, очень напоминают птичьи лапы. Руки всегда ухожены. Голос богат интонациями, низкий с бархатной хрипотцой. 
В повседневной жизни за пределами Предместья Зверь передвигается исключительно в костюме, неизменным элементом которого является капюшон, скрывающий лицо. Капюшон, надвинутый на лицо, и бледные, слепые с россыпью алых огоньков глаза, пристально следящие за собеседником. Многим становится неуютно.
Особых предпочтений в цветовой гамме нет, однако, он, умело играя на контрастах, все же старается не  привлекать к себе излишнего внимания.

Наличие человеческой ипостаси является особенностью рода разумных монстров, к которому принадлежит Зверь. Сам Зверь по возможности старается не использовать свой второй облик, однако в некоторых обстоятельствах вынужден прибегать к нему, дабы меньше привлекать к себе внимание.
Метка в человеческом облике сохраняется.

Чем вы известны в сказке:
- Ходят слухи, что Зверь отвратителен снаружи и внутри. Ест младенцев на завтрак, обед и ужин. Особенно тех, которые не слушаются своих маму и папу. Он наводит ужас на жителей  Сказки, оттого они и не стремятся  появляться в Предместье без особой на то причины.
Так говорят, и сам Зверь не стремится опровергать слухи и сплетни, что ходят о нем. Но и подтверждать не спешит.

- Изворотливая, хитрая, коварная, жестокая тварь с превосходной памятью. В добавок ко всему – до жути расчетливая, с развитым воображением и изобретательным умом. Именно так говорят о Звере те, кому «повезло» вызвать его гнев, ибо наказание обычно следует незамедлительно. При этом, если вина преступника/заговорщика/шпиона (нужное подчеркнуть) ясна и доказательств не требует, часто Зверь, вынося приговор, не утруждает себя такими мелочами, как следствие и суд.
И в то же самое время ни один постоянный житель Предместья до сих пор не жаловался на бесчинства своего управителя.
Среди своих «подданных» Зверь слывет щедрым, справедливым, заботящимся о своих подопечных правителем, всегда готовым прийти на помощь.

- Предместье и его обитатели - его самое большое сокровище и столь же любимое развлечение. Чтобы обеспечить «семье» защиту и процветание Зверь пойдет по головам, если это позволит получить желаемый результат, а жизни тех, кто осмелится встать у него на пути,  не стоят и ломаного гроша. Черное и белое, добро и зло, честь и благородство, сентиментальность и стремление к прекрасному. Зверь тасует эти понятия, словно колоду карт, раскладывая и переставляя их в комбинациях, выгодных скорее ему, чем окружающим.

- Зверь хоть является самопровозглашённым шерифом Предместья уже несколько десятков лет, сосредоточил в своих руках-лапах абсолютную и непререкаемую власть. Очень не любит, когда ему переходят дорогу – об этом все знают и стараются быть максимально корректны, признавая власть негласного правителя Предместья.
Раньше Стража всячески пыталась выкурить Зверя из Предместья, но тот всегда возвращался назад. Сейчас конфликты слегка поутихли. По слухам, гильдия заключила с ним договор и более не враждует, позволяя Зверю чинить свой суд строго в рамках территории.

- Тесно связан с духами и призраками. По слухам, умеет говорить с ними и едва ли не оберегает от посягательств материального мира.

- Говорят, как-то связан с давним нападением на Предместье под предводительством Яги: то ли был призван ею, то ли присоединился самолично, веселья ради.

Магия:
Эмпатия — способность чувствовать чужие эмоции, чувства, страхи и возможность влиять на них. Эмоциональный фон считывается инстинктивно. Обычно всегда может определить, какие чувства и эмоции испытывает собеседник, если оппонент не закрывается специально.
(+2 к дайсу, чтобы узнать/влиять на эмоции)

Иллюзии  - управление органами чувств, из-за чего существо может видеть или ощущать то, чего нет. Воздействие длится от 3 до 5 постов, радиус воздействия составляет от 50 до 250 метров, откат длится от 3 до 5 постов в зависимости от сложности создаваемой иллюзии. Обычно чем сложнее иллюзия, тем больше времени требуется на ее создание, и соответственно, больше времени на восстановление. Сложные и многоступенчатые иллюзии можно использовать один раз за эпизод.

Психоделика  - способность искажать действительность, полностью подавляя волю слабого существа и вгоняя ее в исступление.  Позволяет получить контроль над жертвой, давая возможность ее морального и эмоционального истязания беспричинным ужасом, иллюзиями и страхами.
Воздействие длится от 3 до 6 постов, откат длится от 3 до 6 постов в зависимости от сложности создаваемого искажения, которое видит только жертва. Обычно чем сложнее искажение, тем больше времени требуется на его создание, и соответственно, больше времени на восстановление.
(+1 к дайсу попытки захватить)

Псионика страха  - усиление страхов существа, при котором жертва ощущает неосознанный (или осознанный) страх, может увидеть что-то ужасное, слышит голоса, крики, стоны, не отдает отчет в происходящем.
Воздействие длится от 3 до 5 постов, откат длится от 3 до 5 постов в зависимости от силы воздействия на жертву.
(+2 к дайсу на воздействие)

Питомец: -

Связь с вами: Есть у администрации. Остальные прошу в ЛС, а там видно будет.

