Dark Fairy Tale: upheaval

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 26. 04. Термоядерный синтез в чашке


26. 04. Термоядерный синтез в чашке

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: 26 апреля года Радужной птицы, 7 вечера и позже.
Местоположение: Дом Керы.
Участники: Кера, Тень.
Предыстория:

… Иногда время платить по счетам наступает раньше, чем планировалось. У моих планов не было четкой структуры и расчета по времени, но в них всегда присутствовали точные координаты. Но Путям плевать на планы и расчеты, одна переменная перечеркивает все и вынуждает свернуть с прямой дороги раньше времени. В новой системе координат минимум данных, одна прямая и полное отсутствие переменных. Для новой системы координат надо избавиться от старой.

Запись из дневника К. О’Брайан


План первого этажа

https://i.imgur.com/LnLDkXX.png

[icon]https://i.imgur.com/eqgLfi7.png[/icon][status]spooky scary skeletons[/status]

0

2

Синоптики-предсказатели явно забыли предупредить его о сегодняшнем дне. О Дне-Когда-Всем-Внезапно-Понадобилось-Внимание-Тени. Разумеется, касалось это в первую очередь дел гильдии. И в последнюю очередь тоже. И во все очереди, которым посчастливилось выстроиться в промежутке между этими двумя.

Оставив очередную подпись (чуть более размашистую, чем обычно) в самом низу пергамента, он тяжело выдохнул. Почесал щёку. Посмотрел на стопку документов на краю стола, выросшую ещё на пару сантиметров за прошедшие три часа. Размеренно вдохнул и выдохнул снова.

На самом деле, Тень искренне любил свою работу. Однако именно из-за таких дней, как сегодня, об этом ровным счётом никто не знал.

К вечеру список Невероятно Срочных Дел в его голове уже трещал по швам. На воображаемой бумажке попросту не оставалось места для новых пунктов, и последняя капля грозила вот-вот перевернуть метафорическую чашу. Чаша, впрочем, стояла на своём до последнего. Прямо как сам Тень, пока неторопливо и вдумчиво объяснял господину Глаубергу, почему архивные работники не смогут получить прибавку в этом месяце.

Вечер наступал неотвратимо.

— Просто не впускай ко мне никого в ближайшие два часа. Никого, Митчелл, это ясно? Вообще.

Новобранец с поцапанным подбородком (и где успел?..) только сдавленно кивнул под его взглядом. Взглядом, полным вселенской боли, печали и ненависти ко всему, что вообще можно было ненавидеть. Отлично. Теперь можно было заняться остатками дел в тишине и покое.

Так думал Тень, устраиваясь в кресле и приступая к проверке патрульного графика на следующую неделю. Так он продолжал думать ещё какое-то время, изо всех сил пытаясь собрать разбросанные по столу крупицы информации в единую систему. А потом откуда-то раздался звук.

Откуда — Тень понял не сразу. Звук был странным, как будто огромная муха настойчиво билась о стекло в попытках жестокого и кровавого самоубийства. Как выяснилось спустя пару минут бесцельных блужданий по кабинету, стекло действительно было. И муха была. Довольно знакомая, кубической формы, крылатая муха.

— Чёрт, — весьма отчётливо проговорил Тень, вспоминая об ещё одном Невероятно Срочном Деле. Судя по минутной стрелке карманных часов, на это Срочное Дело он слегка опаздывал.

Совсем немного, конечно. Самую малость. Если разогнаться до скорости захмелевшего бугуна, он даже успеет в срок. Какая жалость, что повелители ужаса отличались подобными способностями крайне редко.

Только на самом выходе из здания гильдии, ещё раз пробегаясь глазами по утренней записке и кое-как отмахиваясь от подгоняющего его винга, Тень вспомнил самое важное.

— Возьми это и отнеси в мой кабинет. — Кажется, с серьёзностью в голосе он всё-таки переборщил. Застывший истуканом Барвельс энергично кивал, вжимая голову в плечи и сжимая начальственный плащ обеими дрожащими руками. — Всё понял? Славно. Бегом.

* * *

О чём думала О'Брайан, когда предупреждала его об этой своей «высокой девушке с белыми волосами», Тень даже не представлял. Серьёзно? Высокая? Белые волосы? И сколько таких можно встретить в Валдене за одну безобидную прогулку до чужого дома? Внезапный приступ паранойи наверняка имел свои причины и следствия, но до сих пор казался Тени наименьшей из его проблем. Даже беседа с О'Брайан звучала лучше, чем перспектива провести остаток вечера под лавиной спонтанно накинувшихся бюрократических дел.

Убедившись, что винг действительно остановился у нужной двери, Тень неуверенно постучал костяшками о её поверхность. Момент истины, кто бы сомневался.

— «Я не умею пить»?..

Хотелось бы, чтобы на деле это прозвучало так же скептически, как в его голове.

+1

3

Карл покинул дом Керы ранним утром, и после него остались шесть выстроенных в ровный ряд около кухонной стены бутылок, полная окурков самокруток пепельница на журнальном столике и жирные бумажные пакеты из-под притащенной заместителем курицы. Распихал ушедшую под утро к себе в спальню учёную, влил в неё какую-то горькую и пахнущую травой смесь и с заявлением, что ему срочно необходимо найти рыжую краску для волос, покинул дом. О’Брайан только тяжело вздохнула и снова откинулась на подушки, гадая, какой побочный эффект стоит ждать от очередного карлового декокта и из чего он его сварил в пять часов утра. Снова проснулась она спустя пару часов и без привычных во время похмелья головной боли и тошноты. Спасибо, Карл, да обойдёт твой Путь Лану Стерлинг и ее утренние походы за молоком… ах да, и впрямь обойдёт, Кера не видела Лану с тех пор, как та рассказала ей о крови из лёгких. В доме соседки по вечерам горел свет, газеты и рекламные проспекты стабильно пропадали со ступеней каждое утро, но вряд ли бы Лана упустила возможность закогтить ученую утром и расспросить, как там поживает Карл и когда он собирается в гости. Разумеется, Кера не выдавала заместителя, для которого Стерлинг являлась лучшей мотивацией для долгого побега на другой конец города. Кто знает, что там у них случилось, но при одном упоминании соседки Карл бледнел, зеленел и грозился просить политического убежища у комедиантов, там его точно никто не найдёт.
Конечно, не найдёт. Чертова Яга и ее клубки-навигаторы, единственный способ найти лагерь комедиантов. Нет ничего хуже беглого учёного, защищающего свою территорию, а конкретно эта любительница загадок и игры в прятки была хороша в своём деле. О’Брайан сколько угодно могла ее ненавидеть и бояться, но не признать ценность и элегантность проектов Яги, запертых в тайных архивах под бдительным оком Яна, не могла. Да и к чему скрывать тот факт, что ее работа вдохновила саму Керу на создание охранных чар, защищающих дом от незваных гостей и вторжений извне. Ян тоже воспользовался парой идей из архивов, и так на свет появилась система безопасности башни, вот только оба типа чар были замешаны не на подчинении сознаний, а на сути магии. На эссенциях, питающих как охрану башни, так и  охрану дома главы ученых. К сожалению или к счастью, но прогресс не остановить, и со временем будут становится надёжнее и башенные чары, и чары комедиантов. Сколько лет назад Яга впервые написала об изолирующем покрове, семьдесят, восемьдесят? Время у неё было, в отличие от самой О’Брайан, которая не успевала ничего. Зеркальный перевертыш не давал знать о себе около недели, проект по перемещению во времени все ещё находился на стадии полусобранного и стоящего у окна в гостиной прототипа, винг с фиолетовой лентой прилетел два дня назад, с трудом убежденный взять на себя ответственность за гильдию на время отсутствия ее главы Карл сейчас носился где-то в городе, а утро последнего дня цивилизованной жизни наступило