Пробный пост:
Белесый туман медленно клубился по земле, свиваясь в причудливые фигуры, цеплялся за корявые корни, тянулся к низко опущенным ветвям, силясь ухватить их, и тут же осыпался клочьями на землю, чтобы через мгновение вновь начать свое безуспешное дело. С каждым мгновением молочно-серая дымка густела, лениво поднимаясь все выше и выше, опутывая толстые стволы древних деревьев призрачным полотном, размывая их очертания. Глухие и тягучие, звуки вязли в зыбкой пелене, сдаваясь перед зловещей тишиной, опутавшей Поместье.
Казалось, что все живое замерло, настороженно прислушиваясь к редким звукам и шорохам, вдруг раздававшимся словно ниоткуда. Не было слышно ни грозного, утробного рычания крупного хищника, ни пронзительного визга птиц. Даже насекомые смолкли, затаившись, словно чуяли приближение беды.
Возможно, что так оно и было. А может быть, все было совершенно иначе, и это привычное состояние древнего леса, опутанного рваными клочьями, похожего на молочный кисель тумана.
Послышался шорох. Тихий, робкий, он словно опасался чего-то. И тут же стих, чтобы спустя несколько мгновений повториться вновь, теперь уже громче.  Потом еще раз. И еще. Туман заколыхался, вдруг испуганно отпрянув от изогнутой кости, которую еще совсем недавно обвивал, лаская, словно дорогую любовницу. Кость качнулась, скрывшись в стелющейся по земле белесой дымке. Новый шорох разорвал тишину. Только теперь к нему добавилось хриплое дыхание и шелест опавших листьев, едва слышимое царапанье когтей по корявым корням, опутывающим землю.
Зыбкая пелена пошла рябью, недовольно расступаясь и выпуская из своих призрачных объятий нечто. Это нечто было словно соткано из тумана, медленно поднимаясь во весь свой немаленький рост. Туманная дымка рваными клочьями стекала по длинным снежно-белым волосам, цеплялась за покрытые причудливым узором рога, влажной моросью оседала на складках  кожи, укутывавшей создание, словно причудливое, чудовищное одеяние и крыльях, прозрачными каплями собиралась в густой шерсти мощных лап.
Существо распрямилось, потянулось, разминая затекшие мышцы и чувствуя, как они перекатываются под бледной кожей. Клубящийся молочно-белый туман окутывал высокую, статную фигуру, смешиваясь с белесой пеленой, стелившейся по земле. То, что еще совсем недавно можно было принять за часть ребра, оказалось рогами, венчавшими голову существа.
- Ну что?… - Зверь резко вскинул голову, разрывая дрожащую туманную муть, и столько радостно-злобного предвкушения было в его глухих словах– Повеселимся…
Оно замерло, чутко прислушиваясь к чему-то неизвестному, находящемуся неизмеримо далеко. Кончики остроконечных ушей напряженно подрагивали, пока существо сканировало невидящим взглядом раскинувшееся перед ним Предместье. Бледные губы приподнялись в удовлетворенной усмешке, рогатая голова медленно повернулась, четко фиксируя направление. Гибкой плетью хлестнул длинный, тонкий хвост, разрывая клубящийся туман, и существо запрокинув голову издало пронзительный, леденящий душу вой, на который тут же откликнулись все окрестные…
Монстры… Разумные, но слишком слабые, чтобы противиться звучащему в вое приказу… И низшие, чей разум  был сродни животным инстинктам.
Все они дружно подхватили зов, разнося его по окрестностям. Вой нарастал, отзываясь вибрирующим визгом, когда его подхватывали несмышленые щенки, рассыпаясь утробным рычанием, когда к нему присоединялись взрослые монстры, тенями скользившие  между деревьев в густой пелене тумана. В нем полыхала ярость, мешаясь с призывом, на который откликнулись все.
Мгновение и вот уже пустоши перед Поместьем заполнила разноцветная лавина мохнатых и чешуйчатых тел, стремительно приближавшихся к городишку. Зверье мчалось по дорожкам, разбрызгивая грязь, сбивая с ног перепуганных жителей. Тут и там слышались хлопки и болезненный визг, когда удары магов,  достигали цели. Но монстры, ослепленные яростью и влекомые зовом, неслось дальше, наводя ужас на все Предместье.
Твари заполнили дорожки, полностью парализовав движение в городе. Тявканье, визг, вопли разъяренных стражников, крики боли, отборная ругань сливались в жуткую какофонию звуков. Стоны боли, крики ужаса, запах свежей крови и вывалившихся на  брусчатку внутренностей.
Зверь не шевелился, поводя длинными ушами, наблюдая, как Стража пытается справиться с новой угрозой, заполонившей улицы города. Монстры ожесточенно вгрызались в податливую плоть, вырывая ошметки мяса, разбрызгивая кровь и злобно рыча.
Он наблюдал образовавшуюся свалку, впитывая растекавшиеся в воздухе эмоции. Боль. Страх. Ярость. Восхитительный микст жарким огнем растекался по его жилам. Наполняя силой каждый нерв, каждую клеточку его тела. Каким-то чудом зверье обтекало его, не причиняя вреда, не пытаясь отхватить кусок плоти. Зверь, словно непоколебимый айсберг, возвышался над кошмарной бойней, впитывая в себя ее злобную энергию и, молча, руководил своим жутким воинством, разорявшем сейчас  Предместье.
Вопли раненых и умирающих звучали несмолкающим хором, а крови было столько, что в ней впору было захлебнуться.

Отредактировано Зверь (2018-06-17 13:24:37)