слишком быстро. Ни одной лишней минуты, в башне ждут несколько объявлений, упаковывание нестабильных материалов в дорогу и заранее подготовленная стопка договоров в трёх экземплярах. И последний разговор, который учёная откладывала до последнего и не планировала вести никогда, но увы, обстоятельства меняются и вмешивают самых неподходящих людей. Честное слово, начальник стражи был самым последним в мире человеком, с которым Кера стала бы откровенничать, но раз уж ему так приспичило пересечь ее Путь и привлечь к себе внимание Яги, то имеет смысл вложить ему в руки оружие против неё. Информацию, нет оружия лучше информации, и пускай как хочет, так и справляется с ней. Карл же справился, с помощью алкоголя и травы, но справился.
Хотя что это она. Справляться ему пришлось только с известием, что теперь, дорогой мой Карл, решать и управлять некоторое время тебе самому, и делать тебе это придётся в том самом холодном кабинете под крышей башни, а ещё вот тебе список имущества и права на него в случае чего. Кажется, это было после распития четвёртой бутылки и распевания бессмертного хита Глории Гейнор в деревянную статуэтку из Мираэля, но до перерыва на косяки и не менее бессмертного хита Рикки Мартина в сольном исполнении Карла. Пел он просто отвратительно, но к тому времени алкоголь успел сделать своё дело и все вокруг казалось лучше и легче. Исключая вопросы о пропаже Филина и причине закрытия комнаты на первом этаже, на них отвечать было все так же сложно и в ход пошли пятая и шестая бутылка. Карл вырубился там же, где и сидел, Кера с трудом заставила себя дойти до кровати – и вот, пожалуйста, доброе утро пятницы.
Винг она писала и отправляла уже по дороге в башню. С металлических ворот привычно поприветствовал грудным клекотом Джихад, у портала лениво переругивались Флора и Фауна, тихо ворчал себе под нос Ян. Увидел главу ученых, он кивнул в сторону портала. Просто потрясающе, мысленно застонала О’Брайан, раннее утро и уже происшествие.
- Что случилось? – поинтересовалась женщина, подойдя к архивариусу и рассматривая его руки, на которых цвели разноцветные пятна.
- Артефактологи, - отозвался тот, разворачивая кисть ладонью вверх. В центре был виден ожог. – Испытывали ночью искусственные звёзды. Половина седьмого этажа сияет, вторая половина раскрашена во все цвета радуги.
- Значит, ничего страшного, - резюмировала учёная и сложила руки на груди, нервно постукивая пальцами по локтям. Ничего не взорвалось и опасности нет, иначе бы она уже получила винг. – Что с сотрудниками и что ты там делал?
- Пытался поймать звезду на память. Все ещё рассыпаются в огненную пыль, большинство обошлось обожженной одеждой и испугом. – Как ни странно, Ян улыбался, и морщины собирались лучами в уголках его глаз.
Кера тяжело вздохнула. Искусственные звёзды испытывали уже четыре раза и каждый раз артефактологи приносили список испорченного имущества на кругленькую сумму, на которую можно было жить месяц.
- Пойду поговорю с этими звездочётами.
И она говорила, долго, строго и убедительно, обходя светящиеся стены и полуобожженную сферу-хранителя с остатками звёзд на донышке, объясняла в который уже раз, что звёзды стоят гильдии слишком много и что ее терпение кончилось, никаких массовых испытаний до тех пор, пока не будет уверенности в стабильности хотя бы одной звёзды.
Производство автоматических, мать его, светильников. Очень актуально при нынешних вечных  сумерках и долгих переходах по улицам в одиночку, но раз за разом звёзды взрываются спустя несколько минут после запуска. Недостаток цифр в расчетах приводит к недостатку цифр в зарплате, но видят боги, что провалы артефактологов не так разрушительны, как провалы магзоологов, а звёзды сгорают красиво и быстро.
Все сгорает быстро.

Ян взял на себя заботы по наблюдению за артефактологами остаток и мягко, но твёрдо, как мог только он, рекомендовал Кере отправиться домой пораньше. Архивариус узнал о ее планах сразу после Филина, чуть меньше недели назад, и предсказуемо не одобрил их, но был вынужден признать, что лучшего варианта нет. Что уж там – другого варианта нет, только и остаётся, что пытаться распихать по сумкам остатки концентрата бодрости и выкопать из завалов ящиков добытый всеми правдами и неправдами мультитул. Кто бы что ни говорил, а размер имел в походах такое же значение, как и функциональность – чем меньше и полезнее, тем лучше.
Тихий стук в дверь застал Керу на кухне за поиском пакета белой пыли в кладовке. Она дёрнулась, ударилась плечом об косяк, зашипела себе под нос ругательства и пнула босой ногой дверь, закрывая ее.
- Иду! – крикнула она, на ходу роняя щепотку пыли в одну из заранее выставленных чашек. Сам пакет отправился в настенный ящик. За окном послышался громкий, переливчатый свист моргавшего зелёным огоньком на боку винга – серьезно, дешевая шутка-клише с кодовой фразой сработала? Карл умрет со смеху. – Секунду!
Учёная быстро прошлепала до двери и дёрнула ее на себя, критическим взглядом осматривая начальника стражи. Ну надо же, и от плаща избавился, насчёт которого она не шутила. Винг снова громко засвистел и влетел в коридор, устраиваясь на подставке для обуви и проигрывая недовольное «Я не умею пить» по кругу.
- Проходи, - кивнула Кера и посторонилась, давая пройти, после чего захлопнула дверь и повернулась к гостю, издевательски приподнимая бровь. – И ты действительно думал, что я пользуюсь кодовыми фразами? Я только что проиграла несколько лайнов, - она махнула рукой, пресекая дальнейший спор и потянулась к вазе с пеяловым порошком, опуская в него пальцы. – Обувь на подставку, пальто на вешалку, руки можно помыть на кухне. Как прошёл день? Мой замечательно, а теперь отодвинься от двери, ты мне мешаешь.
Порошком на двери, грязные разводы на чистом дереве – как и вчера, после прихода Карла. Три руны, замок, слепота и глухота. Не войти, не выйти, не услышать и не увидеть. За стёклами окон почернело, с улицы перестали доноситься какие-либо звуки и Кера знала, что снаружи дом стал выглядеть необитаемым. Все, меры предосторожности приняты, можно начинать говорить.
- Ты же догадываешься, что я не просто чай пить тебя пригласила? – поинтересовалась О’Брайан, проходя на кухню и направляясь к чашкам на стойке. Чай, конечно, будет, только с горькой правдой вместо сахара и из зачарованного чайника, в котором никогда не остывает жидкость. – Мне надо рассказать тебе кое-что важное. Я бы предложила поесть, но боюсь, на меня ополчится половина твоей гильдии за попытку отравить их начальство. А другая половина, наверное, на медаль скинется, - фыркнула Кера. К слову об отравлениях – надо было оставить курицу до вечера, а не доедать с утра пораньше. И бутылки выкинуть тоже стоило. Женщина разлила чай и подхватила чашки, ставя ту, в которой растворилась белая пыль, на стол перед Тенью. Из своей она успела отпить ещё стоя и на стул опустилась, делая второй глоток, после чего отставила чашку в сторону и подперла подбородок кулаком, наблюдая за сгустками-спиралями за стеклом. – Прежде чем я начну говорить, ответь на два вопроса – что ты знаешь о пожаре в Предместье около семидесяти лет назад и не видели ли в городе высокую беловолосую девушку со странной манерой говорить? Или горбатую старуху старуху с такой же манерой, это одно и то же лицо. Сахар? Булочки? Не забывай пить чай.
Да уж. С какой стороны ни зайди, все одни и те же действующие лица.

[status]spooky scary skeletons[/status][icon]https://i.imgur.com/eqgLfi7.png[/icon]

+1

4

Слишком быстро. Всё сейчас происходило слишком быстро: торопливая речь О’Брайан, бодрый инструктаж, ловко начерченные на тёмном дереве руны... На последних Тень даже задержал недоверчивый взгляд. Паранойя как она есть. Чем же так насолила госпоже маленькой начальнице эта таинственная «девушка с белыми волосами»?

Не то чтобы ему было совсем нелюбопытно; просто отдохнуть от работы сейчас хотелось куда больше, чем выслушивать тираду о появлении новых проблем. А проблемы, очевидно, появились. В противном случае он не получил бы срочного письма.

— Всего лишь поддержал твои сомнительные шпионские игры, — сдавленно проворчал Тень, выдержав довольно длинную паузу. И плевать, что ответ уже не требовался, а О’Брайан даже не слышала его из соседней комнаты. Кстати, надо бы всё-таки снять верхнюю одежду, раз с обувью он уже разделался. — Ты переживёшь эти несколько лайнов, я уверен.

Заливистое «Я не умею пить!» стихло слишком резко. Тень обернулся как раз вовремя: мелкий поганец всё это время выжидал подходящего момента в засаде из складок пальто. На чужой винг он набросился именно тогда, когда тот взял ноту повыше. Мало было проблем...

Пришлось пожертвовать собственным пальцем, чтобы спасти визгливого свистуна от очередного прицельного укуса. Стряхнув свой винг обратно в карман пальто, Тень мрачно усмехнулся. Свистун затих. Поразительное взаимопонимание.

Добравшись-таки до кухни, он не без удивления осмотрел содержимое стола. Чересчур гостеприимно для делового разговора, но... предположим. Красный чай из мираэльского корня годжи; уникальный аромат и безошибочное узнавание, тут и на вкус пробовать нет нужды.

— Разумеется, — пожал плечами Тень, вытирая полотенцем только правую руку — ту, которую не задел зубами и не выпачкал кровью крылатый кусок дерьма. — Тебе точно что-то от меня нужно, в противном случае мы бы обошлись и без чайной церемонии, не так ли? Считай, что я в шаге от убеждения. Никто в здравом уме не способен устоять от корня годжи в конце затянувшегося рабочего дня. Об отравлениях не переживай. По моим подсчётам, на этот месяц с ними покончено: последнюю попытку предпринял старый приятель из «Одноглазого Чешира» всего пару дней назад. Ты в месячную норму уже не укладываешься.

На самом деле, в первые несколько раз это было по-настоящему обидно. Те, кого ты считал добрыми друзьями, спонтанно забывали о старом добром Тео Ноксе и предпочитали ему несколько сотен лайнов от богатеньких заказчиков. Кому мешал новоявленный глава Гильдии Стражей? Да кому угодно: от привыкших терпеть Картарема головорезов до зловредных архивных работников, которым пришлось урезать зарплату. Нет, господин Глауберг, любезный вы трёхсотлетний старпёр, я совсем не кошусь в вашу сторону, как вы могли о таком подумать...

Впрочем, ко всему рано или поздно приходится привыкать. Даже к регулярным заказным убийствам самых разных сортов.

Устраиваясь за столом, Тень зацепился взглядом за стройный ряд опустошённых бутылок в углу. Он насчитал шесть. Если приступ паранойи у О’Брайан случился непосредственно после распития этой дамской коктейльной порции, ему незачем удивляться. Или наоборот? Запивать проблемы после их появления — чуть более классический вариант, но госпожа маленькая начальница была последним человеком, которого Тень обвинил бы в отсутствии оригинальности.

Заданный О’Брайан вопрос он, впрочем, сразу же предпочёл запить глотком красного мираэльского. Как и положено, горчил на кончике языка. Почему бы и не повспоминать прошлое под этот дивный аккомпанемент.

— Мне известно немногое. Я принимал участие в битве за Предместье в течение лишь нескольких месяцев и не назвал бы их... слишком удачными. Морт был там во  время Пожара. Вернулся злым и весёлым; ровным счётом ни о чём хорошем это не говорит. О подробностях не распространялся, а я не счёл нужным спрашивать. Никаких сведений об этой истории в архивах сорок лет спустя я также не обнаружил. Полагаю, это было личным, потому как Зверь тоже молчит. Ты, видимо, знаешь побольше моего?

Удивляться уже не следовало. Последнее время судьба находила особое удовольствие в том, чтобы подкидывать Тени несвоевременные сюрпризы. Сейчас выяснится, что О’Брайан успела погулять по чьим-нибудь временным линиям, забежать по дороге в Певучий Пожар, наслушаться там всякого и вернуться с невероятно ценной информацией о грядущем конце света. О, он совершенно не удивится. Ни капельки. Всего лишь пробьёт ладонью лицо — и то от отчаяния.

— Что касается твоей светловолосой протеже... Если ты не имеешь в виду блаженную с Круглобокого переулка, каждое утро уверяющую моих коллег в скором пришествии Чешуйчатого Пророка — тогда, боюсь, я не знаю, о ком ты говоришь. Манера речи у неё, впрочем, весьма странная. По описанию подходит.

Ладно, хорошо, стоило признаться хотя бы самому себе: это было попаданием в яблочко. Послерабочий чай всегда виртуозно поднимал настроение Тени, вне зависимости от тяжести обрушившихся на его плечи проблем. Даже бубнить на тему слишком затянутого вступления расхотелось. Вместо этого он сделал ещё один глоток и сыто улыбнулся:

— Выкладывай всю историю, иначе я избавлю твою кухню от запасов годжи раз и навсегда. Да, это угроза. Нет, у меня великолепное чувство юмора. Вперёд, О’Брайан, я весь внимание.

+1

5

Кера закатила глаза и, подтянув под себя ногу, добавила в чай три кубика сахара. Существовали, конечно, и другие формы, в которые прессовали сахар, но было что-то неправильное в растворяющихся в кипятке фигурках животных.
- И как всегда, ты ошибаешься, - протянула ученая с улыбкой на лице, энергично размешивая чай. – Хозяйка дома оскорблена до глубины души, господин большой и мрачный, ибо ей не надо ничего, кроме благополучия гостя, трёх подписей и одного обещания. – И, возможно, ещё одной бутылки алкоголя после разговора, но в доме не осталось ни капли спиртного после прошлой ночи. Нет, это все ещё не алкоголизм, все ещё рано идти и просить Свадже избавить ее от зеленого змия. – Сейчас мы проведём эксперимент и посмотрим, как повелители ужаса реагируют на вареную спаржу. Не отвлекайся и продолжай говорить.
О’Брайан поднялась со стула и закопалась в ящиках, вылавливая из них овощи и яйца. Не ее вина, что в этом мире нет таких замечательных вещей, как автоматические электроплиты и микроволновки, в которые можно кинуть продукты и забыть про них на полчаса, пока не звякнет сигнал, нет, вовсе не ее вина, что это чертово газовое недоразумение, жалкая пародия на нормальную плиту, каждый раз выбирает разную продолжительность времени для варки и отказывается подчиняться владелице. Иногда Кере казалось, что в чугунном монстре прячется тот же тип примитивного сознания, что и в вингах, вот только в отличие от винга плита отвечала взаимной ненавистью и отказывалась идти на контакт. Стоило только взяться за отвертку и попытаться отвинтить крышку для последующего изучения и усовершенствования плиты, как та либо самовольно включала небольшой костерок на поверхности, либо плевалась чёрной пылью из всех отверстий. Даже истеричный винг не так сопротивлялся разборке и модификациях, но вполне возможно, что все дело в размерах – в отличие от легкого винга плита весила в два или три раза больше женщины. Кто знает, пятнадцать лет назад, когда они с Филином и Карлом только въехали в дом, этот монстр уже занимал место. И, что самое обидное, слушался кого угодно, только не Керу.
Меньшая из проблем. Куда важнее занять чем-нибудь руки и дождаться ответа, пауза перед которым была дольше, чем ученая ожидала. Да и сам ответ ее немного удивил. Свидетель событий в Предместье и знакомый Зверя? Вот это совпадение. Слишком много совпадений, но это из числа удачных – по крайней мере, она сможет узнать точное место сгоревшего поселения и специфику общения с местным шерифом, про которого она знала только то, что мельком упоминала Яга. Повышенную пушистость, так сказать.
Кера поморщилась и отправила вариться спаржу с яйцами. Чаще всего ее приступы амнезии была проблемой, но видят боги, что она отдала бы что угодно в обмен на забвение некоторых фактов из личной жизни одной слишком активной комедиантки.
- Семьдесят лет назад ты уже был серым плащом? – О’Брайан отвлеклась от нарезания сыра и оглянулась, удивлённо приподняв брови. Ей всегда казалось, что Тень был намного младше. – Неважно. Это будет долгая история.
И не имеет значения, с какого конца к ней подойти. А когда концов истории слишком много, стоит начать с начала – и опять же, с какого именно. Пожалуй, пожар и станет началом.
Ученая медленно вдохнула и выдохнула. Движения ножа тоже замедлились, когда она начала говорить.
- Я знаю не так много, но больше тебя. Видишь ли, пожар и нашествие монстров организовала одна фэйри, являющаяся по совместительству давней знакомой Зверя и твоего старого приятеля в шляпе. И поверь, ты не хочешь знать о сути их… знакомства, - ровно сообщила Кера, стряхивая сыр в тарелку и принимаясь яростно крошить орехи. Под боком слева недовольно ворчала плита, а из коридора прилетел и тут же спрятался за банками винг, выдающий жалобные тихие свисты. – В своё время ее изгнали из гильдии ученых за опыты над сознаниями, превращающие фэйри в разумных монстров. Если опустить подробности, то это была интересная, хоть и отвратительная техника, но я полагаю, тебе больше интересно, что случилось непосредственно во время пожара? «Сладкое безумие», как рассказывала эта фэйри. – Ученая даже не пыталась скрыть сарказм в голосе. Эту фразу она слышала не раз и легко могла представить, как Яга улыбается, когда произносит эти слова и поглаживает себя по колену. – Твой друг и Зверь тоже приняли участие в нем, а наутро она отправилась в темницу и провела там пятьдесят лет. Без суда, без участия Железной руки, без связи с внешним миром и, судя по всему, под другим именем и по другой статье? – Раскрошенные в мелкую крошку орехи последовали вслед за сыром. Кера потыкала спаржу – нет, все ещё твёрдая, проклятый агрегат, - и, отложив нож и скрестив руки на груди, привалилась к кухонной стойке. Ей была интересна дальнейшая реакция, интересна до того самого болезненного любопытства, с которым дети смотрят на мертвых животных. – Ее зовут Яга, днём она выглядит как высокая девушка с белыми волосами, а ночью как старая горбунья. Она привела меня сюда, подарила новую жизнь и все это в обмен на небольшую услугу. А теперь постарайся ничего не сломать, стены этого дома мне дороги как память. – Винг вылетел из-за банок и забился в щель между ящиками. О’Брайан проводила его удивлённым взглядом, пытаясь понять, что нашло на эту мелочь. – Война между гильдиями, которую планировалось начать десять лет назад. Никогда не задумывался, как выскочка из ученых стала их главой за жалкие несколько лет пребывания в Валдене? – вкрадчиво поинтересовалась она, нервно растягивая рукава свитера. Лишняя информация. Ей не стоило это говорить, но слова уже не остановить, они лились сами по себе. – А о появлении комедиантки неделю назад? А теперь задумайся ещё раз и спроси себя, почему войны не случилось, почему комедиантка появилась именно в тот вечер и заодно задумайся, кому приятен запах войны.
В кастрюле громко закипела вода. Кера чертыхнулась и с помощью полотенца перетащила кастрюлю к себе поближе, по одному вылавливая стебли спаржи и яйца. Горячо, жжёт пальцы, что она ещё забыла? Ну да. Самую мелочь.
- На столе лежит мирный договор в трёх экземплярах, - будничным тоном произнесла О’Брайан и повернулась к стойке, принимаясь поочередно нарезать листья салата и кидать их в тарелку чуть быстрее, чем требовалось, - прочитай и подпиши его. Сроком в пять лет, полный нейтралитет, в случае нарушения пунктов договора Железная рука проводит расследование, один экземпляр также отдаётся им. – Спаржа все-таки переварилась и была похожа на темно-зеленую тряпочку. Ничего нового, и так сойдёт. Ученая быстро закончила, перемешала получившийся салат и поставила его на стол, усаживаясь на свой стул и снова подтягивая ногу под себя. Чай уже успел остыть, но и холодным оказался вполне неплох. – Ешь. Пей. Задавай вопросы. Утром я уезжаю из города в Предместье искать Зверя. Вот и вся история.
Все-таки жаль, что ни одной бутылки спиртного после вчерашнего не осталось. Чувство опустошенности не залить чаем, но самое главное она рассказала на случай, если идея с новым проектом провалится или, что ещё хуже, сработает как запланировано. Игры со временем добром не заканчиваются.

[status]spooky scary skeletons[/status][icon]https://i.imgur.com/eqgLfi7.png[/icon]

0


Вы здесь » Dark Fairy Tale: upheaval » Прошлое » 26. 04. Термоядерный синтез в чашке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC